riga
Литва
Эстония
Латвия

Интервью

Наш человек в Еврокомиссии. Валдис Домбровскис: Моя "История успеха" – народное название

Сколько денег и на каких условиях получит Украина от Еврокомиссии? Могут ли быть сняты европейские санкции с России? Что делаем после «брекзита»? Беженцы в Европе и перспективы подписания Трансатлантического договора. Каковы перспективы нашей страны? Эти и другие темы удалось обсудить с вице-президентом Европейской комиссии Валдисом Домбровским.

Запись беседы с экс-главой латвийского правительства Валдисом Домбровским, занимающем посты вице-президента ЕК и европейского комиссара по вопросам евро и социального диалога в комиссии Жан-Клода Юнкера прозвучит сегодня в 14.00 в эфире передачи "Действующие лица" на Латвийском радио-4.

Портал BaltNews.lv публикует расшифровку этой дискуссии, оказавшейся, при всей дипломатичности второго лица в ЕК, острой и актуальной. Разговор начался с того, что Валдис Домбровскис прилетел в Ригу после визита в Киев, где обсудил с президентом Порошенко и премьером Гройсманом дальнейший европейский путь Украины.

В передаче "Действующие лица" принимали участие журналисты LR4 Валентина Артеменко, Атис Розенталс из газеты Diena и ваш автор.

- Вы только что вернулись с Украины, с какими целями наносили визит?

— В основном визит связан с посещением конференции "Европейская стратегия Украины". Я также провел ряд встреч с президентом и премьером по вопросам закрепления условий программы Еврокомиссии о макрофинансовой помощи Украине. Обсуждались условия, выполнение которых необходимо для получения второго финансового транша этой программы на сумму 600 млн евро. Ситуация стабилизируется — украинская экономика показывает рост, инфляция снижается, валютные резервы увеличиваются.

- Киев воспринимает антироссийские санкции ЕС как само собой разумеющееся — и не прилагает усилий, чтобы урегулировать конфликт с Москвой? Или санкции — это одно, а финансовая помощь — другое?

— Условия выделения Украине финансовой помощи оговорены в меморандуме с ЕК. Что касается санкций, позиция ЕК по условиям их снятия — выполнение Минских договоренностей по стабилизации позиций в Восточной Украине с учетом интересов суверенной целостности Украины.

- Вы говорили ранее в одной из передач Латвийского телевидения, что конфликт на Украине оказывает наиболее негативное влияние на экономику Латвии. Украина заинтересована в снятии конфликта?

— Со стороны ЕС мы применяем урегулирование конфликта со всех сторон, в том числе — России.

- Позвольте, но Россия — не сторона конфликта, а — наряду с Францией и Германией — гарант выполнения Минских соглашений. Мяч на стороне Украины, территориальная целостность подразумевает возвращение Донецка и Луганска в юрисдикцию Украины, возвращение Крыма — разве это возможно? Санкции — навсегда?

— Ну, что касается Крыма, против некоторых крымских должностных лиц введены санкции. Но более широкие экономические санкции против России введены после эскалации конфликта на Донбассе. Чтобы выполнить Минские соглашения, необходимо обеспечить безопасность на территории Восточной Украины, введя эффективный контроль за российско-украинской границей.

- Границей между Украиной и Россией, или границей между Украиной с провозгласившими свою независимость, в том числе от Украины, ДНР и ЛНР?

— Границей с учетом территориальной целостности Украины.

- Это невозможно в обозримом будущем! А каковы условия к Украине для получения денежных траншей?

— Хочу напомнить, что буквально на днях Украина получила 1 млрд. долларов от МВФ. Объем макрофинансовой помощи ЕК суммарно составляет 3,41 млрд. евро — это объем всех программ помощи Украины. Условия касаются макроэкономической стабилизации, структурных реформ государственного бюджета, создания рынка энергетики. Речь идет об эффективном правительстве и борьбе с коррупцией. Так, создано Антикоррупционное бюро — условия уже выполняются. Это вопросы как монетизации экономики Украины, так и государственного управления.

- При этом там продолжается передел рынка и капитала: латвийский предприниматель Арнольд Бабрис сообщил послу Латвии на Украине Юрису Покайнсу и украинскому послу в Латвии Евгению Перебийнису о захвате его 17 автозаправок и двух нефтебаз. Бизнес отняли, подделав запись в украинском Реестре предприятий, Генпрокуратура Украины отказалась возбуждать уголовное дело. Может, дело в недостатке честности национального бизнеса, в менталитете?

— Что касается этого конкретного случая, я встречался по этому поводу с послом Латвии в Украине. Случай известен, решение надо искать в двухстороннем порядке, и это связано с судебной системой в Украине. Есть и проблемы с коррупцией, и если Украина стабилизирует рост экономки и привлекает зарубежные инвестиции, там нужна стабильная инвестиционная среда.

- Так удастся Украине получить очередной заем от ЕК?

— При выполнении условий следующий транш программы ЕК по макрофинансовой помощи Украине будет.

- Возвращаясь к экономическим санкциям против России, стоит ли рассматривать визит президента ЕК на Санкт-Петербургский экономический форум, визит в Москву лидера президентствующей в ЕС Роберта Фицо как подготовку почвы для снятия санкций?

— Что касается встреч с представителями России — они есть, ведутся переговоры. Визит президента ЕК господина Юнкера в Санкт-Петербург также связан с переговорами.

- Но это Юнкер поехал в Россию, а не Путин — к Юнкеру. Европа заинтересована более в России, чем Россия — в Европе?

— Для снятия санкций требуется конструктивное отношение всех сторон. В принципе, санкции как применяются, так и отменяются при единогласном согласии всех стран ЕС. И это также вопрос о продлении санкций.

- То есть одна страна ЕС может сорвать общее согласие, и санкции канут в Лету?

— Такие дискуссии есть всегда в ходе дебатов о продлении санкций. Со стороны ЕК позиция очень ясная — условием для снятия санкций является выполнение Минских соглашений, что поддерживают все страны ЕС.

- Еще вопрос по Украине: почему по итогам банковской ревизии ряд латвийских банков — такой, например, как ABLV Bank, лишен доступа к долларовым операциям, а украинский PrivatBank в Латвии — не лишен? Это связано с поддержкой бедственного положения Украины или, может быть, владельца Приват Банк Игоря Коломойского?

— Что касается решения финансового регулятора FKTK (латвийская комиссия по рынку финансов и капитала, — А.Т.), то со стороны ЕК мы не комментируем это, вопрос к ним. Что же касается украинских банков, Центральный банк Украины проделал, можно сказать, большую работу по урегулированию банковской системы, внедряя принципы достаточности капитала, ликвидности, устранения рисков и другую работу по наведению порядка.

- Вы собираетесь с визитом в США, обозначив цель как "Обсуждение финансовой стабильности в ЕС после референдума в Великобритании". Зачем вице-президенту Еврокомиссии говорить в Америке о ситуации в еврозоне?

— Во-первых, я еду в Соединенные Штаты в связи с саммитом МВФ и Всемирного банка — и конечно, один из интересующих стороны вопросы заключается в оценке влияния «брекзита» на ЕС, то есть — какие последствия ожидаются и какие шаги предпринимает Европа.

- И какие же, если пока нет официального заявления Великобритании о выходе из состава ЕС-28?

— Именно так. Чтобы начать переговоры о выходе, страна должна подать формальную нотификацию. В Великобритании политические настроения — противоречивые, срок подачи нотификации не оговорен, то есть может быть любым. Но в соответствии с сигналами оттуда, нотификация последует в начале 2017 года. И тогда же будут начаты переговоры о дальнейшей форме сотрудничества Великобритании и ЕС.

- Какое дальнейшее сотрудничество возможно?

— Это два сценария: так называемая "норвежская модель", где Великобритания не может участвовать в принятии европейских условий, но оставляет себе доступ на внутренний европейский рынок при выполнении ряда условий. Это — свободное двустороннее перемещение товаров, услуг, капитала. Это — финансовая контрибуция для ЕС. И это — соблюдение нормативов ЕС. Если эти условия будут сохранены, Великобритания сохранит доступ к рынку 27 стран.

- А если — нет?

Если нет — Европейский союз начнет строить отношения с Великобританией как с любой другой третьей страной. Прогнозная оценка со стороны Европейской комиссии последствий "брекзита": с выходом Великобритании годовой ВВП еврозоны в среднем сократится до конца 2017 года на 0,2-0,4%. В свою очередь, Великобританию может ожидать годовой спад ВВП в размерах 1-2,75%

- Мы видим, что проблемы финансового и монетарного характера кризиса в еврозоне 2008 года до сих пор не решены, и есть риски сепаратизма некоторых стран против единой стратегии развития. Вы согласны?

— Что касается экономической ситуации в ЕС в целом, в принципе, уже несколько лет наблюдается продуктивный рост европейской экономики — в этом году прогноз роста ВВП в среднем в ЕС — 1,8%. Но, как я говорил, прогноз может быть пересмотрен в сторону уменьшения в связи с «брекзитом». Рост экономики наблюдается сейчас во всех 27 странах ЕС, исключая Грецию, но и там возможен рост во второй половине текущего года. Дефицит бюджета и госдолг еврозоны уменьшается.

- Какой сценарий ждете от правительства Алексиса Цапраса? Третья программа финансовой помощи Греции на сумму до 86 миллиардов евро от Европейского механизма стабильности (ESM) была одобрена в августе. Что будет — есть ли индикации, что греческий долг снова придется списывать?

— Греция долг будут возвращать, что обусловлено условиями займов. Правительство Алесиса Ципраса должно планировать бюджет с применением профицита для обсуждения госдолга, который уменьшается.

- Как вы оцениваете жизнеспособность бизнеса еврозоны?

— Есть три приоритета — это поддержка инвестиций в экономику: основная инициатива тут — так называемый «план Юнкера», согласно которому в течение 3 лет в странах ЕС эмитируется 319 млрд. евро. С начала действия плана прошел год, объем инвестиций в рамках плана Юнкера в ЕС уже значительно превышает 100 млрд. евро. Мы видим, что план будет выполнен. Как увеличить срок и объем плана — над этим мы сейчас работаем со стороны ЕК.

- Восточная Европа подает сигналы об увеличении влияния левых и правых политических сил, есть индикации снижения роли ЕК и Совета Европы, разрабатываются проекты федерализации ЕС — как вы оцениваете стабильность единой Европы? ЕС развалится?

— Конечно, сейчас в ЕС идут переговоры о том, как развиваться после «брекзита». Развалится — ну, такого прогноза со стороны ЕК нет. Напротив, саммит ЕС в Братиславе 16 сентября показал, что 27 стран ЕС готовы продуктивно сотрудничать, например, в сфере безопасности, в цифровой сфере, создании рынка капитала в рамках ЕС. Что касается более долгосрочных планов, где нужны изменения договоров Евросоюза, это вопросы, к которым надо подходить очень осторожно. Что касается идеи создания европейских вооруженных сил, то эта идея обсуждается в контексте дополнения работы объединенных сил НАТО в ЕС для обеспечения безопасности Европы.

- То есть в Европе ведет НАТО?

— Да, и это подтверждает стратегия самого Североатлантического альянса обеспечения европейской безопасности.

- Вопрос ратификации договоров о свободной торговле ЕС с Канадой и США — какие перспективы у них, учитывая массовые протесты в странах Вышеградского клуба и Германии? Учитывая, что большинство депутатов Европейского парламента и ряд национальных правительств, например, Франция и Германия, сомневаются, нужны ли единой Европе эти трансатлантические проекты.

— Это два различных договора. Скорее всего, вскоре будет ратифицирован договор о свободной экономике и торговле между ЕС и Канадой СЕТА (The Comprehensive Economic and Trade Agreement). Договоренность уже достигнута. Мы со стороны ЕК считаем, что это — успешный и очень перспективный проект. СЕТА — это выравнивание таможенных тарифов ЕС и Канады, снятие регуляторных барьеров, взаимное признание продуктов и так далее.

- СЕТА — это мост, репетиция продвижения договора между ЕС и США? Троянский конь для крепости Европы?

— Нет, не так все просто: этот проект TTIP (The Transatlantic Trade and Investment Partnership) — в процессе переговоров. Мы видим, что есть много вопросов по TTIP со стороны ЕС и Европарламента — в том числе касающихся принципов предосторожности экспорта, распространения и потребления трансгенной и вообще пищевой продукции производства США.

Наша позиция, что такие продукты могут поступать на европейский рынок в ограниченных объемах, а производитель должен будет доказать безвредность продукции. Исключением также должна стать продукция национальной европейской промышленности, то есть не все американские продукты могут экспортироваться.

Защита частных лиц в ЕС также более строгая, чем в США. Все это должно рассматриваться в общем ключе, как и предложение TTIP по созданию и решению торговых споров на объединенном рынке ЕС и США в третейских судах, а не в национальных судах.

- Наконец, европейский кризис — ситуация с беженцами, а это более 1,7 млн. мигрантов из Сирии, Ирака, Афганистана, Эритреи — разрешился?

— Что касается нашей политики по беженцам — это ряд направлений. Это — укрепление внешних границ ЕС, это договоры с третьими странами о возврате нелегальных иммигрантов. И это регистрация беженцев, их распределение по странам ЕС. Эти вопросы должны решаться одновременно. Сейчас, когда у ЕС есть договоренность с Турцией, поток беженцев в ЕС очень быстро снизился по сравнению с 2015 годом. Они остаются в Турции.

- До тех пор, пока Европа не перестанет платить Анкаре? Или пока не введет безвизовый режим с Турцией? Не проще ли было обдумать заранее, чем говорить в этом году: мы спасаем вас, фрау Меркель, от нагнетания ситуации в Кельне и Берлине?

— Я бы не согласился, что ситуация нагнетается — число беженцев сократилось. Мы работаем над планом урегулирования ситуации. Ситуация уже нормализовалась. Что касается вопроса введения безвизового режима между ЕС и Турцией, позиция ЕК такова: Турция должна выполнить все условия, в том числе — требования безопасности. И безвизовый въезд в ЕС будет касаться тех турецких граждан, у которых есть биометрические паспорта. Я думаю, все же Украина получит свободный въезд в ЕС для своих граждан с биометрическими паспортами раньше, чем Турция — возможно, еще до конца этого года при выполнении всех условий.

- И вопрос по Латвии: вы прибыли сюда на конференцию латвийского министерства финансов с темой возможностей и ограничений, которые дает стране членство в еврозоне. Что это?

— Еще в начале работы в ЕК я сказал, что не собираюсь разрывать связи с Латвией — деловые связи и не только. Три вопроса являются ключевыми для Латвии как страны еврозоны. Это:

— развитие предпринимательской среды, в том числе — решение проблем судопроизводства, где о недостатках сигнализирует и совет иностранных инвесторов в Латвии,

— ускорение темпов осваивания средств европейских фондов, доступных для Латвии в период 2014-2020 годов,

— уменьшение неравенства населения — не только социального неравенства, но и экономического. Создание сильного среднего класса позволит повысить внутреннее потребление в стране, что создаст дополнительный экономический рост.

- Но ограничения? Какие возможны ограничения для страны, и так уже достаточно ограниченной?

— Мы видим уже некоторые возможности Латвии в еврозоне: уменьшаются процентные банковские ставки, нет комиссии при конвертации валют — это создает лучшие возможности для привлечения инвестиций. ЕС воспринимается как больший рынок, чем маленькие страны со своими национальными валютами. Что же касается ограничений — участие в еврозоне требует ответственного бюджетного планирования и фискальной политики. Как до 2008 года Латвии, как Греция, Ирландия, Португалия в 2010-2011 годах, в еврозоне нельзя делать в фискальном и финансовых секторах что захочется. К сожалению, это не так. Нужно проводить ответственную политику.

- Я давно хотел спросить у вас лично — а что такое "История успеха", и видите ли вы ее сейчас в Латвии?

— А что такое "история успеха"? Моя книга? (улыбается, — А.Т.) Она называется "Как Латвия преодолела финансовый кризис". Моя "История успеха" — это народное название. И это (внешнее кредитование, сокращение расходов при правительстве Валдиса Домбровскиса, — А.Т.) был единственный путь.

Те решения, которые приходилось принимать моему правительству, были после экономического кризиса в Латвии. Кризис стал последствием предыдущей безответственной фискальной политики — экономика была перегрета, рос пузырь недвижимости. Так начался кризис, когда я стал председателем кабинета министров.

Непонятно, почему путь девальвации тогда считался менее болезненным путем. Я спрашивал у специалистов, на сколько нам требовалось девальвировать лат? На 30-40%. Это значило бы, что реальная покупательская способность населения Латвии упада бы на 30-40%. Мое правительство уменьшило зарплаты в госсекторе на 20-25%, в частном секторе они сократились на 6%. Или, если бы мы обрушили покупательскую способность на 40% — было бы лучше?

- Спасибо за интервью.

Загрузка...

Сюжеты