riga
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

9 августа 2016. Президент России Владимир Путин (справа) и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган во время встречи в Константиновском дворце.
ria.ru

Эксперт: Пустив Эрдогана в Сирию, Москва сделала его своим должником

Владимир Путин позволил Эрдогану начать военную операцию в Сирии, чтобы сделать его своим должником, утверждает эксперт Французского института международных отношений Доротея Шмид в интервью Le Monde. По ее словам, Москва проводит более долгосрочную стратегию, чем Анкара, и в любой момент может призвать турок к ответу.

«Анкара становится скрытым вассалом Москвы», — полагает специалистка по Турции из Французского института международных отношений Доротея Шмид. В интервью Le Monde она заявила, что августовское вторжение турецких войск на территорию Сирии произошло «с согласия Москвы» и ознаменовало «поворотный момент» в региональной политике Эрдогана.

«Пока еще слишком рано судить, станет ли это поворотным моментом для войны в Сирии, но для Турции — бесспорно», — подчеркивает эксперт. Шмид напоминает, что Анкара еще в феврале заявляла о готовности провести совместно с Эр-Риядом наземную военную операцию, но тогда ее, похоже, «призвали к порядку» союзники.

После отставки премьера Ахмета Давутоглу, «архитектора большой внешней политики» правящей партии, и после неудавшейся попытки государственного переворота «мало известно о том, чего хочет турецкая дипломатия», говорится в интервью.

Вооруженное вторжение на территорию Сирии демонстрирует «автономию» Турции от НАТО, хотя «так или иначе Анкара добилась зеленого света от американцев». Но для этой операции требовалось также и согласие Москвы, контролирующей сирийское небо, в частности на севере страны, уверена Шмид.

Эксперт отмечает, что после турецких извинений за сбитый самолет ВКС РФ и после встречи Путина и Эрдогана в Санкт-Петербурге отношения двух стран «развернулись на 180 градусов», хотя «главы двух государств не всегда согласны друг с другом в том, что касается судьбы президента Сирии Башара Асада».

Долгое время Анкара последовательно требовала «немедленного ухода» Асада, но теперь «пошла на уступки» в этом вопросе, чтобы заручиться поддержкой Москвы в более важном деле — военной операции против курдов на сирийской территории, полагает Шмид.

Путин же, по словам специалистки Французского института международных отношений, «проводит в регионе более долгосрочную стратегию, чем Эрдоган». «Он [Путин] допускает турецкие инициативы в Сирии, поскольку те ему особо не мешают. Он хочет, чтобы турки были еще в большей степени его должниками. Он сохраняет контроль, не вмешиваясь, и все еще может призвать их к ответу позже».

А пока, рассуждает эксперт, Путин позволяет туркам создать «маленькую зону безопасности» на севере Сирии, чем совсем не хотели заниматься американцы. «По моему впечатлению, Анкара становится скрытым вассалом России», — заключает Шмид, однако уточняет, что «о смене альянсов речи не идет».

 

 

Загрузка...

Сюжеты