riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Посол России в Латвии Александр Вешняков.
© BaltNews.lv

Российский посол дал отлуп украинскому, а Вейдемане – комиссару Муйжниесу. Обзор СМИ

На минувшей неделе латышские СМИ писали о российско-украинских отношениях, информационном противостоянии России и Запада, а также о визите в Латвию её бывшего «интеграционного» министра Нила Муйжниекса.

Посол России в Латвии: украинские «страшилки» выдуманы

В редакцию газеты Latvijas Avīze поступило открытое письмо посла России в Латвии Александра Вешнякова — ответ на опубликованное в ней 24 августа интервью с послом Украины Евгением Перебийнисом «Надеюсь, что оккупация Крыма не продлится 50 лет».

Приводя свои контраргументы, Вешняков пишет: «Мы вынуждены констатировать, что глава дипмиссии Украины вновь обращается к русофобским клише и антирусским лозунгам, на необоснованность которых мы хотели бы обратить внимание читателей латышского издания».

Российский посол отмечает, что рассказывая о ситуации в Донбассе, его украинский коллега уже не в первый раз упоминает неких «террористов». Он указывает, что в опубликованном недавно исследовании, проведённом экспертами ООН, самопровозглашённые украинские Донецкая Народная Республика и Луганская Народная Республика не упоминаются в перечне приблизительно 30 тыс. террористов, действующих в примерно 100 странах мира. «В дополнение напомним, что такая организация как Интерпол отказалась объявлять в розыск политическое руководство донбасских республик и командиров сопротивления, очевидно, не найдя на то оснований», — подчёркивает Вешняков.

Он добавляет, что ещё одним неподтверждённым фактом, приведённым Перебийнисом в интервью, является утверждение о присутствии в Донбассе 7000 российских военных. «Мы допускаем, что если бы украинская сторона могла эти данные подтвердить хотя бы одним конкретным и неоспоримым доказательством, то она определённо это сделала бы», — пишет российский посол.

По поводу якобы невыпонения Россией Минских соглашений он напоминает, что в этом документе, одобренном Совбезом ООН, от России ничто не зависит, за исключением пунктов, касающихся оказания влияния на конфликтующие стороны, чем она и занимается.

Вешняков подчёркивает, что в апреле-июне этого года, по данным миссии ОБСЕ, в Донбассе 21 мирный житель был убит, 43 — ранены, пятая часть школьных зданий разрушена. Согласно тем же данным, за последнее время с украинских воинских складов пропало 800 единиц боевой техники и теперь населённые пункты, а также позиции воинских подразделений двух самопровозглашённых республик обстреливаются из орудий и миномётов, запрещённых Минскими соглашениями калибров (свыше 70 мм).

По поводу высказываний своего украинского коллеги о ситуации в Крыму посол России указывает: «Приедте и убедитесь, что «страшилки» о том, что на полуострове «преследуются нацменьшинства, закрыты все независимые СМИ, любой может быть арестован, не выполнены обещания повысить зарплаты жителям Крыма» и т.п. — это не более чем выдумки со стороны тех, кто давно там не бывал и черпает информацию из ангажированных антироссийских источников». Он добавляет, что те западные представители, что «рискнули» побывать в Крыму, дают положению на острове оценку, существенно отличающуюся от той, которую старается преподнести официальный Киев.

Россия хочет быть центром власти

Райвис Вилунс на портале Diena.lv рассказал об организованной Институтом внешней политики Латвии дискуссии на тему «Запад и Россия: мост или стена?».

Представитель Фонда Фридриха Эберта в Вене Райнхард Крум, принявший в ней участие, говоря о России, в частности, выразил мнение, что Россия хочет быть центром власти, что противоречит тому, к чему движется Евросоюз, добавив, что ситуация на Украине не является причиной того, что случилось с международными отношениями, но является следствием долговременной проблемы.

«Сейчас Россия предлагает такие вещи, которые страны ЕС и НАТО делать не станут», — сказал он. Крум считает, что сейчас главный вопрос — требуется ли участие России. Он указывает — если ответ «да», то надо начинать процесс.

В свою очередь эксперт Фонда Маршалла Бруно Летэ обратился к вопросу — следует ли в нынешней ситуации вести речь о соблюдении международных договоров, подписанных в 90-х годах прошлого века после холодной войны. Не нужно ли вместо них заключить новые договоры и выработать новые условия.

По его мнению, в идеале, Брюсселю, Вашингтону и Москве следовало бы начать вести речь о диалоге, но с учётом ситуации на Украине и в других местах. При этом Летэ призвал помнить о том, что, если говорить объективно, географию изменить нельзя, поэтому с Россией по-прежнему придётся считаться.

Эксперт Фонда Маршалла заключил: говоря о России и Западе, возможно, не следует говорить о мостах и стенах, но о лабиринтах, потому что по вопросам, например, борьбы с терроризмом в Сирии, а также касающихся Ирана и Северной Кореи, можно договориться и действовать сообща. Однако, оговорился он, сотрудничество по ряду вопросов, касающихся Европы, почти что невозможно.

Отвечая на вопрос о том, способны ли обе стороны разговаривать на одном языке, Летэ признал, что с Россией всё ясно, но именно европейские лидеры избегают называть конкретные сроки и имена.

Пожиратели мозгов

Виктор Авотиньш пишет в газете Neatkarīgā Rīta Avīze, что если официальные круги и СМИ Латвии считают, что она находится в состоянии информационной войны с Россией, то и медиаполитику следует проводить в соответствии с сутью этого слова, иначе победы не видать.

Он отмечает — насколько можно судить по отношению государственных должностных лиц к общественным СМИ, упор они делают на пропаганду и массу, а не на народ и реальность, а также качество. «Я считаю, что мы сейчас больше живём своим запугиванием людей Россией, чем готовим победу над нежелательным влиянием России на нашем пространстве», — добавляет автор.

В этом его убеждает то, что СМИ отдают предпочтение тому, чтобы у людей было эмоциональное отношение к происходящему, а не объективное знание и способность к оценке. Во-вторых, политики не заботятся о том, чтобы латвийские СМИ выступали единым фронтом в этом вопросе. Каждое из них представляет собственное мнение по тому или иному вопросу, но более или менее значительной дискуссии, столкновения мнений уже давно не наблюдается.

Кроме того, пишет Авотиньш, мы не замечаем наличия у информационной войны «второго дна», то есть того, что для правящих миром «больших братьев» борьба за рынки и между ними важнее, чем борьба политических систем и идей.

«Миссию СМИ вновь хотят редуцировать до роли рупора», — отмечает он, указывая, что об этом свидетельствуют усилия, направленные на то, чтобы политизировать как частные, так и коллективные идеи и инициативы. Если эту идею высказал «неправильный» человек или организация, она подвергается публичной деградации. Таким образом, пишет Авотиньш, «более важным оказывается не содержание той или иной идеи, а партийная принадлежность, национальность, прошлое её автора».

Он приводит слова дуэта украинских фантастов, по мнению которых жертвы информационной войны превращаются в зомби с выеденными мозгами, которые агрессивно бросаются на всех и вся.

«Мы можем в ней (информационной войне) победить как гражданское общество, убеждённое в качественных усилиях своего государства»», — заключает автор.

Комисцарство

В той же Neatkarīgā Rīta Avīze Элита Вейдемане комментирует приезд в Латвию ныне комиссара Совета Европы по правам человека, а некогда латвийского министра по вопросам общественной интеграции Нила Муйжниекса.

«Построил всех, пристыдил за недостаточное усердие в ратификации Стамбульской конвенции, погрозил пальчиком, предупредив, что нельзя свободно бить женщин, но об избиении мужчин, однако, не проронив ни слова, — как всегда с сарказмом пишет она. — Некоторые недотёпы поняли это так, что мужчин колошматить можно, поэтому взяли биты и пошли на улицу».

Комиссар, продолжает она, понял свою ошибку и скоренько подготовил Стамбульскую конвенцию № 2 — об особых мерах по защите прав мужчин. «Комиссар снова наехал на Латвию, построил всех… Опять потребовал ратифицировать, классифицировать, фальсифицировать, прогнуться и поцеловать в зад. Всё как всегда. Но комиссар, бедняжка, не знал, что у нас уже есть законы, направленные против любого насилия, поэтому он свою конвенцию может скрутить в маленький рулончик и затем производить с нею все необходимые действия», — едко пишет автор.

Комиссары — как красные, так и разноцветные — были всегда, начиная со времён «революции» люмпенпролетариата, продолжает она, добавляя, что такое устройство власти мы привыкли называть тоталитаризмом, а вот нынешнее, неизвестно почему — демократией, хотя существенных различий между ними почти нет. Просто первый для достижения своих целей воздействует на общество насильственными методами, а второй — массированным развешиванием лапши на уши, а также ложью, демагогией и аморальными ценностями, считает Вейдемане.

Она указывает, что страстный соросовец Муйжниекс во время своего визита в Латвию нечаянно раскрыл истинные цели Стамбульской конвенции, назвав их принципиальными: необходимость согласования политики образования и учебных материалов с правами человека, способствовать многообразию и запретить дискриминирующее или унижающее их содержание в отношении гендерного равноправия и представителей ЛГБТ-сообщества.

Автор подчёркивает, что родители не только имеют право, но и обязаны следить за тем, как и чему учат их детей в детсадах и школах, чтобы потом не удивляться тому, что у их сыновей отсутствует мужественность, а у дочерей — женственность, что они вырастают бесполыми созданиями.

«По-моему, Латвия — независимое государство, и мы являемся гордым, самодостаточным и здоровым народом. Может быть, я сильно ошибаюсь?», — пишет она.

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ