riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Ганзейский союз.
© коллаж BaltNews.lv

Кто помог Риге стать самым крупным городом Прибалтики? Поп Еремей и сотский Пантелей

Редчайший в истории случай: в Риге почти 800 лет назад иностранцы - русские купцы - получили эксклюзивные права, которых не имели в городе местные граждане (бюргеры). Благодарить за это русские купцы должны были «лучшего попа» города Смоленска Еремея и «умного мужа» - смоленского сотского Пантелея.

Умный муж Пантелей и священник Еремей не были рижанами. Однако на судьбу города Риги послы Смоленского князя Мстислава Давидовича и смоленского вече оказали огромное влияние. Достаточно сказать, что уже через год после их визита в Ригу, границы этого города расширились. Что же произошло?

В 1229 году смоленские послы заключили договор: формально — с Ригой, фактически — со всем Ганзейским союзом. Не случайно, после визита в Ригу послы отправились на остров Готланд, чтобы там договор был подтвержден, а свидетелями стали представители крупных немецких городов — Любека, Мюнстера, Бремена. Этот договор на века определил судьбу Риги, навсегда сделав ее крупнейшим городом Балтии.

Так что священник Еремей и смоленский сотский Пантелей, на наш взгляд, вполне заслуживают того, чтобы присутствовать в рубрике «Русские портреты в Латвии».

Увы, известно о них не так много, как хотелось бы. Обращают на себя внимание невысокие должности смоленских послов: Еремей — всего лишь поп (а у Смоленска давно был свой епископ, в городе имелись десятки храмов, в том числе — немало каменных), Пантелей — командир сотни при созыве городского ополчения. Но, видимо, не на чины смотрели горожане, подбирая послов.

Изучающие историю Смоленского княжества ученые полагают, что послы должны были знать латынь и немецкий язык, разбираться в проблемах торговли, знать правила этикета, уметь вести дипломатические переговоры. Не случайно в документе того времени Еремея называют «лучшим попом», а Пантелея «умным мужем».

Что же за договор заключили Еремей и Пантелей от имени Смоленского князя с рижским магистратом, магистром Ливонского ордена и властями острова Готланд?

Во-первых, договор гарантировал право горожанам Смоленска беспрепятственно торговать в Риге, ездить на остров Готланд и в Германию. Обращает на себя внимание то, что заключенный Еремеем и Пантелеем договор давал русским купцам больше прав, чем немецким. Ведь русские купцы не платили в Риге никаких налогов, в то время как рижские немцы платили в Смоленске (формально — за взвешивание) воска, серебра, изделий из золота.

Во-вторых, русские купцы из Полоцка и Смоленска, как уже говорилось, по договору получали в Риге такие права, каких не было даже у местных бюргеров (граждан города). К примеру, если рижанина, подозреваемого в преступлении, могли до суда бросить в темницу, то русского купца в Риге до суда лишь брали на поруки.

Если рижский судья приговаривал горожанина к смерти, тот мог еще пожить сколько-то, если… ранее одолжил денег у смоленского или полоцкого купца. Магистрат должен был сначала обеспечить выплату долга русскому из средств этого бюргера и только после этого привести приговор в исполнение. Если в Риге преступник убивал русского купца и злодея не находили, то город обязан был выплатить семье покойного сумму, равную по стоимости нескольким килограммам серебра.

Почему же рижский магистрат, магистр Ливонского ордена и наблюдатели от германских городов согласились на такие условия? Причина проста. Основание Риги епископом Альбертом было не частью крестовых походов, не немецким «движением на Восток», а частью масштабного бизнес-проекта.

Главным препятствием для международной торговли в регионе были в то время пороги на Даугаве. Из-за них река была судоходна только весной, когда уровень воды в ней поднимался после таяния снегов. Германский купец просто не успевал, отплыв из Бремена или Любека, побывать в Смоленске и вернуться до лета в Балтийское море. Требовался хорошо охраняемый склад с товарами у устья Даугавы. Так и была основана Рига.

Торговлю надо было развивать, а для этого требовалось ладить с русскими. Основатель Риги, епископ Альберт, знал, что делал, когда разрешил селиться в Риге русским купцам — кто лучше самих русских может наладить отношения с русскими городами?

Договор 1229 года «легализовал» в Риге русский квартал,  и в 1230-м году его официально включили в черту города. Находился он за крепостной стеной, идущей ныне по улице Торню. Там имелись русская церковь, русский госпиталь, русские склады с товарами, дома русских ремесленников, русская гильдия.

Итак, «лучший поп» Еремей и смоленский сотский Пантелей воспользовались ситуацией и обеспечили русскоязычному населению в Риге большие права (постоянно живущие в Риге русские смогли стать бюргерами — гражданами города), а Руси — выгоды от созданного немцами бизнес-проекта. Заметим, что договор подлежал ратификации смоленским вече: «чтобы во веки стояло, и князю было бы любо и смолянам». Что не удивительно: по мнению ряда историков в Смоленске в то время проживали 30 тысяч человек. То был один из трех самых крупных и влиятельных городов Руси. Не случайно, немцы так стремились наладить с ним отношения и даже давали привилегии его купцам.

Итак, русских в Риге уважали. Никто не препятствовал их торговле, покупке дома, знание русского языка считалось в Риге престижным. Рижский магистрат заботился о том, чтобы от транзитной торговли имели выгоду как можно больше рижан.

К примеру, в XIV столетии в Полоцке или Смоленске рижский купец не мог приобрести более 250 шкурок соболя. И не потому, что не соглашались продать, а из-за запретов со стороны рижской власти: купцам запрещалось покупать слишком много товара, чтобы и другие купцы могли делать свой бизнес.

Добавим, что обеспеченная благодаря усилиям попа Еремея и сотского Пантелея транзитная торговля превратила Ригу в самый крупный город Балтии. И таким городом столица Латвии остается и поныне.

 

 

 

 

 

 

Русские портреты в Латвии

ЛАТВИЯ