riga
Литва
Эстония
Латвия

ЛАТВИЯ

Cпектакль по романам Григория Кановича «Улыбнись нам, Господи».
© пресс-фото

Сергей Маковецкий: «Мы не играем евреев»

Сегодня в фойе театра «Дайлес состоялась пресс-конференция, приуроченная к началу гастролей в Риге Вахтанговского театра. Два вечера подряд с несколько отличающимся составом актёров будет показан спектакль по романам Григория Кановича «Улыбнись нам, Господи» в постановке Римаса Туминаса.

Перед латвийскими журналистами предстал цвет Московского Академического театра имени Евгения Вахтангова — Сергей Маковецкий, Владимир Симонов, Алексей Гуськов, Евгений Князев, Виктор Добронравов, а также приглашённый для участия в этом спектакле Виктор Сухоруков и директор театра Кирилл Крок.

Кстати, именно Крок первым забраковал идею пресс-конференции до, а не после спектакля, поскольку никто ещё не видел спектакля, а некоторые и вовсе не смогут его увидеть: все билеты на оба представления проданы. Но по обе стороны длинного стола сидели настоящие профессионалы и потому разговор получился.

— С человеческой точки зрения это достаточно интересная история трёх очень взрослых людей, которые отправились в дорогу, чтобы спасать своих детей, и неизвестно, приедут они куда-нибудь или нет, — взял слово Сергей Маковецкий. — Вечная дорога, вечное странствие, за время которого мы узнаём о каждом персонаже, об их боли, об их желаниях. Это дорога жизни и дорога смерти. Вот и всё. И невероятно интересно всем нам было озвучивать эту прекрасную литературу Кановича. Это не пьеса, не драматургия, а играть литературу сложно. «Как безжалостно стреляют в нас наши дети», — говорит мой герой. Ведь живые люди так не говорят; так красиво пишется на бумаге. Но обстоятельства требовали, чтобы мы в этих мыслях, в этой литературе находили человеческий отклик в себе, а значит, и в своих персонажах.

— Романы, послужившие материалом для спектакля, написаны литовским евреем и о евреях, которых играют русские в основном артисты, а темы там вообще вненациональные, не литовские, не латышские, не эстонские, не русские, не еврейские, а общечеловеческие, — принялся развивать мысль коллеги Евгений Князев. — В этом и заключается смысл спектакля. Здесь не раздеваются, здесь нет обнажённых тел, нет никаких музыкальных произведений, которые бы увлекали зрителя, но зал слышит, людям это нужно, им нужно возвращение к жизни, потому что всегда возникает вопрос: а зачем мы живём?

Кстати, Маковецкого даже вывел из себя интерес одной журналистки к чисто еврейской специфике образа, который ему довелось создавать в этом спектакле.

— Я сразу остановлю вас с вашим вопросом, — вспыхнул артист. — Нет, никаких наблюдений детства. Я и не знал в детстве, что в Киеве очень много евреев. А сейчас тем более. Для меня никогда не стоял вопрос национальности. И в нашем спектакле нет национального колорита. Мы не разговариваем немножко так, по-местечковому (эту фразу Маковецкий произнёс с еврейским акцентом — BaltNews.lv). И Римас Владимирович Туминас был категоричен. «Товарищи, мы не играем евреев», — заявил он нам. Мы не играем еврейство, поэтому о каком колорите может идти речь? Как только начинается колорит, это, простите, не еврейство.

Алексей Гуськов выразил признательность постановщику спектакля Римасу Туминасу за то, что тот «в условиях супермаркета», когда все торгуют, кто чем только может, предложил актерам Вахтанговского театра такую тему. Выигрыш, по словам Гуськова, обернулся аншлагами повсюду, где играется спектакль — в Москве, в Европе, в США и в Израиле.

BaltNews.lv поинтересовался у Владимира Симонова, который в очередь с Маковецким играет в «Улыбнись нам, Господи!» каменотёса Эфраима Дудака, как шло преодоление литературного начала и материала, и что Туминас сделал для этого?

— Не думаю, что это было сложно, хотя редко бывает в театре, чтобы литературное произведение переводилось на язык драматургии, — ответил Симонов. — Но Римас Владимирович один из немногих мастеров, которые владеют этим искусством — переводить на язык театра практически всё, что он видит. Я не встречал режиссёра, который так умеет это делать. Мы смотрим, куда смотрит он, слушаем его и пытаемся воспроизвести то, что он хочет, чтобы потом, глядя со стороны, убедиться в его правоте. Это моё слово о Римасе. Научиться не так сложно. Главное знать, чего ты хочешь, а Римас знает, чего хочет. Он берёт простые вещи: камни, доски, деревья, снег и делает из них величайшие произведения искусства.

Так, самая обычная коза в исполнении Юлии Рутберг превратилась в истинное украшение спектакля. Первым с ней сталкивается в спектакле персонаж Виктора Сухорукова, поэтому к нему и обратились с вопросом: как коза?

— Сегодня на сцену театра «Дайлес» в спектакле «Улыбнись нам, Господи!» коза выйдет в звании народной артистки России, — ответил актёр. — Приглашаю! Смотрите, оцените — заслуженно или нет. Прекрасный персонаж. Коза жива-здорова.

Коллеги стали добродушно подтрунивать на Сухоруковым, которого в Риге ждал журнал «Открытый город» с интервью на четыре с половиной разворота и фотографией на обложке.

— Подготовился. Подготовился. Зараза, — пошутил Маковецкий.

— Пока Маковецкий по Америкам ездит, конечно. А мы в деревню Рига, — парировал Сухоруков.

— Ну, зачем вы нас так обижаете? У нас маленькая, вяленькая, чудненькая страна, — вмешалась Глава компании ART FORTE Юлия Лочмеле, которая при поддержке благотворительного фонда Петра Авена «Поколение» и компании URALCHEM организовала гастроли Вахтанговского театра.

Вообще Сухоруков, как отметил один из коллег, отыграл на пресс-конференции треть спектакля. Его дестяиминутный монолог был исполнен страсти и, пожалуй, той самой неистовости, которую театральные критики находят в сыгранном им персонаже.

— Я не хочу рассказывать о сегодняшнем спектакле, потому что надо идти и смотреть! — неистовствовал Сухоруков — Смотрите, и тогда мы соберёмся: с вином, без вина, трезвые, пьяные, умные, глупые и будем разговаривать о том, что мы увидели, что узнали, услышали. Тогда будем делиться с вами симпатиями, вкусами и пристрастиями. В этом спектакле столько всего намешано — тем, проблем, вопросов, печали… Ведро слез! Мешок улыбок. И каждый увидит в этом своё, потому что спектакль перегружен не только мыслями, но и игрой в эти мысли.

— Вам бы ещё бронепоед, Виктор Иванович, совсем шикарно речь смотрелась бы, — мило, чисто по-женски отомстила ему за «деревню Рига» Юлия Лочмеле.

Между прочим, Сухоруков объявил, что директор Вахтанговского театра Кирилл Крок сделал ему интересное предложение на предмет постоянного трудоустройства в театре, но умолчал о своём ответе. А Крок, сидевший рядом с Сухоруковым, эту информацию, как говорится, не подтвердил, но и не опроверг.

 

Русские портреты в Латвии

ЛАТВИЯ