riga
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Коммментарий: «Правый сектор» в Эстонии? Есть такой. Поподробнее..?

Неожиданно: «Правый сектор» пустил свои корни в Эстонии. Объединение с официальным названием «Parem Sektor Eesti/Leegion» («Правый сектор Эстония/Легион»)создано не так давно в Эстонии, сообщил BaltNews.ee - судя по публикациям на страничке в социальной сети Фейсбук, эстонские «правосеки» самоорганизовались в конце января 2016 года.

«Собирается, значит, противостоять атакам тиблов. А заодно собирает информацию о действующих в нашей стране тиблах, которые, значит, намерены вонзить нож в спину истинных патриотов», — прокомментировал цели «Parem Sektor Eesti» известный в Эстонии журналист, главный редактор таллинского издания «Столица» Александр Чаплыгин.

«Интересно, зачем: на случай, если придется устраивать погромы?», — вопрошает работник СМИ.

Чаплыгин также напомнил, что помимо «Правого сектора» свои корни в Эстонии пустила финская группировка «Воины Одина», члены которой «пока ограничивают свой интерес новыми мигрантами нехристианского вероисповедания».

«Не знаю, как вам, а мне от всего этого становится как-то дискомфортно», — подытожил «Столичный» главред.

Как выяснил корреспондент BaltNews.ee, деятельность эстонских «правосеков» координируется руководством официально зарегистрированного в Эстонии некоммерческого объединения «MTÜ Toeta Ukrainat», членом его правления Антсом Пуннингом (Ants Punning) в частности.

Заявленная цель «MTÜ Toeta Ukrainat» — осуществление гуманитарной помощи украинским добровольческим батальонам, людям, пострадавшим в ходе военных действий, а также вынужденным переселенцам из зоны конфликта в другие районы Украины.

BaltNews.ee опубликовал комментарий своего автора по теме:

Эпиграф:

Настоящая педагогика — это та, которая повторяет педагогику всего общества

(Макаренко А. С.)

В общем-то ничего удивительного, что на фоне двух самых популярных у эстонских правых «истерий» — русофобской и антиэмигрантской стало модно создавать «кружки по интересам». И если в «Солдатах Одина» видится рука спецслужб (причем, скорее всего, спецслужб не только, и не столько эстонских), заинтересованных в том, чтобы весь пар, возникающий от кипения возмущенного разума адептов белой расы уходил в свисток, то «Правый Сектор. Эстония», скорее всего, самодеятельность.

Конечно, с вероятностью, близкой к стопроцентной, это всего лишь попытка получить свою «минуту славы», используя чужой бренд от тех, кто никогда не держал в руках настоящего автомата, но хочет попозировать на аватарке с нарисованным. Конечно, с вероятностью, близкой к стопроцентной, «Правый Сектор. Эстония» — это организация сугубо виртуальная, позволяющая интернет-инфантилам «прикоснуться» к «борьбе с…».

Но тут же возникает, можно сказать, педагогический вопрос. Те, кому приходилось воспитывать детей, знают, что между «ребенок играется» и «ребенок доигрался» нет пограничных столбов. Приходится как-то самим выяснять, что «еще можно», а чего «уже нельзя». А подростки ох,  как любят «проверять на излом» границы отведенного им мира. Педагоги считают это определенным этапом взросления.

— Но ведь есть же закон, — скажет юридически подкованный читатель. Есть-то он есть, но:

Закон не всевидящ и не всеобъемлещ.

Закон допускает двойственность трактовок.

Если закон не нравится обществу, общество его и поменять может.

Люблю красивые аналогии, уж простите, поэтому в очередной раз прибегну к ней. Тем более, что от еще одного призыва «не допустить, не простить» явно ничего не изменится. У кого есть политическая позиция — у того она и так есть.

Допустим, есть в семье (эстонское общество) два подростка. Один (условный Ваня) любит ездить на мотоцикле с девочкой Машей из Санкт-Петербурга; другой (условный Тынис) предпочитает заниматься прыжками в высоту с девочкой Мартой из Тернополя. Один безуспешно пока пытается отрастить бороду, носит длинные волосы и копит на настоящую байкерскую жилетку. Другой — бреется наголо и ходит в подаренном «бомбере».

Так вот, родители (власть) постоянно говорят про то, что поведение первого неприемлемо, Маша — плохая компания, а сам он сдохнет под забором от алкоголизма, разобьется на мотоцикле или сядет в тюрьму. Ну, а все непристойные поступки второго списывают на трудный возраст. Несложно ведь догадаться при таком раскладе, кого они видят своим наследником, не так ли?

Любые экстремисты — это подростки по своей психологии. Вот на Украине своих подростков разбаловали до такой степени, что они теперь вообще никого не слушают и слушать не хотят. Сейчас восьмилетний мальчик по имени «Правый Сектор. Эстония» кричит на уроках, обзывает брата выродком, а тетю с…кой. Может быть, стоит объяснить ему, что это нехорошо до того, как он станет 18-летним амбалом с ножом и бейсбольной битой? Учитывая строгость воспитания его братишки, которого родители (Эстония) сами поставили на учет в Полицию Безопасности из-за давней семейной ссоры с тетей Россией, хотелось бы.

P.S: в отличие от поколения 30-40 летних, нынешнее поколение 15-летних на самом деле, скорее родственники, нежели соседи по общежитию. Это я про русских Эстонии и эстонцев Эстонии. 

Загрузка...

Сюжеты