riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

В латвийском Сейме.
BaltNews.lv

Соврет - не дорого возьмет? Дорого. Для нас - дорого!

«Детектор лжи» для депутатов Сейма изобрели в Рижском университете им. П.Страдыня. Эта компьютерная программа позволяет препарировать депутатские речи, анализируя повторяемость и сочетаемость слов и делать из этого интересные выводы.

Baltnews.lv попросил рассказать о «дьявольской машинке» одного из тех, кто приложил руку к ее созданию — профессора факультета коммуникаций Сергея Крука.

- Извините за вольность изложения — детектор лжи, бесовская машинка. Просто мне так и видятся депутаты в виде бородатых мракобесов, протестующих против проверки. Для чего понадобилось это устройство?

— Оно позволяет подвергнуть анализу парламентские дебаты. На сайте saeima.korpuss.lv собраны все стенограммы выступлений депутатов в прениях с 1993 по 2014 годы, то есть за 21 год.

- Огромная база данных, которая просто просится, чтобы ее исследовали.

— Да, и с помощью нашей программы можно очень просто и быстро получать нужные результаты. Следить за обсуждением тех или иных тем. Позицией той или иной партии. Или конкретного депутата — что он говорил, и затрагивал ли тот или иной вопрос в Сейме. Это полезно, если мы хотим выяснить, как, например, он выполняет предвыборные обещания. Принцип действия? Очень простой. Заводим в поиск какое-нибудь слово.

- Интеграция, например.

— Давайте. Видите — здесь все, что наговорили про интеграцию на протяжении 21 года. Видно — кто это сказал, когда, на каком заседании. Как это использовать? Как еще в 1929 году писал советский философ Михаил Бахтин, значение слова находится не в словаре, а в его ежедневном употреблении. И интеграция, в нашем случае, это не то, что в словаре, а то, какой смысл вкладывают в него сами депутаты.

- И как мы видим в латвийском обществе, латыши под словом «интеграция» подразумевают одно, а русские — совсем другое, для них это вообще ассимиляция.

— Между прочим, с оккупацией у нас тоже самое. Наша студентка провела исследование. Оказалось, что латыши применяют слово «оккупация» более метафорично, а русские — более метанимично.

- То есть для первых оккупация — это больше образ, для вторых — скорее юридический термин.

— Совершенно верно. И они не понимают, что речь идет о разных вещах.

- А можно увидеть сколько всего раз за это время слово «интеграция» упоминалось всуе?

— 1024 раза.

- Не так много.

— Или 82 раза на миллион слов. А всего за изучаемый нами период депутаты сказали почти 30 миллионов слов.

Теперь мы можем посмотреть, с какими словами это слово «интеграция» сочетается чаще всего: это европейская интеграция, интеграция общества. Дальше идет фонд интеграции. И совсем нет слов, свидетельствующих о том, что депутаты говорят о конкретных вещах, которые надо сделать для интеграции.

- Зато фонд на вершине списка. Это же что-то важное. Это же наверняка с деньгами связано.

— С деньгами, конечно. И вот, заведем слово plaisa — разрыв.И увидим, что наши депутаты весьма самокритичны. Во-первых, это разрыв между властью и обществом, между народом и депутатом. Но не между латышами и русскими.

Можем про налоги посмотреть. Рядом с этим словом — «неуплата», «устранение», «надо платить». И вот только на сотом месте появилось слово «уменьшить».

- Что уже позволяет делать выводы.

— И потом мы можем узнать подробнее — какая партия, какой депутат, какая концепция сбора налогов предлагается. Или — много у нас говорится о региональной политике. Вводим «Латгалия». И видим, что чаще всего упоминается совсем не сама Латгалия, а латгальское предместье Риги. То же справедливо в отношении Видземе, Курземе.

Вместе с Латгалией часто употребляются слова «особенно» и «исключительно», чего не наблюдается в отношении других областей Латвии. Это значит, что этот край чаще всего приводят как пример, но в негативном контексте.

Слово «оккупация» было произнесено 1315 раз. Это чаще, чем либерализм, консерватизм, рыночная экономика. Была оккупация, не была, период оккупации, факт оккупации.

У нас система либеральная. Посмотрим либерализм. Его произносили нечасто и в основном в негативном аспекте. Он и дикий, и абсолютный. И ни разу никто не потрудился объяснить, что он понимает под либерализмом. А ведь если у нас либеральное общество, то мы должны снижать налоги. Потому что либеральная концепция экономики этого требует.

- Тоже любопытный феномен. Решили, что у нас концепция либеральная, но на поверку, немногие депутаты догадываются — а что это? Наверное, нетрудно угадать, какое слово будет стоять рядом с «мешками».

— Смотрим… Мешки ЧК, КГБ.

- А какое-нибудь прикладное значение есть у вашей программы?

— Журналисты могут ее использовать. Мы заметили: то, что депутат говорит избирателям и то, что в дебатах — не совпадает. Говорят, мол, журналисты сгущают краски. Но если мы посмотрим дебаты, то здесь очень часты нападки друг на друга, сведение счетов.

Вот у нас актуальна тема медицины. Студентка исследовала, как она отражается в парламентских дебатах и обнаружила, что слова «больной», «болеет», «больница» чаще всего употреблялись депутатами в отношении друг друга, а не пациентов. Из рубрики «сам дурак». Мой коллега больной, у него больные идеи и т.д.

То же самое касается инвалидов — это не категория сограждан с особыми потребностями, а больные на голову депутаты. Каждый, не только журналист, может с помощью программы предметно подготовиться к встрече с депутатом.

- Например — "Мы проанализировали ваши выступления за три года и выяснили что вы не разу не упоминали о развитии нашего региона, о чем обещали во время предвыборной кампании".

— Да, или "вы ратовали за поддержку предпринимателей, но ни разу не сказали, что налоги нужно снижать, только наоборот".

- Эту программу надо срочно купить Сейму.

— Посмотрим, какая будет реакция. Вообще проблема нашего Сейма — выступления в нем часто эмоциональные, запутанные, но конкретных предложений мало.

- Это вообще болезнь нашей политики — какой-то конкретики дождаться трудно, особенно когда речь заходит о таких вещах, как экономика, налоги. В ходу обтекаемые, красивые фразы.

— От этого, кстати, страдает качество принимаемых законов, на это жаловались юристы. В законы попадает нечто, вырванное из контекста, не согласованное с юристами и посему —  безграмотное.

С помощью программы видны не только несоответствие сказанного и сделанного, но и непоследовательность партийной политики. Либеральная партия повышает налоги. И видит общество, как коллективистское, а не индивидуалистское.

- У нас до сих пор в общественном секторе зарплаты выше, чем в частном.

— Зато в частном секторе налоги собрать не могут.

- Какой-то интерес к вашей разработке был со стороны политиков?

— На презентацию не пришли, наверное, из-за правительственного кризиса. Но пару лет назад приходили, слушали как зайцы, опустив уши. Потому что очень неприятного много.

Например, открылось, что главные ревнители чистоты языка — «Тевземей ун Бривибай» используют больше всего бранных слов. Если такое среднестатистическое ругательное слово по Сейму — это незамысловатое «идиот», то у Добелиса и Табунса — список из 40 ругательств. Причем они сами любили их придумывать.

- Но с другой стороны это способ общения с электоратом, который много говорит о самом избирателе. Яркий, образный язык.

— Но тогда пусть депутаты не повторяют, что общество подвержено разлагающему влиянию СМИ, а начнут с себя. Магистр Валерия Качане писала магистерскую работу, в которой сравнивала качество предвыборных дебатов во времена "народников", то есть в олигархическое время, и сейчас, в постолигархическое. И выяснила, что оно только ухудшилось.

«Единство» в последнее время в дебатах очень сильно увеличило количество нападок на оппонентов. Ожидалось, что больше станет рациональной аргументации, но этого не произошло. Либеральная партия, которая пришла сменить олигархов, обещала улучшить политическую культуру, но та стала еще хуже.

- А с чем это связано? Не с тем ли, что «Единство» переживает не лучшие времена. И вынуждено идти в атаку, агрессивно обороняясь? Последний перл со стороны лидера партии Солвиты Аболтини — если большинство общества против моей кандидатуры на пост премьера, то это признак тоталитаризма.

— Вспомните книжку Валдиса Домбровскиса, который оправдывал необходимость политики затягивания поясов и внутренней девальвации тем, что так решил народ, проголосовав за «Единство». То есть когда удобно, мнение народа называется правильным, когда нет — тоталитарным.

- На прошлой неделе у многих глаза полезли на лоб, когда так называемое либеральное крыло «Единства» выдвинуло ультиматум, требуя присутствия в правительстве представителей Нацобъединения. Либералы за радикалов — удивлялся народ…

— Отсутствует понимание целей либерализма. Если сегодня это подходит для политической борьбы — то мы либералы, а завтра возможен поворот на 180 градусов. Нет последовательности. Ни в высказываниях, ни в декларировании ценностей, ни в следовании им. Либерализм у нас используется как антоним коммунизма и не больше.

- С другой стороны, вашу замечательную программу можно использовать в тоталитарных целях. На ум приходит Оруэлл. Надеваем датчик на депутата или просто смотрим статистику. Сколько раз он сказал слово «свобода», «независимость». Если на 100 слов 15 раз, значит свой. Надежный. Если три, то надо подумать, выпускать ли его на трибуну в следующий раз…

— Наверное, можно и так.

- Мы с вами говорили, что часто латыши одно слово воспринимают по-своему, русские — по-своему. Возвращаясь к интеграции. Для большинства русских она — синоним ассимиляции. А для латышей?

— Для латышей это просто палка, которой можно постоянно колотить: ты не интегрирован, не интегрирован. Ну и для привлечения бюджетных средств. Для БОЛЬШЕЙ интеграции.

- Просто волшебное слово.

— Увы, анализ использования этого слова показывает, что депутаты не понимают его значения. И как тогда возможно установить рамки и наметить конкретные шаги — что нужно сделать, чтобы общество было интегрированным? Впрочем, это не мешает тому, чтобы под интеграцию выделялись деньги.

А если все так расплывчато и неопределенно, как в программе интеграции Элерте? В преамбуле у нее сказано одно, разрабатывается другая мысль, деньги выдаются на третье, а результаты подсчитывают за выполнение чего-то четвертого, и все это между собой никак не связано.

- Получается — вашу программу можно использовать для экономии бюджетных средств? Часто политики, выбивающие бюджеты под интеграцию, реэмиграцию, консолидацию и т.п. просто не понимают значения этих слов, следовательно, деньги вряд ли могут быть использованы с пользой для дела.

— Я как раз анализировал документ, касающийся реэмиграции. Сначала там сказано о необходимости вернуть всех, кто уехал на заработки. Потом речь идет только о такой категории, как граждане Латвии. Потом — только о латышах. Затем — о потомках латышей, которые уехали еще в 40-е годы и у которых нет гражданства Латвии. В итоге деньги даются на сотрудничество с ассоциациями зарубежных латышей.

- А поскольку большинство уехавших не состоят в ассоциациях —  их программа реэмиграции никак не коснется…

— Такой вывод напрашивается… А деньги — при отсутствии четких дефиниций — можно направить куда угодно.

Знаете, мы с коллегами спорим: они считают, что все так запущено специально, чтобы была работа юристам. А мое мнение — политики сами не понимают, о чем речь. Просто идет словесный поток, слово за слово цепляется. А что это значит в контексте — непонятно. Поэтому одна часть документа и противоречит второй.

- Неудивительно, что у общества возникает чувство, что перед ним — глухая стена, до политиков не достучаться.

— Увы, инструментов, чтобы влиять на власть, у общества пока нет. Может, поэтому опросы показывают, что люди не верят, что надо платить налоги. Заключен своего рода контракт между обществом и политиками. Вы там, в парламенте, делайте, что хотите, Аболтиня хоть на помеле может летать, а мы резервируем для себя возможность не платить налоги.

А политическая активность масс заметна только в одном — трудовая эмиграция.

- Спасибо за уделенное время. Я думаю, нашу с вами беседу тоже небезынтересно было бы проверить с помощью вашей программы. Сплошная «оккупация», «интеграция» и «реэмиграция». Очень хочется надеяться, что проведенная вами и вашими коллегами работа будет полезной.

— Спасибо.

 

Загрузка...

Сюжеты