riga
Литва
Эстония
Латвия

Интервью

Башар Юсеф.
© BaltNews.lv

Рижанин-сириец: не надо бояться беженцев!

Латвийское общество в тревоге: постоянно возникают, а потом опровергаются, новые цифры числа беженцев, которых предстоит принять из объятых войной и разрухой регионов Азии и Северной Африки. Портал BaltNews.lv знакомил читателей с различными точками зрения на актуальную тему. Сегодня мы предоставляем слово живущему в Латвии гражданину Сирии.

Гражданин Сирии Башар Юсеф. Уже несколько лет рижанин с видом на жительство. Четверть века назад окончил рижский вуз, защитил диссертацию. Руководитель зарегистрированной в Латвии НГО «Ассоциация сирийцев Европы». Участник рабочей группы при Министерстве внутренних дел ЛР по разработке системы приема и адаптации беженцев.

Доктор философии Башар Бутрос Юсеф, который с этого года начинает преподавать арабский язык на отделении изучения Азии факультета гуманитарных наук Латвийского университета, отвечает на вопросы портала BaltNews.lv. Интервью проводится на русском языке.

- Как прошла встреча в рабочей группе МВД по беженцам? Кто собрался, что обсуждали, к каким выводам пришли?

— Встреча прошла в пятницу 3 сентября. На ней присутствовали как представители госорганов и самоуправлений, так и латвийских конфессий и негосударственных организаций, национальных общин. Были эксперты по Ближнему Востоку, профессура ЛУ.

Во время дискуссии каждый имел возможность поделиться своим опытом, пониманием проблемы и предложить пути ее решения. Очевидно, что ситуация для Латвии совершенно новая. К однозначным выводам в этой ситуации прийти было бы сложно, так как пока не все прояснилось для нас самих.

- О каком количестве беженцев идет речь?

— Речь идет, во всяком случае — пока, о приеме 250 беженцев, их адаптации и интеграции. У меня сложилось ощущение, что МВД официально не готово принимать людей, пока в латвийском обществе не будет достигнут консенсус по поводу приема беженцев. Но цифры могут измениться.

- Противников приема беженцев страшит, во-первых, их количество, во-вторых, совершенно иные культурные традиции, в которых воспитаны приезжие.

— Я полагаю, что люди, которые вынужденно приехали на новое место жительства, должны, разумеется, соблюдать нормы и правила поведения в стране пребывания, стремиться понять местную культуру. При этом они могут привнести свое — то, лучшее, что есть в каждом народе.

Но при этом необходимо также, чтобы им кто-то объяснил эти нормы, рассказал о культурных традициях страны пребывания. Такой подход я наблюдал в Швеции, где прибывшим читали специальные (обязательные!) лекции, на которых им рассказывалось об их обязанностях перед обществом и о том, что предлагает общество им. Эти лекции читаются для тех, кто еще не получил статус беженца.

Разумеется, задача приехавшего человека — адаптироваться в обществе, куда он перебрался на новое место жительства. Он должен уважать культуру страны, в которую прибыл. Полагаю, эта модель должна действовать и в латвийском государстве.

- СМИ сообщают, что до 80 процентов беженцев — это молодые мужчины, скажем так, призывного возраста. Озвучиваются цифры о тысячах боевиков ИГИЛ, которые якобы уже проникли в Европу. Что в условиях неконтролируемого перемещения и отсутствия документов у многих вовсе не представляется таким уж невероятным. Они едут на разведку, для того, чтобы позже вызвать свои семьи? Как объяснить такой демографический перекос в потоке беженцев?

— Безусловно, часть едет для того, чтобы где-то осесть, официально оформиться, чтобы затем вызвать свою семью. Это, во-первых. Второе: почему бежит молодежь?

Будем откровенны: ситуация, в частности, в Сирии, сложилась трагическая. И уже давно. Для молодого человека сегодня есть два пути: или вступать в сирийскую армию, чтобы получать довольствие и иметь возможность кормить свою семью.

Либо — вступать в армию Исламского государства или Фронта ан-Нусра и получать зарплату там. Экономика не функционирует, хозяйственные связи нарушены. А людям надо жить.
Если люди не хотят участвовать в конфликте, то они выбирают третий путь — эмиграцию.

Есть еще категория людей — я таких в Европе встречал — обладающих боевым опытом. Но им также опасно находиться дома, так как против них и сирийская армия и ИГИЛ. Я говорю о представителях «Сирийской свободной армии», которая воевала против всех.

При этом я хочу сказать, что сирийцы — менее других хотели бы становиться эмигрантами. Война идет уже четыре года. Из 24-миллионного населения внутренние беженцы — 11 миллионов! Почти половина населения государства!

За пределами Сирии сейчас находятся около 6 миллионов. Очень многие из тех, кто сейчас на чужбине — я это точно знаю — хотели бы вернуться домой. Но это невозможно — война есть война.

- Два года назад вы организовали благотворительный концерт в Домском соборе в помощь сирийским детям. В его организации вам оказали помощь и лютеранская церковь, и многие представители латвийской творческой интеллигенции. Любая поддержка важна, но понятно, что общественная инициатива —это, конечно, капля в море. Что, на ваш взгляд, могут и должны делать Латвия, европейские государства для решения проблемы?

— Прежде всего, я хочу еще раз искренне поблагодарить всех, кто тогда откликнулся на мою инициативу. Любая активность ради благого дела полезна.

Что же касается государственной политики, то сегодня приходится тушить пожар. И тут врял ли получится действовать размеренно, планово. К сожалению, Европа в свое время была слишком молчалива в отношении событий в Сирии, не сказала своего слова. Теперь ситуация вышла из-под контроля. 

- И что теперь делать латвийскому обывателю?

— Не надо бояться беженцев. Мне кажется, надо думать о том, чем мы можем быть полезны друг другу. Кстати, я предлагал комиссии размещать наших беженцев в селах, маленьких городах, в деревнях. С тем, чтобы процесс интеграции шел эффективнее, чтобы быстрее был преодолен языковой барьер.

Я не возьмусь давать оценку выходцам из Афганистана или Северной Африки. Но про сирийцев, которых по оценкам экспертов, которых среди беженцев около 60 процентов, могу сказать следующее.

Сирия до войны была развитой страной — много инженеров, медиков, специалистов по сельскому хозяйству, преподавателей университетов. У нас много интеллигентных людей с высшим образованием.

До войны в нашем государстве была поставлена задача — дать образование всем. Существовало обязательное среднее образование. У нас в школах учили иностранные языки — французский, английский, последние годы — также русский. Необразованных среди нас мало. Возможно, в связи с войной, мы несколько утратили позиции.

- Остается пожелать вам успехов в обучении латвийских студентов арабскому языку. С началом учебного года!

— Спасибо!

 

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ