riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Ювенальная юстиция Великобритании против Лайлы Брице.
коллаж BaltNews.lv

Чисто английское дело: приведут ли 5 лет борьбы за ребенка к торжеству правосудия?

Громкое дело латвийской гражданки журналистки Лайлы Брице, которая уже более 5 лет безуспешно пытается вернуть через суды свою дочь Катрину, отнятую ювенальными службами, набирает обороты.

Оно не сходит с полос газет, верхних строк новостных сайтов и топовых сообщений в социальных сетях. Лайла стала одной из матерей, которые не пожелали смириться с произволом британских социальных служб и молчать о своем горе.

Несмотря на наложенный судом запрет разглашать подробности изъятия своей дочери, 5 лет назад Брице вступила в неравную борьбу с чиновниками лондонского округа Мертон, и продолжает бороться за свою Катю до сих пор. Правовыми методами — в судах, на пикетах протеста и с помощью депутатов Европарламента.

Кроме того, Лайла буквально «кричит» о своем горе на страничке в социальной сети фейсбук, под страхом тюрьмы, делится своим бесценным опытом с другими пострадавшими родителями в группе «Защитим наших детей от ювенальных служб», дает интервью журналистам со всей Европы, ищет адвокатов и пишет книгу о своей маленькой дочери.

Лайла надеется, что Катюша обязательно прочитает обо всем, что творилось вокруг нее все эти годы. Именно для нее Лайла Брице пишет свои заметки.

Уже 5 лет Лайла по крупицам собирает документы, делает запросы в больницы, где ее дочь проходила осмотры, наводит справки о временных приемных родителях, которые не слишком заботились о чужом ребенке и постоянно менялись.

В ходе такой переписке Брице удалось узнать шокирующие факты: из официальных ответов больниц следовало, что ребенок попадал в больницу с синяками и ссадинами, с ушибом головы, Катя была госпитализирована и после аварии, в которую попала сотрудница социальной службы по дороге на очередное свидание матери с дочерью.

Факт аварии от Лайлы скрыли, и девочку никто толком не лечил, поэтому мать опасается за возможные последствия, которые могут проявиться через несколько лет после такой аварии.

Есть в коллекции Лайлы и другой документ: рапорт полиции марта 2010 года, в котором полисмен рекомендует социальным службам уже через 72 часа после изъятия малышки вернуть дочку матери, поясняя, что нет необходимости в разлучении семьи, «мать воспитывает ребенка одна, ее работа связана со стрессом, следует взять ее под наблюдение, курировать, помогать».

Но социальные работницы пропускают такие рекомендации полиции мимо ушей и решают не возвращать девочку. Рапорт полицейского Лайле не показывают, а вместо этого услужливо подсовывают на подпись 8 марта 2010 года другой — роковой — документ о частичном отказе от прав на дочь.

Лайла, поверив устным утешениям, что все это лишь формальность для медицинских осмотров, как во сне, подписывает бумаги, а вместе с тем и фактически приговор себе, как матери.

Этот, в спешке состряпанный «документ», в котором ошибки буквально в каждом слове — именах, фамилиях матери и дочери, дате рождения — ни один из судов почему-то не желает приложить к делу. Ведь это сразу бросит тень на чиновников.

И такой прецедент повлечет за собой серию подобных процессов, сфабрикованные обвинения против матерей рассыплются, как карточные домики. Система даст сбой. А этого допустить нельзя. Главным образом, по финансовым соображениям. Лайла Брице рассказывает BaltNews.lv:

- Судите сами: пособие родителям на родного ребенка в Британии составляет 20 фунтов в неделю, а на приемного платят 500 фунтов в неделю. Выгода растить приемных детей очевидна. Дело поставлено на поток, и масса чиновников кормится за счет этой системы: социальные работники, психологи, врачи, адвокаты. Из бюджета выделяются огромные деньги на содержание изъятых из семей детей.

Неудивительно, что британское правосудие, увы, не торопится принимать сторону пострадавшей от произвола социальных служб матери: суды, один за другим, отклоняют ее иски. Девочка продолжает кочевать по приемным семьям, сменила уже три. В том числе мусульманскую и мавританскую. В то время как Катрина является гражданкой Латвии, была крещена по христианским обычаям и знала в 2 года только русский.

Решения последнего суда — Апелляционного — который состоялся в Лондоне 1 и 15 апреля этого года, Лайле Брице пришлось дожидаться долгих три с половиной месяца.

Судья Манби прислал свой приговор только 10 августа, и для Лайлы Брице он стал громом среди ясного неба. Никакие доказательства, представленные суду защитой и самой Лайлой, документы о вопиющих нарушениях социальных служб (в том числе и Конвенции по правам ребенка), учтены не были.

С формулировкой «в лучших интересах ребенка» Лайле Брице отказано в апелляции прежних решений судов, а значит, она и впредь не сможет видеться со своей дочерью (которую по решению суда не видела уже два года даже на коротких свиданиях!).

Судья намеренно не упоминает и то, что у Кати есть старшая 24-летняя сестра Майя. Официальной Латвии также было отказано в участие в процессе в качестве полноправного представителя интересов ребенка — гражданина Латвии. То есть под юрисдикцию Латвии дело Лайлы и Кати Брице не передадут. Британия против.

Это решение еще можно обжаловать, но времени катастрофически мало — до 3 сентября нужно подать грамотный протест. И тогда дело рассмотрит уже Верховный суд Британии, высшая инстанция, которая рассматривает только самые экстраординарные дела, не больше 85 в год. Но если уж снизойдет, то дело может стать прецедентом, и тогда уже другие судьи будут ссылаться на решение по делу Брице.

Логично, что Британии такое громкое дело невыгодно. Поэтому суд будет всеми способами стараться отклонить протест, говорят местные юристы, но вот если для составления иска и ведения дела привлечь барристера с Британским судебный опытом, удачный исход дела не исключен.

Но здесь другая проблема: такой защитник стоит огромных денег. От 200 до 500 фунтов в час. Выходов два: обеспечить женщине защиту за счет средств из бюджета Латвии (ведь Лайла и Катя гражданки нашей страны) — это пока под вопросом — или же собрать деньги за счет добровольных пожертвований людей со всего мира.

Пока официальная Латвия думает — подавать ли апелляцию от имени государства, группа поддержки Кати и Лайлы Брице, уже решила собрать деньги на дорогостоящего адвоката. Времени на раздумья нет. 6 сентября состоится благотворительный концерт на сцене Верманского парка в самом центре Риги. Выступят известные в Латвии музыканты и певцы, такие как Ольга Пирагс, детские певческие и танцевальные коллективы и все, кто пожелает участвовать.

«Латвийским детям — латвийскую защиту» — таков девиз концерта, его цель — привлечь внимание общества к проблеме не только Кати Брице, но и других детей, лишенных своих семей за границей. А таких немало. По данным комитета по петициям Европарламента, более 1000 детей изымают из семей иммигрантов только в Великобритании.

Посильную поддержку Лайле оказали и депутаты Парламента Латвии Игорь Пименов и Юлия Степаненко (3 февраля в Красном зале Сейма две парламентские комиссии заслушали Лайлу Брице и ее защитников), активное участие в ее судьбе принял и советник Президента страны Рейнис Берзиньш, и юрист Канцелярии Президента Инесе Кахановича, и сам глава государства Раймондс Вейонис. А юрист минюста Латвии Агрис Скудра выступил в поддержку Лайлы Брице от имени Латвии в Апелляционном суде.

Но пока за маленькую Катю борется ее мама, сестра Майя и Латвия, британские службы и претенденты на теперь уже семилетнюю латвийскую гражданку — ее потенциальные адоптеры — тоже времени зря не теряют.

Уже через полтора месяца 15 октября в Мертоне состоится слушание по удочерению маленькой гражданки Латвии британскими приемными родителями. Кто они и в каких условиях собираются воспитывать Катю, от ее родной матери скрывают. Более того, буквально на днях Лайла получила официальное письмо от сотрудницы органов социальной опеки Мертона, которая требовала от Лайлы немедленно убрать из интернета все фотографии и видео Катрины.

Все это — «в интересах ребенка, в противном случае, суд будет вынужден применить санкцию лишения свободы в отношении Лайлы Брице — за неисполнение запрета суда на неразглашение деталей дела».

BaltNews.lv пытался связаться с чиновницей, чтобы выяснить мотивы угроз, (ведь Лайла Брице не лишена родительских прав на свою дочь, а всего лишь делит их в равных пропорциях с социальными службами), но ответ от социальной службы Мертона на наш запрос так и не был получен.

Какие шаги должна сделать Латвия в защиту своей гражданки?

Президент нашей страны Раймондс Вейонис 11 августа встретился в Доме Черноголовых с министром юстиции Дзинтарсом Расначсом. В ходе встречи глава государства однозначно дал понять министру, что Латвия должна использовать возможность подать прошение об апелляции в Верховный британский суд, чтобы сделать все максимально возможное для защиты своих граждан."

"И хотя процесс апелляции очень сложен, Латвия должна предоставить юридическую поддержку своим гражданам", — подчеркнул президент Латвии Раймондс Вейонис.

Если в бюджете Латвийского государства не найдется денег на защиту маленькой гражданки, рядовые граждане и неграждане готовы собрать деньги своими силами — с помощью благотворительного концерта, или листовок, или обращений к меценатам. Об этом со всей ответственностью заявили активисты группы поддержки — Ирина Бобкова, Алла Спришевская, Ксения Соловьева, Элина Шалаева, Игорь Самовский, Инесса Тестелец.

Лайла Брице не питает особых надежд на справедливость британского правосудия: долгие годы судебных тяжб уже показали их безнадежность, у нее фактически нет права на честный процесс, поэтому Брице предлагает обратиться в МИД Латвии с просьбой решить проблему на высшем государственном уровне — подать властям Британи ноту протеста, как это сделали власти Словакии. В результате изъятых детей удалось вернуть на родину:

— Рассчитывать на то, наши официальные власти своими силами, как могут, так и будут готовиться к апелляции, — это просто заранее обречь себя на потерю Кати. Мы идем в Supreme Court (Верховный суд), четко понимая, что это слушание дадут нам только через их трупы.

Дела, которые ведет Supreme Court, как и Европарламент, транслируются в интернете для широкой публики. То есть каждый человек может в любой точке мира наблюдать за ходом слушания. Если они не самоубийцы, они нам этого не позволят. Итак, вывод: затягивать дело дальше нельзя. Это — затягивание петли на шее моего ребенка.

Группа поддержки Лайлы Брице собрала свыше 200 подписей активных граждан Европы под петицией, которую уже отправили в МИД Латвии, президенту, в минюст, Британское посольство и Парламент. Следующим шагом станет шумный пикет под окнами МИДа, шествие 100 разгневанных женщин с пустыми колясками. Родители останавливаться не намерены.

Представители группы поддержки Лайлы направили письмо и послу Латвии в Великобритании Андрейсу Тейкманису, с просьбой добиться свидания с Катриной Брице, чтобы выяснить, здоров ли ребенок и в каких условиях содержится, на что 22 августа получили ответ:

"Latvijas vēstniecība Apvienotajā Karalistē konsulārās palīdzības ietvaros, sadarbojoties ar Latvijas Ārlietu un Tieslietu ministriju, ir sniegusi, kā arī turpinās sniegt atbalstu L. Bricei, vēršoties Apvienotās Karalistes valsts, pašvaldības un tiesu iestādēs, it īpaši norādot uz pārkāpumiem, kas lietas gaitā ir pieļauti no Apvienotās Karalistes atbildīgo dienestu puses.

Piemēram, jau 2014. gada jūnijā Apvienotās Karalistes Ārlietu ministrijā tika iesniegta Latvijas Ārlietu ministrijas nota, kurā Apvienotās Karalistes iestādēm tika pieprasīts ievērot 1963. gada Vīnes konvencijā par konsulārajiem sakariem noteikto pienākumu informēt vēstniecību par gadījumiem, kad Latvijas valstspiederīgo nepilngadīgajiem bērniem tiek iecelti aizbildņi vai aizgādņi.

Vēstniecība regulāri iesaistās lietās saistībā ar bērnu aprūpes un aizgādības jautājumiem Apvienotajā Karalistē. Vienlaikus Latvijas valstspiederīgie, tāpat kā L. Brice, vienmēr tiek lūgti laicīgi saņemt profesionālu, kvalificētu un nepieciešamības gadījumā valsts apmaksātu juridisko palīdzību.

Vienlaikus vēstniecība norāda, ka, ievērojot Fizisko personu datu aizsardzības likuma nosacījumus, tā trešajām personām nesniedz ziņas par L. Brices tiesvedības procesu. Lai šajā jautājumā saņemtu informāciju, vēstniecība aicina Jūs sazināties ar pašu L. Brici."

Перевод на русский язык (фрагмент):

«В рамках консульской помощи посольство Латвии в Великобритании в сотрудничестве с министерствами юстиции и иностранных дел, оказывало поддержку Лайле Брице и продолжит оказывать ее, обращаясь в государственные, муниципальные и судебные инстанции Великобритании.

Особенно тщательно будем указывать на нарушения, которые допущены в этом еле со стороны ответственных служб Великобритании. Так, в июне 2014 года МИД Латвии уже вручил представителям МИДа Великобритании ноту протеста с требованием соблюдать Венскую конвенцию 1963 года, согласно которой в случае решения передать ребенка в приемную семью, прежде всего, должно информироваться посольство той страны, гражданином которой изъятый ребенок является».

В случае с Катей Брицей, как известно, этого сделано не было. По непонятным причинам не дали возможности удочерить Катю и ее старшей совершеннолетней сестре Майе, которая сейчас уже замужем и живет отдельно своей семьей.

Все эти нарушения суд не учел, хотя и признал, что закон социалами нарушен. Но, «в лучших интересах ребенка», поэтому, даже игнорируя Венскую Конвенцию, суд предпочел ничего не менять, дочку матери не возвращать, «ведь она уже привыкла к приемной семье».

Сама Лайла Брице уже испробовала все возможные меры, ходила по инстанциям и в Латвии и в Великобритании, даже обращалась с письмом к Британской королеве. Трижды! Но королева, увы, так и не снизошла до ответа измученной ожиданием матери…

Лайла Брице рассказывает:

- Мой бывший партнер, Марк Хедман, гражданин США и Швеции, который боролся за Катю в судах с октября 2012 года, тоже подал прошение в суд 2 октября 2012 года: "Я желаю заключить брак с Лайлой удочерить ее дочь Катю, при поддержке посольств США и Швеции".

Никто даже не воспринял это. На него наложили Injunction (запрет о неразглашении под страхом тюрьмы) 26 октября 2012 года в суде, судья Крайан (Cryan) сказал: я тебя в течение 24 часов вышлю в твою Америку, если продолжишь еще что-либо писать о Кэтрин Брайс.


BaltNews.lv удалось связаться с Лайлой Брице по скайпу в Лондоне. Женщина давала интервью, едва сдерживая слезы. Душевные и физические силы, которые за 5 лет борьбы уже на исходе, Лайле помогают восстанавливать друзья, которых сейчас по всему миру десятки тысяч.

И, конечно, спасает работа. Брице работает переводчиком в Лондоне, помогает таким же неискушенным иммигрантам, как когда-то сама, разобраться в сложностях британского законодательства.

Нескольких матерей, благодаря ее помощи и своевременному вмешательству посольства, уже удалось уберечь от насильственного разлучения с детьми. А еще Лайла Брице готовит грандиозный проект: собирает сведения о других семьях, пострадавших от произвола социальных служб.

С гражданкой Латвии Лайлой Брице мы связывались дважды — в день суда 15 апреля, сразу после слушаний, тогда она была в приподнятом настроении, окрылена надеждой на возвращение дочери, и вот сейчас, когда отчаявшаяся мать, наконец, получила по электронной почте долгожданное судебное решение… Но радости оно не принесло. Одни слезы.

Но Лайла оказалась неожиданно смелой и настойчивой, что стало неприятным сюрпризом для британской социальной и судебной системы. Она не отступала и продолжала требовать вернуть ребенка. А потому против нее в августе организовали настоящую травлю в британских СМИ.

Журналисты BBC и других изданий однобоко подавали информацию «о громком деле»: цитировали фразы из отчета полиции и судебных протоколов, из которых делались далеко идущие выводы об антисанитарии в квартире Брице, недостаточном внимании к дочке и неустойчивой психике самой матери.

Так, в отчете судебного психиатра сказано, что Брице «очень эмоциональна, и возможно, в будущем, совершит неадекватные поступки», а значит, доверять девочку ей не стоит. Тот же отчет о психической экспертизе, проведенной по настоянию социальных служб, содержит противоречивые факты: врач говорит о чрезмерной привязанности дочери к матери и тут же о недостаточном внимании к ребенку, из-за которого девочка якобы сильно отстает в развитии.

Но на видеокадрах, снятых Лайлой на свиданиях с дочерью (она снимала встречи тайком, в туалете, надзиратели не разрешали общаться с дочерью на определенные темы, и приходилось скрываться) мы видим активного, веселого ребенка: девочка не выглядит ни заторможенной, ни отсталой. Активно общается, смеется, поет и танцует.

Британские СМИ также приводят отчет полиции. Так, полицейский, явившийся по вызову хозяина дома, обнаружил 22-месячную девочку дома одну, в памперсе и в кроватке.

Он проверил памперс и нашел там фекалии, а также установил у девочки кожный дерматит от соприкосновения кожи с мочой. Получается, что полицейские в Британии имеют медицинское образование и могут ставить диагнозы?

Испачканный памперс ребенка и отклеившийся кусок обоев в квартире Брице становятся основанием для вывода об антисанитарии. Логика требует, чтобы подобные обвинения подтверждались фото или видео-свидетельствами. Но, увы, их в деле нет!

Пояснения Лайлы Брице:

—  В день, когда Катю забрали, 5 марта 2010 года, полиция обязана была сделать фото и видео нашего дома. ИХ НЕТ В ДЕЛЕ. Оторванный Катей кусок обоев на стене — это нормальное явление в английских домах на съем, из-за сырости и конденсата обои отходят. Любой житель Англии вам это подтвердит.

Британские СМИ подхватили и растиражировали и еще один «тайный факт» из рапорта полиции, в 2009 году Лайла была замечена на улице нетрезвой, при этом была с коляской. Что означает быть нетрезвой, в рапорте не раскрывается, возможно, возвращалась из гостей после двух бокалов вина? Показаний алкометра о содержании алкоголя в крови в деле нет.

Пояснения самой Лалы Брице:

- По поводу нетрезвой с коляской. Я шла не по проезжей части, как можно подумать, а по спальному району, возвращаясь из гостей, от Катиной няни, сняла с опухших за день ног балетки и положила их на крышку коляски Кати.

Когда меня остановила полиция, мне никто не предложил ни услуг адвоката, ни даже замерить количество промилле. О чем я всегда повторяла во всех своих жалобах и апелляциях.

После таких сомнительных доказательств в деле уже с трудом верится в другой протокол полиции (якобы составленный через год), о котором трубит вся британская пресса, называя Лайлу рецидивисткой, но вот незадача — рапорта о нарушении Лайлой общественного порядка и «мелком хулиганстве» в деле просто нет! Его сочинила тогдашняя работница социальной службы, возмущается Лайла Брице:

- Второго протокола полиции никогда не было! А была моя жалоба на двух мужчин, совершивших на меня нападение, возможно, уборщиков госпиталя. Это было 26 декабря 2010 года. И на следующий же день, 27 декабря во время встречи в офисе СС (социальных служб) с Рут Уилкинсон, соцработником Кати, я сама же, по глупости в сердцах рассказала ей об инциденте в госпитале и о том, что я попросила вызвать полицию, чтобы нападавших мужчин задержали. В результате Рут Уилкинсон с радостью делает запись: «26 декабря Лайла была задержана полицией (!!!) за нарушение общественного порядка». Причем, самое страшное, что ни один судья даже не спросил: а рапорт-то полиции об этом есть?..

С какой целью социальный работник пошла на подлог, достоверно мы никогда не узнаем. Но факты говорят сами за себя. Мотивы предугадать несложно. Если в течение года мать малолетнего ребенка повторно попадает в поле зрения полиции, это уже весомый аргумент для социальных служб изъять у нее ребенка.

Что и было успешно сделано. Вот только доказательств нет. Кроме сфабрикованного обвинения. Остается только гадать, что имела в виду Британская пресса, рассказывая о том, чего нет в природе, и с чьей подачи такие факты появляются в печати без документальных доказательств?

Требования группы поддержки:

Группа поддержки Лайлы требует, чтобы посол Латвии в Великобритании Андрейс Тейкманис не бездействовал в деле семьи Брице, а воспользовался своим правом дипломата и потребовал встречи с маленькой гражданкой Латвии — Катриной Брице, дабы убедиться, что она жива и здорова, не продана никому в рабство и против нее не совершается насилие.

Посол должен увидеть, в каких условиях ребенок содержится, а в идеале добиться регулярных встреч малышки с ее матерью или кем-то из родных. Это логично, потому что Лайлу Брице никто родительских прав не лишал, она продолжает оставаться по закону единственной матерью, поэтому нет никаких оснований лишать ее свиданий с собственной дочерью.

Между тем мать с дочерью не виделись уже 2 года: прежний суд постановил лишить мать свиданий с Катей, а ее апелляция отменить решение и передать дело под юрисдикцию Латвии 19 декабря прошлого года была отклонена.

В деле очень много неясностей и откровенных нарушений:

Ребенок изъят у Лайлы был незаконно — бумага, которую социальные работники вынудили Лайлу подписать 8 марта 2010 года, даже на взгляд неискушенного специалиста содержит ошибки и в имени и в фамилии девочки, в ее дате рождения, фактически документ не имеет юридической силы.

А потому, по решению полиции, ребенка должны были вернуть Лайле уже через 72 часа, но социальная работница проявила странное рвение и решила на мать надавить, чтобы выбить у нее добровольный отказ, воспользовавшись незнанием матери тонкостей законов и языка.

Буквально (по ее словам) Лайле сказано было следующее: хочешь получить назад ребенка, подпиши эту бумагу, и отдай паспорт — свой и Майи. Так соцработница подстраховалась от возможного побега матери или сестры с ребенком за границу. Подписав этот документ, Лайла фактически подписала себе приговор — то есть разделила с социальными службами право на свою дочь. Ну, а далее неумолимая британская машина принудительного усыновления закрутилась.

Как известно, на все подобные дела, связанные с изъятием детей, британские суды налагают запрет на разглашение, под страхом тюрьмы. Поэтому многие родители вынуждены молчать из страха. Их убеждают, что это — в лучших интересах их же ребенка. На самом деле, гриф секретности позволяет покрывать беззакония и под покровом тайны творить преступления.

Что дальше происходит с их детьми, родители могут только догадываться, свиданий их лишают, как лишили и Лайлу Брице. Вот уже два года она не знает, жива ли ее дочь.

Состояние матери, не знающей, где и с кем ее дочь, понятно. Во время интервью по скайпу она сказала, что ради возвращения дочери готова на крайнюю меру — объявление голодовки.

К освещению проблемы семьи Брице подключилось и общественное радио — «Латвийское радио 4». Журналист Елена Лазарянц организовала дискуссию в прямом эфире. В ней участвовали представитель министерства юстиции Агрис Скудра, депутат Сейма Игорь Пименов и спецкор телепрограммы «Криминал-информ» Светлана Гинтер. В эфире прозвучали и интервью с Лайлой, и с родителями из группы поддержки, а также с послом Латвии в Британии Андрейсом Тейкманисом.

Родители из группы поддержки Лайлы Брице объявили в социальных сетях — facebook, draugiem,lv, в "Одноклассниках" — сбор денег на британского юриста высокой квалификации, который смог бы защитить честь латвийских гражданок в Верховном суде Объединенного королевства Великобритании.

 

Загрузка...

Сюжеты