riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Латвийский институт международных отношений организовал в Риге конференцию "Russia and the West in the New Normal”.
Айден Хьюстон / BaltNews.lv

Россия и Запад в режиме "Новой нормальности": мнения экспертов на встрече в Риге

Латвийский институт международных отношений организовал в Риге конференцию под названием "Russia and the West in the New Normal". Что такое "Новая Нормальность" и в чем устарела прежняя, если она вообще существовала?

На это вопрос вместе с экспертами искал ответ студент американского Университета Бригама Янга Айден Хьюстон, который проходит стажировку в Латвии и пишет специально для портала BaltNews.lv.

Итак, 22-23 мая в Риге прошло очередное заседание ежегодной международной экспертной встречи высокого уровня «Рижский диалог», где лейтмотив был обозначен как «Новые правила игры в евроатлантической системе безопасности».

Организатором встречи выступил Латвийский институт международных отношений (Latvian Institute of International Affairs) при содействии ряда латвийских и международных партнеров, включая Российский совет по международным делам (РСМД) и американский Атлантический совет (Atlantic council). Россию на встрече представляли генеральный директор РСМД Андрей Кортунов и ряд экспертов, включая Андрея Казанцева, Николая Кавешникова, Александра Никитина, Сергея Уткина, Сергея Ознобищева, Татьяну Пархалину и Альберта Зульхарнеева.

Круг обсуждаемых проблем — самый широкий. Каковы ключевые особенности «нового нормального» отношения между Россией и Западом? Каковы новые проблемы безопасности и военных тенденций в евроатлантическом регионе, особенно в Балтии? Каковы ожидания, возможности и препятствия в экономической области для отношений между ЕС и РФ?

Наконец, с практической точки зрения, что такое "Новая нормальность"? На этот вопрос, за которым фоном оказались антитеррористическая операция международной коалиции в Сирии, проекты строительства АЭС "РосАтом" в Египте и Турции, российские проекты по экспорту природного газа в ЕС "Южный поток" и "Северный поток-2", ответил директор LIIA Андрис Спрудс:

"Очевидно, что прекращать отношения с Россией для Запада невозможно ввиду экономической выгоды".

И это, похоже, преподносилось как норма, что бы не происходило в Солсбери с британским шпионом Скрипалем, а также какие бы эмоциональные угрозы о необходимости разрушения Крымского моста не звучали со стороны пропагандистов эскалации в стиле Холодной войны.

Дебаты москвича Андрея Кортунова и его оппонента Лео Мишеля, сделавшего карьеру в ЦРУ еще в годы противостояния СССР и США, показали как наличие конфликта интересов и разрыва в оценке действительности между Россией и Западом, так и искренние попытки сторон понять и принять дискурс оппонента.

Может, дело в том, что американский экс-разведчик и советник Атлантического совета Лео Мишел и политолог Андрей Кортунов давно лично знакомы? Гендиректор РСМД с конца горбачевской перестройки и во времена президенства Ельцина плотно работал в США: в 1995-1997 — заместитель директора Института США и Канады. Преподавал внешнюю политику России в США в Университете Майами (1990), «Льюс и Кларк колледж» в Портленде (1992), Калифорнийском университете в Беркли (1993).

Андрей Кортунов: "Ситуация нехорошая, но не апокалиптическая"

— С 2014 года прошло уже четыре года. Россия оказалась устойчивой, хотя некоторые надеялись, что этого не произойдет. Некоторые эксперты думали, что режим изменится, что в Москве произойдут серьезные изменения. Ничего подобного!

Мы увидели, что экономика выжила в режиме санкционного давления. Правительство оказалось адаптивным. Им удалось обменять курс валют и цены на нефть. Никто не ожидал, что цены на нефть сегодня будут такими высокими — 70-80 долларов за баррель.

Мы не должны воспринимать результаты недавних выборов как подтасованные или поддельные. Любим мы это или нет, Путин — популярный лидер. Большинство россиян сплотились вокруг президента.

Россия достигла некоторых впечатляющих достижений в Сирии.

Что теперь? Запад с одной стороны уравнения, Россия — с другой. Это вряд ли скоро изменится. Конечно, ситуация плачевная. Это — ненормально. Но позвольте мне сказать вам, что обе стороны овладели своей способностью управлять ситуацией.

К сожалению, Минские соглашения реализованы не полностью: люди по-прежнему умирают в Украине, а ситуация не обострилась. Мы не видели конфликта между НАТО и Россией, между сторонами открыты каналы коммуникаций. Да, мы можем утверждать, что НАТО развернулось на российской границе, и что Россия ответила на это, но реального конфликта — нет. Другими словами, ситуация нехорошая, но не апокалиптическая.

Это не значит, что мы должны сидеть сложа руки, чего-то ожидая, нет, мы должны убрать эти состязательные отношения. Смена отношений России и Запада связана не только с украинским кризисом.

У нас появляется соблазн сказать, что Россия находится на одной стороне баррикад, а США — с другой. Однако точнее сказать, что эта граница пересекает обе страны. Было бы справедливо утверждать, например, что видение мира Трампом ближе к мировоззрению Путина, чем к видению госпожи Ангелы Меркель. Трамп — националист, так же как и Путин — националист. Трамп не доверяет международным организациям, и российский президент также не доверяет иностранным агентам влияния. Все несколько сложнее, чем отображается в СМИ.

Позвольте мне дать вам мое видение того, что мы можем сделать прямо сейчас. Нам нужно стабилизировать отношения. Мы должны возобновить политический диалог. Мы должны избегать оскорбительной или воспалительной риторики.

Нормализация ситуации на Украине, камне преткновения между Америкой и Россией, займет много времени, прежде чем эта проблема будет решена полностью. Это можно сделать только в Европе. Однако и мы в России можем что-то сделать. Одна из вещей, которую мы можем рассмотреть — это миротворческая операция в Донбассе. Замечу, что Россия не хочет аннексировать Донбасс и подтверждает, что придерживается Минских соглашений, где урегулирование военного конфликта на юго-востоке Украины обеспечивают также Германия и Франция.

Очевидно, что все проблемы разрешимы. Да, ситуация осложняется украинскими выборами (31 марта 2019 года гражданам предстоит выбрать президента), что усложняет политику. Но это — не невозможно! Мы должны сохранить то, что можно сохранить.

Если вы посмотрите на статистику, вы увидите, что двухсторонняя торговля между ЕС и Россией, а также между Россией и Латвией растет.

Европа остается важным местом обучения российских студентов. Похоже, вы не хотите, чтобы я избавился от оптимизма, поэтому я просто скажу, что мы можем сделать прямо сейчас. Мы должны думать о будущем. У молодого поколения должно быть свое видение мира. Если мы можем активизировать их, то гораздо больше их проблем можно решить, чем мы думаем, — заявил Андрей Кортунов.

Лео Мишел: "Я закончу нехорошей новостью"

— Секрет хорошей презентации: быть кратким, быть искренним, а затем успокоиться. В прошлогоднем форуме LIIA также обсуждалась фраза «New Normal" ("Новая нормальность»). Тогда я предупреждал, что мы должны быть осторожны с этой фразой. Вещи могут не оставаться прежними, на деле они могут ухудшиться. Мне не доставляет удовольствия это говорить, но у меня нет причин менять мое мнение.

Так, Россия продолжает властвовать в конфликте в Украине. Продолжает незаконную аннексию Крыма. В этом регионе мы видели российскую военную деятельность в море и в воздухе. Ранее Россия сообщила, что она проведет тестовые пуски боевых ракет в Балтийском море.

Путин опровергает мнение США о том, что Россия нарушила ядерный договор 1987 года. Но при этом подчеркивает, что новая ракетная система России может ориентироваться на Флориду как цель ракетной атаки. Москва заявила о победе в Сирии, но российские войска там все еще присутствуют.

Наконец, Россия превратилась в союзника Ирана. И все больше и больше ясно о вмешательстве России в президентские выборы в США осенью прошлого года. Только на прошлой неделе американский Сенат опубликовал заявление: "вмешательство России на выборах было обширным и упорядочено самим Владимиром Путиным с целью помочь мистеру Трампу и причинить боль Хилари Клинтон".

Хорошая новость — это политика НАТО в регионе Балтии. Здесь дислоцируются батальоны НАТО и существуют самые лучшие предлоги для присутствия и выступления военных.

Я слышал от некоторых балтийских экспертов о необходимости постоянного присутствия военных сил США в этом районе. Конечно, я не думаю, что это произойдет. Если бы Америка разместила свои силы в одном балтийском государстве, другие две страны захотели бы такого же. Для стран Балтии важна поддержка НАТО.

А единая политика Европейского союза в отношении Москвы сегодня — это непросто. Было еще более сложно, но члены ЕС проявили солидарность в отношении российских санкций.

Я должен закончить нехорошей новостью: я не вижу никаких признаков изменения российской политики. Не вижу. Россия слишком зависима от экспорта углеводородов, экономической борьбы, и у нее мало реальных союзников.

Нехорошая новость в том, что американская администрация предприняла шаги в ответ на вопросы среди наших союзников в Европе о доверии США (связано с повышением тарифов на экспорт стали и алюминия и другими мерами протекционизма, продвигаемыми администрацией Дональда Трампа). Не все лучшие идеи приходят от нации с большинством авианосцев, — констатировал член Атлантического Совета Лео Мишелл.

Россия поворачивается лицом к востоку

В ответ на вопрос портала BaltNews.lv о том, какие конкретно существуют ключевые точки сотрудничества России и западного сообщества, в связи с последними событиями (например,  перенос посольства США в Иерусалим, подписаниt Москвой договоров о партнерстве с Исламским банком развития и Организацией исламского сотрудничества (ОИС), Андрей Кортунов ответил, что Россия сегодня крайне заинтересована в партнерстве с арабскими и исламскими государствами.

Особенно четко восточный вектор развития РФ проявляется на фоне экономических антироссийских санкций и натироссийских медиакампаний,  таких как "отравление Скрипалей". Образно говоря, экономические паруса России на фоне реальности, смешанной с фейк-новостями, скорее наполняет ветер стран ОИС и Китая, в то время как Запад выбирает политику штиля.

Здесь опасно то, что Запад потеряет Россию как партнера, а политическая вестернизация превратится во все более и более вчерашний день. Есть ли возможности этого избежать? Только — диалог, только — равноценное и взаимовыгодное партнерство.

— Да, сегодня с Китаем у России экономические и торговые отношения складываются самым лучшим образом. И конечно, Россия смотрит на Иран уже с другой точки зрения, чем Соединенные Штаты. Для России Иран важен как крупный регион. Мы не можем порвать с Ираном. Это не стратегическое партнерство, но Россия сейчас должна учитывать интересы Тегерана. Решение Трампа выйти из ядерного соглашения по Ирану означает, что США будут соблюдать любое соглашение, в которое входят сторонники этого решения Трампа. И здесь мы ближе к европейцам, чем США — Европа не готова разорвать связи с Ираном.

Что Трамп делает для Путина в регионе? Создает модель, где шииты выступают против суннитов и так далее. Это — риски развития конфликта, и это совсем не то, чего хочет российский президент Владимир Путин.

Он должен усидеть на двух стульях, которые раздвигаются все дальше и дальше друг от друга. И все же — сегодняшние примерно 70 долларов за баррель нефти — это индикатор, что глобальная ситуация улучшается в пользу России. При этом Москве для конкурентоспособности на глобальном уровне нужна цена на сырье ниже, в пределах 50 долларов за один баррель, — сказал порталу BaltNews.lv директор РСМД.

Примечания

Американский аналитический центр "Atlantic Council" связан и финансируется Государственным департаментом и Министерством обороны США

Российский совет по международным делам — российская некоммерческая аналитическая организация в сфере внешней политики и международных отношений. Среди учредителей организации — МИД России, Минобрнауки России, Российская академия наук, Российский союз промышленников и предпринимателей.

 

Загрузка...

Сюжеты