riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

День знаний. Выступает мэр Риги Нил Ушаков.
© BaltNews.lv

В ожидании школьной реформы: «Мне нужна ваша помощь», или Нил Ушаков как опиум для народа

Рижская дума ожидает поддержки от родителей; администрация русских школ – указаний сверху и дополнительного финансирования; родители – манны небесной. К такому выводу пришёл корреспондент BaltNews.lv, побывав на собрании в одной из рижских средних школ. Вспомнилась цитата классика про религию - опиум для народа. Отвлекающий и приглушающий боль.

Узнав от знакомой по Facebook, что мэр Риги Нил Ушаков («Согласие») планирует встретиться с родителями одной из рижских средних школ, решил увидеть своими глазами, как «заказчики образования» и вместе с тем избиратели будут общаться с высокопоставленным должностным лицом и вместе с тем видным политиком. Было интересно, что скажет мэр родителям, и ещё интереснее — что скажут родители мэру?

Сходил. Ушаков оказался в своём репертуаре, но родители меня поразили. Чем? Неведением того, что готовят их детям власти. Неподготовленностью к разговору с лидером партии, которая живёт русскими голосами, обещая взамен защищать интересы русских не только на муниципальном, но и на государственном уровне. Покорностью, наконец, с которой они готовы принять уготованную им и их детям участь козлов отпущения и жертвенных агнцев.

Итак, Ушаков объезжает рижские школы и встречается с родителями. Выглядит это как зондаж общественного мнения, предвыборная агитация, сеанс группового гипноза и собрание религиозных сектантов одновременно. Описать, проанализировать это действо весьма затруднительно, пусть каждый говорит сам за себя. Школу по ряду причин не называю. Думаю, во всех школах такие встречи проходят одинаково.

В актовом зале собралось около 70 человек родителей. Люди пришли по объявлению на портале e-skola. В учительской тоже, говорят, висело объявление с просьбой прислать на расширенное заседание Совета школы по одному представителю от класса. Мэр Риги явился в сопровождении депутата Рижской думы, директора Рижской 80-й средней школы Анны Владовой и советницы по вопросам образования Эвии Папуле. Но в разговоре они не участвовали, иногда лишь кивали головами, да Папуле порой что-то записывала в толстый ежедневник с обложкой красного цвета.

— Сегодня будет дискуссия. У вас много вопросов и предложений, — начала заседание по-латышски Директор школы.

Но Ушаков сходу перешёл на русскую скороговорку. Скорость речи его была такова, что не только мой привычный слух журналиста, но и диктофон улавливал далеко не всё им сказанное. Ещё труднее было процеживать сказанное родителями*. Не взыщите.

* Имена родителей даются согласно той информацией, что они о себе предоставили. За её достоверность не ручаюсь и ответственности не несу.

Так говорил Наблюдатель

— Реформа неправильная с трёх точек зрения. Она неправильная с политической и с профессиональной точек зрения. Она нарушает права национальных меньшинств. Она разрушает то, чем Латвия сейчас может гордиться — качество образования, которое сейчас есть в школах, которые называют русскими или меньшинственными. Но я не стану комментировать планы и качество планов Минобразования. Я выступаю как наблюдатель.

В этой ситуации сохранить качество образования возможно. То, что предлагает Рижская дума (РД), не является самым лучшим на свете решением, не является решением или предложением, о котором мы мечтали, что мы будем специально заниматься программами дополнительных занятий (допзанятий). Это решение мы предлагаем, реагируя на то, что происходит на национальном уровне с реформой школ. На самом деле, нам нужна будет помощь. Нам нужна будет помощь от вас.

Чтобы программа допзанятий, которую мы планируем запустить с 1 сентября 2019 года, сработала качественно и, насколько это возможно, близко к нашим ожиданиям, у нас есть полтора года, за которые мы можем распланировать её так, что она принесёт пользу в отличие от тех реформ, которые в нашей стране зачастую происходят. Начиная с 1 сентября 2019 года все школы Риги будут получать дополнительное финансирование от РД, исходя из количества учащихся по системе «деньги следуют за ребёнком».

Дальше школы получают свободу в выборе того, как они эти средства будут тратить. Решение принимает школьная администрация и родительский совет в зависимости от того, какая форма сотрудничества с родителями и учениками в каждой школе предусмотрена. Последние полтора месяца я встречаюсь с советами школ и рассказываю о наших планах. При этом главный вопрос, который мы задаём, сколько дополнительных занятий в вашей школе нужно, учитывая уровень подготовки учителей, специализацию школы, уровень владения языками у учителей, социальную ситуацию в каждом районе?

При этом мы хотим избежать, как недофинансирования, так и перефинансирования программ дополнительного образования. Посчитайте сами, сколько вы способны допзанятий организовать в вашей школе, учитывая учительский состав, запрос со стороны родителей и учеников. Нам бы очень не хотелось повторить опыт советских лет, когда в латышской школе надо было учиться на один год больше, соответственно в меньшинственных школах — на час больше. Допзанятия, оплачиваемые РД, должны идти в зачёт домашних заданий, т. е. ребёнок проводит в школе больше часов, но, приходя домой, он соответственно уже не достаёт родителей вопросами о домашнем задании.

Мы бы хотели, чтобы школы делали упор на точные науки — химия, физика, математика и дальше по списку. Чтобы это не было лишней часовой нагрузкой на детей, параллельно, насколько это возможно в наше время, по крайней мере, по техническим вопросам, мы пытаемся найти точки соприкосновения с Минобразования, поскольку министерство предполагает одновременно 72 реформы, одна из которых — сокращение числа предметов в средней школе по англо-саксонской системе. Допзанятия от РД могут очень удачно вписаться в общую реформу Минобразования, не приводя к тому, что дети будут сидеть в школе дополнительные часы.

Мы не хотим, чтобы после обеда, на допзанятиях, слово в слово повторялось по-русски то, что прозвучало по-латышски с утра на том или ином уроке. Допзанятия должны проводиться по принципу вузов: основное занятие и семинар с объяснением или дополнительно, или что ты не понял, или когда объясняют какие-то отдельные темы, если мы говорим о большем интересе со стороны учеников. Нам нужны от вас расчёты, что вам требуется?

Самая большая проблема, кто будет участвовать в программе допзанятий РД, поскольку преподавателей не хватает и без реформы. При самом плохом сценарии (я не говорю, что это надо делать), Рига как-то может справиться. Что будет происходить в латгальских самоуправлениях, для меня большая загадка. Я не знаю, можно ли реализовать эту реформу там?

Кто будет проводить допзанятия? Это могут быть основные учителя, учителя, которые по разным причинам не смогли перейти на латышский язык преподавания, а также студенты, молодые специалисты, чтобы дети видели как можно больше молодых учителей или помощников учителей.

Это как в американских боевиках — план Б, который включают, когда не срабатывает план А. В нашем случае план А — это не ломать хорошо работающую нынешнюю систему. Всё же мы хотим сохранить не только структуру школ, но и качество образования. Мы пытается сохранить билингвальность образования. Эта дума будет работать до 2021 года. Но если деньги самоуправления уже пошли на нужды образования, их потом очень трудно по политическим или каким-то другим причинам отобрать. Самое главное — запустить программу, а потом её будет сложно поломать.

Рижское самоуправление большое, но мы не отвечаем за другие города. Однако мы могли бы потом делиться приобретённым опытом с другими самоуправлениями и даже с правительством. Пригодится или не пригодится, другой вопрос. Это зависит не только от нас. На данный момент моя самая главная задача — с вашей помощью сохранить качество образования.

Никакие это не заказчики

Об уровне подготовленности аудитории к общению с рижским градоначальником по заявленной теме можно судить уже по первому прозвучавшему вопросу.

Папа №1 (1-й класс): Не было времени и нужды полностью углубиться. Что ждёт тех детей, что сейчас выпускаются из детских садов и так далее?

Мэр: Планируется отправлять детей в школы с шести лет — не самая плохая реформа, если она будет правильно реализована. В принципе похвально, чтобы дети заканчивали школу в 18, а не в 19 лет. Сократить систему образования с 12 до 11 классов Евросоюз не даст. Если мы хотим, чтобы дети выходили из школ на год раньше, они должны на год раньше начинать учиться.

По предложению Минобразования, последний год обучения в детском саду становится первым классом школы с программой и условиями подготовительной группы детсада. Будут детские сады «минус», в которых дети будут ходить до пяти лет, и с шести лет переходить в школы «плюс». Или будут школы, в которых дети будут учиться, начиная со второго класса, если в них нет условий для обучения и содержания детей с шести лет. Далее — с 1-го по 6-ой класс языковая пропорция 50:50; 7-9-е классы — 80:20 и средняя школа — полностью на латышском языке, исключая родной язык, литературу и предметы, отвечающие за этническую идентичность детей.

Сейчас мы пытаемся найти формулу, сколько средние школы могут технически и творчески, с учётом всех привходящих, получить и осилить допзанятий. Основной риск программы — где мы будем брать учителей? Программа не идеальная: учителей не хватает на основные занятия и также их будет не хватать на дополнительные — с этим мы будем бороться дальше. Другой риск в том, что, по крайней мере, в первые годы это может привести к дополнительной нагрузке на детей.

Папа Алексея (5-й кл.): Министерство планирует закрыть интернаты и спецпрограммы. Когда это произойдёт и готовы ли обычные школы интегрировать детей?

Мэр: Это произойдёт с 1 января 2019 года. Наша нынешняя система образования к этому совершенно не готова. Это будет огромная проблема. Эта реформа будет одна из самых болезненных.

Но любая реформа, которая в Латвии запускается, её в любой момент могут запустить и в любой момент могут остановить. Мы видели немало случаев, когда реформы переносились, отменялись и менялись на ходу. И что будет в январе 2019 года, большая загадка. Впереди парламентские выборы и скорее всего следующий парламент будет ещё более фрагментированным, с ещё большим количеством партий, фракций — небольших партий, небольших фракций, что может опять же привести к самым разным переменам, но в лучшую или в худшую сторону, пока неизвестно.

Мама №1: Чем объясняют необходимость закрытия интернатов, кому и какая выгода от этого?

Мэр: Я вам честно скажу, у нас… Люди пытаются найти рациональность везде. Если рациональность не находится, ищут какие-то теории, даже иногда теории всемирного заговора. Я вам скажу честно, иногда глупости делают просто потому, что так получилось. То есть, иногда глупости или то, что выглядит как глупость, делается без какого-либо тайного смысла, и мы надеемся, что хотя бы несколько человек получит какую-то выгоду, а в результате не получает выгоду никто. Такое, к сожалению, тоже бывает.

В принципе, один из самых ярких примеров этого — то, что сейчас проделывается с языком преподавания, потому что выгоды от этого не будет никакой. Нам говорят, что не все в Латвии знают латышский язык. Но те, кто не знает латышский язык, они в школу уже не ходят последние лет пятьдесят. А те, кто ходят в школу, у них нет проблем с языком. Старшеклассники пишут с меньшим количеством ошибок, чем я, потому что их всё время сейчас учат.

Мама Яны (3-й кл.): Чисто технически может самоуправление перетянуть в Ригу учителей из других регионов, пообещав им муниципальное жильё, льготы какие-то? А другие самоуправления пускай решают вопрос со своими мэрами…

Мэр: Теоретически, наверное, да. Практически — за счёт закрытия сельских школ. Но это невозможно сделать за год. Даже общежитие построить — это 3-4 года. Во-вторых, у нас нет самоуправлений, где резервация хороших учителей. Те, кто хотел перебраться в Ригу, уже перебрались. Министерство надеется, что закроют сельские школы, а учителя переберутся в Ригу. Но это невозможно. Это только мечты.

Мама Яны (3-й кл.): Надо предложить, чтобы они задумались.

Другая мама: Надо поднимать престиж самой профессии учителя.

Мама Наталия (9-й кл.): Будет ли выделяться финансирование на курсы повышения квалификации учителей по их предметам, чтобы детям было интересно?

Мэр: Мы сейчас тушим пожар касательно знаний языка, выделяем финансирование на преподавание латышского языка учителям. Будем продолжать эти курсы. Квалификация учителей в целом — это ответственность министерства. При всей любви и не любви к министру, министерству и т. д. мы хотим заставить их тоже что-то делать. Если мы начнём параллельно заниматься тем, чем дума не должна заниматься, будет перебор. Но опять же, будут выборы, будет новый министр. Я же помню это: каждый год новый министр. Ты только успеваешь привыкнуть, а его опять меняют.

Мама Наталия (9-й кл.): Но вы же понимаете, что большинство детей, как вы говорите, сейчас владеют латышским языком намного лучше, чем те же самые педагоги. И эти допзанятия в основном для педагогов, чтобы объяснить свой предмет.

Мэр: Я с вами вообще же не спорю. Я абсолютно согласен, но я не могу объять необъятное. Есть сейчас горящий фронт.

Мама №2: Как вы будете контролировать, проводятся ли дополнительные занятия?

Мэр: Департамент образования РД может достать любого директора 24 часа в сутки, проверяя всё от и до, нужно или не нужно. У них как бы работа такая. Проверяющие в школах появятся дня через два после того, как допзанятия запустят. Директор будет не рад.

Папа Александр (2-й кл.): Какое время будут действовать новые языковые пропорции?

Мэр: У нас любой парламент может в любой момент сойти с ума, или, наоборот, поумнеть. Предсказывать, будут ли ещё реформы системы образования и в какую сторону, я не могу. Я вот честно не знаю, чем закончатся эти парламентские выборы, какой будет в нём состав партий, и что они будут потом в нашем парламенте делать?

Папа Александр (2-й кл.): А через народное голосование заблокировать эту реформу?

Мэр: Если мы дойдём до референдума, будет точно также, как с языком: большинство поставит точку и дальше обращаться некуда. Юридически можно пытаться остановить реформу через обращение в Конституционный суд. Надежд больше, чем на президента, но, я честно скажу, незначительно больше, поскольку с 2004 года была принята преамбула к конституции. Мы это сделали. Выполним всё, что необходимо сделать с юридической точки зрения, но при этом я очень хочу разделить два процесса: политический и борьбу с этой реформой, с одной стороны, и как мы будем работать с 1 сентября 2019 года, с другой: разобраться с детьми и со школами, как максимально защититься от ущерба от этой реформы. Но при этом политика остаётся политикой, и чем она закончится, я не знаю.

Папа Борис (1-й класс): Латышские школы готовы принять определённый поток русскоязычных детей?

Мэр: Нет такого понятия — абстрактно латышские школы. Каждая школа конкретна. Технически в каких-то условно латышских школах места есть. Пойдут ли туда дети, я не знаю. Одинаково плохо с учителями во всех школах, независимо от языка преподавания.

Папа Борис (1-й кл.): А морально эти школы готовы к потоку русских детей?

Мэр: Да никто ни к чему не готов. О чём тут говорить?! Я думаю, большой поток не пойдёт. Во-первых, из-за программы допзанятий. Школы ещё больше будут специализироваться, каждая в своём направлении. Одна школа по физике на русском языке, другая — по химии на английском. И в этой ситуации я не предвижу глобальной миграции из русских в латышские школы. Может увеличиться поток русских детей, которые уходят в латышские гимназии. Но в меньшинственных школах по микрорайонам может вырасти количество детей из соседних самоуправлений.

Папа Борис (1-й кл.): Не хватает факультатива по-латышскому языку, чтобы увеличить заинтересованность ребёнка в этом языке. Нынешняя образовательная система (я ничего против не имею) не заинтересовывает ребёнка на уровне 1-2 класса. Должен быть хороший носитель этого языка.

Мама Екатерина: Нужен обмен опытом и общение с детьми из латышских школ. Так легче учить язык. Я заметила, мой ребёнок уроки делает со скрипом, но охотно общается с латышскими детьми, сразу появляется интерес к языку.

Мама Татьяна (3-й кл.): Надо часть финансирования РД выделить на летние лагеря.

Мэр: Здесь вопрос к родителям, захотят ли они своих детей ещё и летом дополнительно загружать?

Мама Яны (2-й кл.): Родители рванут отдавать детей в латышские детские садики, чтобы уже с садика решать эту проблему. Вот только латышские преподаватели, по-моему, не очень готовы к этому.

Мэр: С садиками ещё больше проблема, чем со школами. Политически мы за право выбора для родителей языка обучения в детском садике. Дальше в зависимости от спроса. Если мы столкнёмся с массовой миграцией, будет сложно. Но я не думаю, что будет массовый переход.

Мама Марина (3-й кл.): Мы все не против латышского языка, но мы, родители, видим большую проблему в методике и в учебниках. Раньше был учебник Левина, прекрасный учебник, который даже разрешён министерством, но не выпускается и в школах не нужен. Мы его копируем как наглядное пособие, занимаемся, так сказать, из под парты. Как достучаться, чтобы нашим детям была предложена другая методика? Чтобы они действительно любили этот предмет. Они не то, что его не любят, им тяжело учить язык по нынешней методике, основанной на том, что человек просто должен чувствовать язык.

Мэр: Есть большие языки с многовековыми традициями преподавания как иностранного — английский, немецкий, русский. В случае с латышским языком массового спроса на его изучение как иностранного не было. Были очень качественные методики, выработанные в советское время, но по разным причинам мы их не используем. Примеры, с которыми мы периодически сталкиваемся — как преподают латышский язык в меньшинственных школах — порой удивляют. Но как есть, так есть. Да, к сожалению, качество преподавания латышского языка не дотягивает до того уровня, который мы видели в том числе и в преподавании русского языка как второго языка.

Папа №2: Как вы собираетесь анализировать целесообразность запросов, полученных от школ, и эффективность уже реализованных программ допзанятий?

Мэр: Мы хорошо знаем каждую школу, хорошо знаем всех директоров, примерно сами себе в голове представляем, сколько это могло бы быть — реальная цифра или нереальная, завышенная. Есть директора и администрации, которые всегда активно участвуют в процессе, их предложения изучаются больше. И есть школы, которые в любой ситуации будут искать путь наименьшего сопротивления. Это мы тоже понимаем. Как оценивать запущенные программы, это ещё открытый вопрос. Ваше видение, как это можно было бы контролировать, оно нам поможет. Но к каждой школе следует подходить индивидуально.

Мама Елена (8-й кл.): Не могла бы РД обеспечить пособия для детей на русском языке, чтобы они могли понять учебный материал. Для экономии времени, для подготовки к урокам, для подготовки к экзаменам — всем это предстоит, чтобы была возможность прочитать на родном языке. Ведь все предметы будут на латышском языке, все учебники на латышском языке. Как за вечер разобраться, понять, написать контрольную, подготовиться к экзамену?

Мэр: Рижская дума уже сейчас оплачивает учебные пособия в рамках основной программы. Это значит, что у нас такая практика есть. И если книжные издательства увидят, что выделено дополнительное финансирование, в том числе, на пособия на родном языке, они напечатают на любом языке, поверьте мне.

Это — лицемерие

Мэр: В Латвии исторически сложилось так, что школы латышские и русские. С другой стороны, получается так, что дети разделены и в результате меньше общаются друг с другом. Представить себе систему, когда латышские и русские дети учатся в одной системе и при этом у русских детей есть возможность получить дополнительные занятия, в том числе, на русском языке… Чем больше будут дети мешаться, тем лучше.

Но опять же, не таким образом, как нам предлагает сейчас реформа. Самое лицемерное в ней то, что её преподносят, как инструмент перемешать детей, чтобы они вместе жили, вместе учились, и всё было бы хорошо. Этого не будет, потому что в меньшинственных школах всё равно остаётся родной язык, литература и предметы, связанные с национальной идентичностью. В условно бывшую русскую школу латышские дети всё равно не пойдут. Это лицемерие. Реформу проводят таким образом, чтобы не смешать вместе детей.

Мама №3: Я услышала три важные для меня идеи: 1) будут проводиться курсы для учителей, чтобы их поддержать; 2) как с помощью молодых специалистов сделать интересно моему ребёнку, который учится в седьмом классе; это было бы здорово, если это получится; я как мама обеими руками за; 3) Дополнительные занятия; мы бы хотели какой-то предмет на латышском языке прослушать с учителем ещё раз, потому что учителю за 45 минут нужно пригласить всех детей, 30 человек, материал дать, и если мы хотим ещё раз проверить, правильно ли мы поняли на государственном, если будет такая возможность, то для моего ребёнка это было бы очень важно, очень полезно.

Мама №4: В какое время планируется проводить дополнительные занятия? Не убираются ли какие-либо предметы из программы, чтобы освободить место для дополнительных занятий?

Мэр: Министерство планирует сокращать количество предметов, независимо от того, что будет делать РД, с 12 до восьми уроков по системе 5+3. Мы пытаемся, насколько это возможно, состыковать свою программу допзанятий с тем, что предлагается министерством.

Мама №4: Это будет обязательное посещение?

Мэр: Оно добровольное. Я знаю школы, где директор скажет, что добровольно, и все пойдут. А в каких-то школах это будет действительно добровольно. Очень зависит от учителей, от администрации, от родителей. Не хотите выбирать, мы никого силой не заставим. Не нужно, так не нужно.

Голос: Почему вы предлагаете выбор? Надо обязательно.

Мэр: Итоги будем подводить через полтора месяца, когда получим от вас обобщённые варианты. Потом по всем школам опять это сложим. Потом опять поедем по родителям.

Директор: Сегодня, наверное, мы с вами встретились не зря?

Женские голоса (неуверенно): Не-е-ет.

Директор: Мы услышали что-то новое?

Те же голоса (неуверенно): Да-а-а.

Директор: Я так понимаю, что мы живём не только надеждами, но и уверенностью в завтрашнем дне. Уверенностью в наших силах и возможностях. Они, конечно, не беспредельны, не бесконечны. Но тем не менее мы с оптимизмом смотрим в будущее. Спасибо вам, уважаемый Совет школы, спасибо г-ну Мэру и замечательным представительницам РД за эту встречу. Она очень важна и целесообразна, потому что мы понимаем, какие у нас есть возможности. Наши желания, конечно, должны совпасть с этими возможностями.

Мы очень постараемся и изменить как-то расписание, и предусмотреть тот самый компетентностный подход, о котором мы с вами говорим, и сделать так, чтобы детьми эта перегрузка не чувствовалась с такой силой. Всё, что в наших силах, мы будем делать, подготавливать учителей, что уже и делаем. Спасибо за ваше внимание, терпение, выдержку. Меньше критиковать, а если критиковать, только со смыслом. Со смыслом, а не просто так. Критика тоже нужна. Давайте будем друг другу помогать, и всё у нас обязательно получится. Тем более поддержка, вот такая реальная, она ощутима.

Дедушка-активист: Уважаемые родители! Завтра в 17 часов состоится очередной митинг протеста против псевдореформы. Сбор возле здания министерства образования…

Директор: Всем отдыхать! Всем отдыхать!

 

 

Загрузка...

Русские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ