riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Алфред Рубикс у пикета возле Сейма против поправок к Уголовному закону.
BaltNews.lv

Кто-то ностальгирует по советским временам, а внучка Рубикса эмигрировала в Лондон. Обзор латышских СМИ

На минувшей неделе латышские СМИ писали о том, что жители Латвии – далеко не рекордсмены среди пьяниц, о том, что ностальгия по советским временам никуда не исчезает, а также о том, что Латвия входит в число неблагополучных стран, из которых бегут люди.

Олимпийский факт: корейцы пьют так же, как и латвийцы

Портал газеты Latvijas Avīze — LA.lv пишет: «Олимпийские игры в Пхёнчхане посетят много тысяч иностранцев, часть которых определённо радует тот факт, что в Южной Корее не запрещено находиться в общественном месте с открытой бутылкой алкоголя.

Интересно, что, согласно данным исследований, корейцы употребляют алкоголя почти столько же, сколько и латвийцы — в прошлом году один взрослый в среднем употребил 12,3 чистого спирта. Правда, привычки (потребления — прим. ред.) отличаются — если в Латвии доминируют крепкие напитки и пиво, то в Южной Корее предпочитают другие напитки, однако, не расшифровывается, какие именно».

Пропадает ли ностальгия по советскому «раю»?

В еженедельнике Mājas viesis Гирт Каспаранс указывает, что, согласно результатам исследований, ностальгия по советским временам в Латвии уменьшается, однако последний первый секретарь Коммунистической партии Латвии Алфред Рубикс по-прежнему считает, что советский режим превосходил нынешнее государственное устройство: «До сих пор люди приходят ко мне и говорят, что в моё время жить было лучше. Несомненно, что простому человеку в советское время было легче, люди видели перспективу, с надеждой смотрели в будущее».

82-летний Рубикс, посидев в советское время также и в кресле мэра Риги, напомнил: «В то время мы строили тысячи квартир в год, которые люди получали бесплатно. Да, на квартиру надо было стоять в очереди, и они не были столь роскошными, как сейчас, но кто сейчас может позволить купить себе такую роскошную квартиру? Те, кто проворовались или занимаются спекуляцией, которую теперь гордо называют бизнесом!».

Он продолжил: «В советское время люди ехали в Латвию, чтобы жить и работать здесь, а теперь сотни тысяч уехали прочь. В конце 80-х годов в Латвии было почти 2,7 миллиона жителей, а теперь осталась едва-едва половина. И с таким балансом мы шагаем к 100-летию Латвии!».

Внучка Рубикса — Алина тоже присоединилась к числу эмигрантов: вышла замуж за шотландца и живёт в Лондоне.

Ностальгии по советскому времени не испытывает известный латышский поэт Кнут Скуениекс, который за антисоветские взгляды был осуждён на семь лет отбывания наказания в лагере строго режима в Мордовии: «Если кто-то славит советское время и говорит, что в то время не было безработицы, я могу ответить: да, мне самому надо было работать на принудительных работах в лагере!».

Он добавляет, что безработица существовала и в советское время, но была скрытой.

«В то время мне не пришлось встретить ни одного убеждёнyого коммуниста, потому что, как я думаю, все только притворялись», — сказал он.

<…>

«Все, вроде бы, были заняты, но производительность труда была очень низкой. Например, жители приусадебных хозяйств, которые правящий режим строго ограничивал, были намного эффективнее советских колхозов и производили большую часть продутов питания», — рассказал, в свою очередь, директор Рундальского дворца-музея Имант Ланцманис.

Люди бегут из социально неблагополучных стран

Бен Латковскис на портале газеты Neatkarīgā Rīta Avīze — nra.lv отмечает, что иногда высказывается мнение, что причиной эмиграции из Латвии является плохая система образования, и конкретно называет своего оппонента — февральскую публикацию политолога Ивара Иябса в издании Rīgas Laiks.

Полемируя с ним, автор обратился к ежегодно составляемому Legatum institute списку благополучных стран мира.

«Это одно из самых взвешенных исследований, в котором измеряется благополучие людей по девяти разным критериям», — подчёркивает Латковскис.

Далее он пишет, что в списке 2017 года Латвия оказалась на 37-м месте среди 149 стран, почти что там, где была в 2015 и 2016 гг. Первые трое в этом списке — Норвегия, Новая Зеландия и Финляндия. Эстония заняла 27-е место, а Литва — 41-е.

«Наше место интересно (при рассмотрении — прим. ред.) по отдельным критериям. Выше всего Латвия поднялась на 5-е место в мире в смысле природной среды. По этому критерию мы впереди остальных двух стран Балтии. Ещё в 2007 году Латвия по этому показателю была только на 31-м месте, и в 2016 году — на 16-м месте. Почему столь стремительный подъём был в прошлом году, трудно сказать, потому что публикуемый список не даёт детальных разъяснений достижений каждой страны в каждом отдельном показателе», — пишет Латковскис.

Он предполагает, что этому способствовало увеличение потока воды в реке Даугава, позволившее увеличить производство электроэнергии за счёт возобновляемых энергоресурсов, в то же время, напоминая, что есть ещё восемь других показателей, в том числе: уровень загрязнённости воздуха, доступность питьевой воды, рыбные запасы во внутренних водоёмах, потребление пресной воды из возобновляемых ресурсов, удельный вес территорий, охраняемых от влияния человека.

«Своей природной средой мы всегда могли гордиться, и здесь особого удивления нет, но есть и второй показатель, который тянет нас вверх — сильно критикуемое Иябсом и другими образование. По этому показателю мы — на 32-м месте. Однако, здесь надо сказать, что нет никакой связи с нынешним министром образования с этим сравнительно высоким показателем, потому что за последние четыре года мы не поднялись ни на одно место.

Какие же отрасли тянут Латвию вниз? Одна из них — здравоохранение, по которому мы находимся на 78-ом месте.

<…>

Однако самый худший показатель у Латвии — в сфере, которая редко воспринимается собственной проблемой. Латвия находится на чрезвычайно низком 105-м месте по показателю социального капитала.

Каковы индикаторы этого показателя?

Возможность найти друзей, способность положиться на поддержку семьи и друзей, готовность помочь чужаку, то, как можно надеятся на неформальную финансовую помощь; взаимоуважение; доверие силовым структурам; готовность делать пожертвования; готовность к волонтёрству; готовность оппонировать официальному мнению и участие в выборных процессах.

По всей видимости, в этих сферах проявляется традиционная хуторская природа латышей. Следует отметить, что Великобритания, в которой недавно было создано министерство по делам одиночества, по этому показателю находится на сравнительно высоком 16-м месте.

Если бы официальная власть и гражданское общество больше прислушались бы к результатам этого исследования. То могли бы признать, что главная причина эмиграции — не столь «плохая» система образования, как катастрофическая социальная ситуация.

Просто люди в Латвии чувствуют себя несчастливыми, потому что им не на что положиться в трудный момент. В большой мере это следствие долго царившей «теории» — что государство ни о ком не должно заботиться (социализм закончился) и каждый должен заботиться сам о себе. Результат — на ладони. Люди бегут из тех стран, где каждый социально ответственный шаг стараются закопать со словами «опять происходит попытка вернуться к социализму». Почти у всех стран с высоким уровнем эмиграции очень плохие результаты по этому показателю. Например, Литва находится на 135-м месте, Мексика — на 116-ом, Албания — на 119-ом.

Разработчикам плана реэмиграции есть о чём подумать», — заключает автор.

Премьер: «Это латышская традиция — кого-нибудь пинать»

На этой неделе исполняется два года существованию нынешнего правительства Латвии — с 11 февраля 2016 года оно под руководством Мариса Кучинскиса работает почти без изменений в составе (только министра здравоохранения).

Накануне годовщины премьер дал интервью газете Latvijas Avīze, ответив, в том числе и на ряд следующих вопросов о работе своего правительства:

- Что вы реализовали, что практичные латыши извлекают из этого в своих интересах?

Правительству, конечно, надо стараться балансировать интересы. Потому что интересы — со всех сторон, и этот процесс сбалансирования не столь уж лёгок.

<…>

Говоря о кибератаках, произведенных на систему э-здоровья, марис Кучинскис сообщил, что возможность противостоять им «находится у нас не в пеленках, а достаточно развита, чтобы кое-что расшифровать и предотвратить».

А на упоминание корреспондентом того, что систему э-здоровья пинали и семейные врачи, и политическая среда, премьер отметил, что «это латышская традиция — кого-то пинать», но эту систему начали создавать еще в 2005 году, и из трех-четырех различные наработок ее, наконец, сложили вместе. «Не хочу оправдываться, но она могла быть лучше и ее необходимо улучшить», — признал Кучинскис.

<…>

- Читатели наказали добиться от Кучинскиса подтверждения, что первым партнёром Союза зелёных и крестьян не будет «Согласие». А во имя государственных интересов?

— Это противоречило бы государственным интересам. Я хотел, чтобы выжило «Единство»

<…>

- Чувствуется давление, чтобы мы ещё шире раскрыли руки ввозимым рабочим?

— Отрыть рынок дешевой рабочей силы всегда можем успеть. Это элементарно. Однако, если у нас имеются резервы неиспользуемой рабочей силы, если с 2000 года 14% жителей Латвии уехали прочь, то я вижу другие возможности. Открывая ворота иностранным рабочим, мы затормозим рост производительности, собъём вниз зарплаты. Многие будут счастливы, но цикл развития затормозится. Проще говоря, затормозится автоматизация рабочих мест, потому что дешевле будет нанять украинцев, белорусов. В малой стране имеют вес также усиление государственного язык и стабилизация национального состава. В деле о языке мы полемизируем с обществом поддержки русских Латвии (такой организации в Латвии не существует — прим. ред.), но когда приедут гастарбайтеры, это может подняться на новый уровень, к которому наша система вряд ли готова, — признал премьер.

Опрос эмигрантов: Больше всех о возвращении в Латвию думают люди в предпенсионном возрасте

Об этом в интервью Латвийскому радио сообщила вице-председатель Объединения латышей Европы Элина Пинто.

По её словам, результаты опроса свидетельствуют, что в Латвию хотят вернуться в среднем 20-30% живущих за рубежом латвийских подданых. Однако в группе людей предпенсионного возраста этот показатель намного выше — 70%.

«Во второй группе — семьи с маленькими детьми, которые решают — в какой стране, в какой языковой среде, в какой культурной среде их дети станут учиться и расти. Думаю, что возвращение каждого человека в Латвию важно», — сказала Пинто.

 

Загрузка...

Сюжеты