riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Почему раньше Рига была в авторитете и в Германии и на Руси.
Коллаж BaltNews.lv

Пираты Балтийского моря, или Почему раньше Рига была в авторитете и в Германии и на Руси

595 лет назад - 8 февраля 1423 года - специальный посланник Риги Эггерд Беркгофф от имени 73 ганзейских городов заключил договор с Новгородом, уговорив новгородцев отменить санкции против Запада. Почему же в Европе рижанину доверили представлять её интересы, а русские прислушались к его словам?

Рижские корабли под чёрным флагом уважали и боялись

Шесть столетий лет назад Рига считалась очень богатым городом: рижский магистрат мог тратить за год более 10 тысяч марок серебра — почти полкилограмма драгметалла, в расчете на каждую рижскую семью. Если по тогдашнему курсу перевести эти полкилограмма серебра в золото, то в современных ценах стоимость драгметалла составила бы свыше тысячи евро.

Причем богатство рижан достигалось тогда не благодаря дотациям из фондов Ганзейского союза, а из-за роли нужного всем посредника между Востоком и Западом.

Собственно, для этого епископ Альберт и основал в 1201 году новый город: на берегу Даугавы возник крупнейший на Балтике центр транзитной торговли, надежный мост между Русью и Германией. Причем рижане не только принимали у себя купцов из Германии и Древней Руси, но и сами смело ходили за море.

Память о рижских кораблях сохранилась до более поздних времен. Так, в изданной в 19-м веке в России книге «Отечество наше» даже с некоторым преувеличением констатировалось: «В эпоху Ганзы рижское купечество вело морскую торговлю исключительно на своих судах, постройка которых производилась под тщательным общественным надзором, дабы плавающие под рижскими флагами суда доставляли честь городу».

Эти корабли под чёрным флагом с белым крестом (знакомый современникам бело-голубой флаг появился у Риги только в 17-м веке) на просторах Балтики не только уважали, но и боялись.

Ведь среди рижан были не только богатые купцы, но и лихие пираты. Так, в 14-ом веке рижские пираты захватили и разграбили приход Киликунде на острове Эзель (ныне Сааремаа). Этот банальный для того времени случай вошёл в хроники лишь потому, что жалобу разбирал сам Папа Римский, но вряд ли подобная история была единственной.

Впрочем, главным источником богатства рижан была всё же торговля. На Запад из рижского порта отправлялись стратегические для того времени товары — воск (сырьё для изготовления свечей — источника света), пенька (сырьё для производства корабельных канатов) и лён, а обратно — на Восток везли соль (без засолки рыбы, мяса, сала и других продуктов в то время было непросто выжить), железо, медь, вино…

Прибалтийская Тортуга

Более 600 лет назад между Русью и Западом произошел очередной серьезный конфликт. На сей раз рассорили Новгород и Ганзу прибалтийские пираты.

При упоминании о морских разбойниках сегодня сразу же возникают ассоциации со знаменитым голливудским фильмом «Пираты Карибского моря», а многие наверняка вспомнят известную по книге «Одиссея капитана Блада» пиратскую столицу Тортугу.
Однако по своему масштабу пираты Карибского моря были подмастерьями в сравнении с пиратами балтийских вод 14-15-го столетий. Если на Карибах флибустьеры лишь квартировали на Тортуге под крылышком французского генерал-губернатора, то балтийские пираты захватили остров Готланд, после чего нагло грабили не только купеческие корабли, но и крупные города в разных странах: Берген, Мальме, Выборг… Они называли себя «друзья Господа и враги всех».

Против пиратов на Балтике велись столь же масштабные войны, как и между государствами. Датский военный флот много лет топил корабли с Готланда, наконец, магистр Тевтонского ордена нанял множество десантных кораблей и направил на этот остров своих рыцарей. Перед тяжёлой конницей даже крутые готландцы оказались бессильны, «прибалтийскую Тортугу» на время удалось очистить от преступных элементов.

Предвижу вопрос: но при чем здесь взаимоотношения между Русью и Ганзой? Да при том, что новгородцы в то время не только принимали у себя ганзейских купцов, но и сами ходили на морских судах в Швецию, Ливонию. Пруссию, Данию. И случалось, сталкивались в море с пиратами.

Тут-то и возникали споры с Ганзой. Новгородцы требовали, чтобы путь в другие страны для русских кораблей был «чист». Хитрая формулировка означала: пусть Ганза платит за убытки, если пираты из Европы ограбили русского купца!

Ганзейские города отвечали: делаем, что можем, даже войны с пиратами ведем, в разбоях не виноваты. Вот только Новгород словам не верил и подозревал: хитрые ганзейцы хотят получить монополию на перевозку товаров из Новгорода по морю в другие страны. Словом, после большого числа войн русских с немцами во взаимоотношениях Руси и Ганзы явно не хватало доверия.

Санкции по-новгородски

Ганзейские города заняли такую позицию: мол, если новгородцы обижены, то это их проблемы. Вот только очень быстро Ганза обнаружила, что проблемы, оказывается, не у новгородцев, а у неё.

После очередного ограбления новгородских купцов (у неких Мирона, Терентия и Трифона пираты отобрали воск, часть товара потом привезли в город Висмар и продали) русские арестовали в 1420 году всех находившихся в Новгороде ганзейцев, конфисковали их товары и… продолжили торговлю. Только уже не с Ганзой,

Мало того, что резко увеличился торговый оборот города Выборга. Оказалось, что ливонская Нарва… не член Ганзейского союза. В отличие от целого ряда других городов Ливонии. В Нарве потирали руки от радости, а, к примеру, в Ревеле (Таллине) подсчитывали убытки.
Парадокс состоял в том, что ограбили новгородских купцов шведы. И именно шведы потом радовались, когда к ним после санкций и контрсанкций перешла часть торговли Запада с Русью. Лишь через пару лет города центральной Европы осознали, что терпят убытки из-за героической борьбы за чужие интересы.

В 1422 году съезд ганзейских городов решил, что отношения с русскими надо налаживать.

Как прибалты европейский бизнес спасали

В январе 1423 года в Новгород прибыли послы ливонских городов: рижский ратман (член магистрата) Эггерд Беркгофф, бургомистр Дерпта (Тарту) Тидеман Фос, дерптский ратман Герман Бутеншоне и ратман Иоганн Пальмедаг из Ревеля (Таллина). Можно было предположить, то были люди в Новгороде известные, с хорошей репутацией. А, скажем, Рига с ее надежной системой кредитования, платежеспособными купцами воспринималась как очень непростой, но в определенных вопросах надежный партнёр.

Переговоры по понятным причинам шли необычайно сложно. Думается, рижскому ратману Беркгоффу очень непросто было отвечать на вопрос, куда исчезли привезенные пиратами в германский город Висмар товары русских купцов. Чтобы это понять, достаточно посмотреть на карту и увидеть, где находится Рига, а где Висмар.

Переговоры, проходившие на подворье новгородского епископа, длились 17 дней. Русские не хотели терпеть убытки, немцы не соглашались оплачивать ущерб, причинённый действиями европейских пиратов.

И всё же компромисс был найден. Ганзейцы взяли обязательство вернуть ту часть товара, которую пираты привезли в Висмар, а ту часть воска, судьба которой неизвестна, «всем 73 городам разыскивать без всякой хитрости». Послы клялись на кресте, что розыск будет произведен. Новгородцы проявили реализм и понимание, что не всякое преступление раскрывается: «а чего не найдут, в том измены нет».
Санкции и контрсанкции были отменены, а Рига подтвердила свою важнейшую роль в Ганзейском союзе в деле контактов с Русью.

…Прошло почти 600 лет. Латвия и Эстония идут в авангарде санкционной войны, а отношения с Москвой ныне такие, что впору просить Запад о посредничестве.

 

Загрузка...

Сюжеты