riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Герцог Курляндии Якоб (Екаб) и русский царь Алексей Михайлович.
Коллаж BaltNews.lv

Из истории транзитного бизнеса: как герцог Екаб захотел стать вассалом русского царя

360 лет назад - 30 января 1658 года - гонец доставил в Посольский приказ в Москву текст договора, по которому самый знаменитый ныне из курляндских герцогов Якоб (Екаб) готов был стать вассалом России.

Планы были хороши — посмеемся от души

То было необычное время: менее чем за десять лет российскими подданными изъявили желание стать украинский гетман Богдан Хмельницкий, молдавский господарь Георгий Стефан, царь Имеретии (часть Западной Грузии со столицей в Кутаиси) Александр. И вот переговоры о признании России своим сюзереном повел герцог из Прибалтики Якоб. Причем правитель Курляндии, образно говоря, оказался в очереди за российским покровительством последним. За что, возможно, и поплатился.

Сегодня обращает на себя внимание не только сам факт «очереди» иноземных правителей за российским подданством. Неожиданным выглядит желание именно герцога Екаба стать вассалом Москвы. Ведь ни Богдан Хмельницкий, ни, к примеру, царь Имеретии никогда не демонстрировали антипатий к России. А вот правитель Курляндии начал свою политическую деятельность с… участия в войне с Россией.

Ныне о герцоге Екабе пишут как о талантливом хозяйственнике, который создавал в герцогстве новые мануфактуры и судоверфи, повысил в своем государстве продуктивность сельского хозяйства и стал человеком-легендой после того, как обзавелся колониями в Африке и в Америке. В наши дни в его честь был назван корабль, выпущены почтовая марка, в Кулдиге герцогу установили памятник…

Кто ныне помнит, что Екаб мог и не стать Его Светлостью правителем Курляндии и Семигалии, а карьеру начал с участия в войне против Московского царства?

Герцогство было вассалом Речи Посполитой, и отец Екаба, герцог Вильгельм был по воле польского короля за прегрешения изгнан из Курляндии, лишился и трона и родины. Долгое время никто не знал, сможет ли малолетний Екаб стать герцогом.

Когда он вырос и польский король милостиво признал его права на престол, то благодарный молодой человек на радостях не пожалел денег: велел завербовать три роты солдат и в 1634 году добровольно отправился на войну, которую Речь Посполитая вела против России. Повоевать, правда, не успел (воюющие стороны заключили мир), но репутацию недруга Руси приобрел.

Шло время, Екаб всеми силами стремился развивать экономику герцогства и постепенно осознал: именно бизнес с Россией очень перспективен. Правитель Курляндии грезил о новом великом шелковом пути. В то время шёлк везли из Персии по Каспию, Волге, Северной Двине в Архангельск, откуда корабли уплывали в Западную Европу. Талантливый коммерсант на герцогском троне решил создать новый шелковый путь: Персия — Русь — Виндау (Вентспилс) — Германия.

Налаживать отношения с Москвой герцог дипломатично решил с поздравления с воцарением на престоле нового царя — Алексея Михайловича. Но не только в приветственном слове заключалась миссия курляндского дипломата. Каких только инструкций герцог не дал своему послу барону фон дер Рекке! Так, барон должен был сообщить 16-летнему российскому правителю, что Екаб готов организовать сватовство царя к дочери покойного короля Богемии.

Современный латвийский историк Марите Яковлева отмечает, что посол должен был пообещать царю: этот брак обеспечит Москве союз с наиболее могущественными дворами Европы, в том числе английским, датским, шведским, саксонским и бранденбургским, так как с ними у короля Богемии были близкие родственные связи.

Видимо, в благодарность за выгодный брак, царь должен был, по замыслу Екаба, обеспечить транзит персидского шелка через Вентспилс.

Планы были хороши. Увы, фон дер Рекке доехал только до границы с Русью, после чего вынужден был двинуться в обратную сторону. Посол оказался невъездным в Московское царство. Псковский воевода направил герцогу Екабу строгое письмо: послы от курляндских герцогов к царю раньше не приезжали и ныне приняты не будут, это не нужно и непристойно. Мол, нечего правителю столь маленькой страны с Государем всея Руси общаться, может и письмами к псковскому воеводе ограничиться.

Через год, когда российские дипломаты находились в герцогстве проездом (ехали из Дании обратно в Москву), Екаб пригласил их в свой замок, щедро угощал и говорил, что он, в отличие от других курфюрстов, «в свойстве» с польским, английским, датским королями. Намекая, мол, могли бы в Москве его посла и принять. Но через год, когда Екаб вновь попытался отправить посла в Москву, то опять получил от ворот поворот.

Налогов не платишь — гражданство не получишь

В 1655 году в Восточной Европе началась Первая Северная война. Шведская, польская, прусская, русская, трансильванская, датская армии вели боевые действия; заключались и рушились казавшиеся ранее немыслимыми альянсы; выдвигались претензии на чужие территории.

Быстро выяснилось, что сюзерен Курляндии — польский король не то что герцогство, но и свои земли не может защитить. Екаб задумался о покровителе посильнее. Москва же искала союзников по принципу — чем больше, тем лучше. А Екаб мог оказаться другом, пусть его государство и было очень слабо. Курляндскому герцогу разрешили отправлять послов в Москву.

Екаб продолжал грезить о персидском шелке, о транзите российских грузов через Вентспилс. Но теперь герцог искал и надежную защиту от агрессоров. Он выразил готовность стать вассалом московского царя. 30 января 1658 года в Посольский приказ была доставлена грамота от герцога Екаба, на каких условиях он согласен стать подданным царя Алексея Михайловича. Ох, лучше бы для Екаба было не ставить никаких условий!

Но не ставить условий герцог не мог, его вынуждали к этому не зависящие от него обстоятельства.

Пункт первый проекта договора между потенциальным сюзереном и вассалом гласил, что сюзерен берет Курляндию «в защищенье». Далее говорилось, что курляндцам разрешено беспошлинно торговать на Руси. Герцог же обязан был в случае выборов короля в Польше, с помощью своих польских родственников лоббировать кандидатуру русского царя.

Но ключевым в соглашении был пункт 9, по которому все подати в герцогстве оставались у Екаба.

Тут-то у руководителей Руси и возник вопрос: а зачем царю «крышевать» герцога задаром? Увы, ничего другого правитель Курляндии предложить не мог. Ведь он сам получал от подданных лишь таможенные пошлины и налоги с крошечных курляндских городков, а курляндские помещики и их крепостные — большинство населения страны — не платили Екабу ни полушки.

Откроем секрет: курляндский герцог стал гением коммерции из-за безденежья. Другие правители занимались большой политикой или веселились, он же попросту вынужден был следовать принципу: хочешь жить — умей вертеться, чтобы иметь в своем распоряжении хоть небольшие суммы.

Итак, герцог не готов был предложить России налогов; Россия же не стремилась защищать Курляндию даром. Итог: москвичи вежливо улыбались курляндским немцам, но защищать герцога от его врагов не спешили. Для них в то время куда важнее были переговоры со шведами, по итогам которых в конце 1658 года Россия на три года получила в свое распоряжение половину Лифляндии. Естественно, с правом собирать налоги.

Что же до Екаба, то когда посол Курляндии в Москве Петр Гасс в мае 1658 года попросил жалованную грамоту с печатью о гарантиях защиты, то ему было отказано. Дали лишь письмо, в котором царь хвалил герцога Екаба за то, что тот ищет государеву милость. Понятно, что защищаться благодарственным письмом от неприятельских армий было невозможно.

Осенью 1658 года в Курляндию вторглись шведы, захватили Митаву (Елгаву), герцога Екаба заточили в крепость в Нарве (выпустили лишь в 1660 году), а герцогство разграбили. Убытки герцога от этого грабежа составили огромную сумму в 6,5 миллиона талеров (по тем временам — примерно полторы тонны золота). После такого опустошения герцог никогда уже не имел былого богатства и влияния.

Не исключаю, герцог Екаб долго жалел о половинчатости своей политики: рискнул бы — предложил русскому царю взаимовыгодные условия, и герцогство бы процветало, а Вентспилс со временем стал не менее значимым городом, чем Рига…

 

Загрузка...

Сюжеты