riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

1 января 1878 года по воле всероссийского императора Александра II кануло в Лету разделение на граждан и неграждан (бюргеров и небюргеров) в Риге.
© Коллаж BaltNews.lv

Дата в истории Российской империи: 140 лет назад под Новый год в Риге не стало неграждан

В богатых домах Старой Риги в новогоднюю ночь угощали необычными яствами, такими как черепаховый суп, рябчики, куропатки, фазаны. Однако настроение у части влиятельных рижан было отнюдь не праздничным. Ведь в новогоднюю ночь рушились устои давно сложившегося порядка…

Часы пробили полночь, в домах богатых рижан взлетели вверх пробки от французского шампанского «Вдова Клико» (стоимостью аж три рубля за бутылку). Но лица некоторых власть имущих по-прежнему были мрачны, как на похоронах. Ведь с наступлением нового, 1878 года, лишился власти Рижский магистрат. Более того. Ровно в полночь по воле всероссийского императора Александра II кануло в Лету разделение на граждан и неграждан (бюргеров и небюргеров), существовавшее в Риге более пяти веков.

А бывшие неграждане в Пардаугаве, на Саркандаугаве, в Московском форштадте, как можно предположить, поднимали в ту ночь бокалы со словами на латышском и русском языках: «Всё, нет больше разделения на граждан и неграждан, и кто его, окаянное, только выдумал?!»

Да сами же рижане и выдумали. Без малейшего вмешательства Европарламента или средневекового ландтага Священной Римской империи германской нации.

…В 14-м веке на узких улочках Старой Риги места хватало всем. Семьсот лет назад здесь жили и латыши, и ливы, и немцы, существовал русский квартал. Город гордился своим уровнем жизни, а в рижском порту грузились на морские корабли товары, общая стоимость которых равнялась многим пудам серебряных монет.

Казалось бы, живи и радуйся. Но настал день, когда одни рижане захотели быть полноправнее других.

В конце сентября 1376 года, в день Микеля, на балкон рижской Ратуши вышел чтец и традиционно принялся оглашать утвержденные магистратом за последний год законы. Он начал говорить, и казалось, что даже у видавшей виды статуи рыцаря Роланда брови поднялись вверх от удивления. Отныне небюргерам запрещалось открывать лавки, нанимать подмастерьев, вести оптовую торговлю…

Сегодня неграждане и представить себе не могут, как ограничивали их собратьев в Средние века. Даже варить пиво для собственных нужд имели право лишь граждане города, а носить женские шубы могли только гражданки Риги.

Неравноправие царило в городе Риге сотни лет. В 18-м столетии секретарь первого департамента Рижского магистрата Нейендаль констатировал: «Жители Риги разделялись на граждан, неграждан и иноземцев».

В середине 19-го столетия побывавший в Риге российский публицист Юрий Самарин с возмущением писал о местных порядках: «Первые, т. е. граждане, почитают себя в городе полными хозяевами… неграждане обречены на самую жалкую участь, и не совсем хорошо расположены к гражданам. Большинство граждан состоит из немцев, большинство неграждан — из русских, латышей».

И всё это происходило не в раннем средневековье, а в просвещенном 19-м столетии! Наконец, терпение у российской власти лопнуло. Уже не надеясь, что цивилизованные немцы сами создадут в Риге цивилизованные порядки, император Александр II принял меры.

140 лет назад — 1 января 1878 года — разделение на граждан и неграждан исчезло (тогда казалось, что навсегда).

Равноправие, отсутствие ограничений в бизнесе пошли рижанам на пользу: уже к началу ХХ века Рига стала самым богатым городом Российской империи.

Побывавший в 1914 году в крупнейшем городе Лифляндии санкт-петербургский журналист с изумлением писал, что зарплата руководителей городской думы сопоставима с зарплатами российских министров.

А вот пример того, как Рижская дума более ста лет назад заботилась о пожилых людях. Из своих доходов дума выплачивала немалому числу рижан пенсии. И прожить на них можно было без проблем. К примеру, бывший учитель гимназии за год получал около тысячи рублей. Сопоставим, одноквартирный дом без удобств на окраине Риги можно было купить в конце ХIX столетия за 600-700 рублей. В центре города дом, конечно, стоил неизмеримо дороже, зато строились целые кварталы из домов-дворцов в югендстиле. Возводились, кстати, и «настоящие» дворцы в псевдоготическом стиле, похожие на старинные замки.

Промышленность города стала одной из самых передовых в Европе: перед Первой мировой войной в Риге работали сразу несколько автомобильных и несколько авиационных производств, выпускал продукцию прекрасный электротехнический завод, а медали на международных выставках получали даже рижские сигареты и местная искусственная минеральная вода.

Богатство рижан способствовало развитию в городе образования и культуры: в начале ХХ столетия в Риге работали более 600 книжных магазинов (в среднем, по одному на 500 жителей). Сохрани рижане существовавшую более ста лет назад любовь к чтению, и ныне книжная лавка должна была бы находиться в «спальных» микрорайонах между каждыми двумя четырёхподъездными девятиэтажными домами…

Добавим, что дореволюционная Рига стала своего рода кузницей кадров для многих государств Европы. Здесь в Рижском политехническом институте учился будущий президент Польши Игнаций Мосцицкий. В Рижской духовной семинарии в ранней юности овладевал знаниями будущий первый президент Эстонии Константин Пятс. В Риге закончил школу Кристап Салнынь — будущий легендарный советский разведчик, ставший историческим прототипом киношного Штирлица… Ну а перечислять, сколько юных рижан начала ХХ века занимали потом высокие должности в Латвийской Республике или в Советском Союзе, можно так долго, что станет скучно.

Прошло сто сорок лет со дня отмены разделения рижан на граждан и неграждан. Однако живи секретарь первого департамента Рижского магистрата Нейендаль сегодня, он вполне мог бы написать: «Жители Риги разделялись на граждан, неграждан и иноземцев»…

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ