riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Быть патриотом Латвии.
© BaltNews.lv

Красно-бело-красный праздник – для всех, а в законе - не место привкусу реваншизма. Обзор СМИ

На минувшей неделе латышские СМИ писали о государственном празднике – отмечаемом 18 ноября Дне провозглашения Латвийской Республики, о реэмиграции и двойных стандартах в отношении ветеранов Второй мировой войны.

Жители всё более ответственно используют государственный символ — красно-бело-красный флаг

В своём репортаже корреспондентка Службы новостей Латвийского радио Синтия Амботе сообщает, что на этой неделе государственных праздников были констатированы лишь один-два случая, когда домовладельцы нарушили правила вывешивания государственного флага.

На портале общественных СМИ lsm.lv она пишет, что в этом году эксперты пришли к заключению, что жители в целом всё больше сами интересуются тем, как использовать латвийский флаг в соответствии с законом и с уважением. В свою очередь, чтобы цвета флага были соответствующими, планируется установить более строгие требования к его изготовителям.

«Уже идя в студию, я заметила, что прямо здесь, на Домской площади, есть композиция из государственных флагов, и я рада, что и в Старой Риге для неё нашлось место. Чем больше флагов, тем больше настроение государственного праздника», — сказала заместитель председателя Комиссии по государственной геральдике Рамона Умблия, выразив мнение, что латвийцы всё более ответственно и в соответствии с законом используют государственный символ — красно-бело-красный флаг.

Автор репортажа пишет, что с 2015 года больше не наказываются те частные лица, которые вообще не вывешивают государственный флаг в праздничные или траурные дни.

Представитель полиции самоуправления Риги Том Садовскис, в свою очередь, рассказал: «В этом году в День Лачплесиса (11 ноября — прим. ред.) вызовов было очень мало. Полиция самоуправления получила вызовы от двух жителей (…) Чаще всего эти нарушения происходят в траурные, а не праздничныые дни, потому что к флагу добавляются такие несоответствующие траурные ленты, как чёрные колготки или полоски мешков для мусора».

Госполиция в этом году тоже констатировала лишь одно нарушение, когда в День Лачплесиса в Курземском регионе флаг был вывешен приспущеным, что означает траур.

Что Латвии надо: флаги

«На этой неделе всё красно-бело-красное. Ленточки цвета флага, броши, свекла с козьим сыром и, конечно, флаги, которые для латыша святы», — пишет в журнале SestDiena Сармите Колате в рубрике «Что Латвии надо».

В этой рубрике, посвящённой предстоящему через год 100-летнему юбилею государства, издание публикует беседы с самыми различными людьми — от хипстера до министра, пытаясь выяснить, что Латвии требуется больше всего.

Автор напоминает об услышанной в детстве легенде о возникновении государственного флага Латвийской Республики: некий храбрый воин был тяжело ранен в бою и его, истекающего кровью, положили на белую овечью шкуру, а когда героя с неё убрали, посредине залитого кровью руна осталась белая полоса от его тела.

Колате поинтересовалась, а кто и как сейчас изготавливает государственные флаги Латвии.

Оказалось, этим занимается предприятие «Latvijas tekstils», глава которого Оскар Полманис рассказал, что сейчас это куски ткани, чеще всего полиэстерной, сшитые между собою.

По его наблюдениям, жители Латвии с большим пиететом относятся к флагу. Да и закон устанавливает определённые рамки использования карминно-красного и белого цветов при изготовлении не только флагов, вымпелов и другой атрибутики, а также сувениров. Например, государственный флаг Латвии можно использовать в дизайне, но с соответствующим уважением, а не так как, например, флаг США, из которого шьют трусы.

Призывают не принимать закон о статусе участника Второй мировой войны

Илмар Путеклис распространил через портал nra.lv следующее письмо: «Мы, Общество ветеранов 130-го Латышского стрелкового корпуса и бригад латышских партизан считаем, что 26 октября большинство Сейма приняло закон, который незаслуженно дискриминирует наших членов».

Далее он, в частности, пишет: «В практике подготовки законов принято, что при подготовке законопроектов привлекают и выслушивают заинтересованные стороны хотя бы из вежливости. Очень жаль, что, на сей раз, нас не выслушали и не услышали — такой подход не свидетельствует о качестве работы и объективности.

Мы выражаем протест против того, что значение и понимание участника Второй мировой войны в законопроекте необоснованно сужено. Мы настаиваем на том, что в законопроект надо включить право на получение статуса участника Второй мировой войны бывшими советскими партизанами и гражданами Латвии, ветеранами Второй мировой войны, получившими латвийское гражданство в годы независимости и в порядке натурализации. Фактически, закон создан для одной узкой, избранной группы. Напоминаем, что в борьбе с немецкими фашистами в латвийском партизанском движении участвовало около 20 тысяч человек, которые, рискуя своей жизнью, способствовали разгрому гитлеровской Германии. К сожалению, до сего дня дожили лишь несколько десятков. Заслужили ли они такую дискриминацию со стороны нынешнего поколения?

Мы также считаем, что нельзя унижать тех, кто боролся за освобождение Латвии и в послевоенные годы связал свою жизнь с независимой Латвией (большая часть — это российские латыши, вернувшиеся на родину предков).

С сожалением надо признать, что законопроект слишком политизирован и при его подготовке принимались во внимание организации представителей только одной политической ориентации. На наш взгляд, в законе иногда проявляется унижение проигравшего войну и привкус реваншизма, что не согласуется с намерением и инициативой автора идеи — бывшего президента Андриса Берзиньша, т.е. сплотить общество».

В ноябре — дома

Сантита Уплея, вернувшаяся в Латвию после восьми лет отсутствия, пишет на портале газеты Latvijas Avīze — LA.lv: «Наверное, я — не единственная латышка, которая время от времени сокрушается по поводу того, что наш государственный праздник выпал на столь серый, промозглый и туманный месяц как ноябрь. Но даже 4 мая не всегда гарантирует солнце и тепло, потому что погодные условия в начале мая могут быть очень переменчивыми (…)

Однако признаюсь, что именно в этом году я пришла к осознанию того, что ноябрь, на самом деле — очень хорошее время, чтобы отмечать государственный праздник. Не буду отрицать, что, вероятнее всего, это связано с моим возвращением на жизнь в Латвии после восьми лет отсутствия».

Она признаётся также и в том, что испытывает наслаждение от всего этого — от возвращения в ту среду, в которой выросла.

Свои ностальгические ощущения по возвращении на родину автор заключает следующими соображениями: «Теперь, в ноябре, ощутив как туман и промозглость, так и прохладное солнце, и капающую черноту туч, я поймала себя на мысли, что я этим наслаждаюсь. В тот момент, когда уже закончилось блистательное великолепие осенних листьев, а снег ещё не покрыл пропитанную осенними ливнями землю белым покрывалом, я насладилась тем, что возможно только дома, в Латвии».

Желание покинуть Латвию никуда не исчезнет

Продюсер Службы новостей Латвийского радио Айга Пелане пишет на портале общественных СМИ lsm.lv: «Времена, когда многие ехали за границу собирать грибы, прошли. Так же, как и осталась в прошлом главная причина отъезда в кризисное время — высокая безработица в Латвии, пребывание без средств на пропитание и большие долги банку. Кто, на самом деле, уезжает из Латвии, и следует ли нам волноваться из-за этого?».

Припомнив общеизвестные причины, по которым латвийцы ранее уезжали за рубеж, она указывает, что за это время многое изменилось — по мнению экспертов, всё большее число жителей Латвии покидает страну не под влиянием обстоятельств, поэтому склонение их к возвращению на родину только заманиванием более высокими, чем прежде, зарплатами больше уже не срабатывает.

Профессор Латвийского университета Михаил Хазан, уже годами исследующий тенденции миграции, указывает, что меняется «портрет» уезжающего: всё меньше становится тех людей, которые уезжают для того, чтобы погасить долги или накопить деньги на первый взнос за жильё.

«Среди уезжающих всё больше людей с хорошим образованием. Люди могут уезжать из своей страны потому, что хотят увидеть что-то новое, потому, что таков их стиль жизни; потому, что на родине нет такой работы, которая по-сердцу и по которой получено образование; потому, что просто хотят достичь чего-то большего, чем это возможно на родине. Хорошее образование, уникальная профессия и другие возможности в больших странах гонят прочь не только тех, кто готов выполнять менее квалифицированную работу.

Только не надо сразу кричать, что наша страна плохая», — подчеркнул он.

Ключ к реэмиграции — экономическая и социальная либерализация

Такое мнение в передаче Латвийского радио «В точке пересечения» выразили эксперты, приглашённые в студию на дискуссию по вопросу — необходима ли, чтобы способствовать реэмиграции, или возвращению на родину живущих за границей латвийцев, более либеральная социальная и экономическая среда в Латвии.

Исследования, проведённые Исследовательским центром диаспоры и миграции Латвийского университета показали, что сейчас люди возвращаются в Латвию преимущественно руководствуясь эмоциональными соображениями.

Исследовательница центра Лаура Буржинска указала, что переезд в Латвию связан со значительными расходами и рисками. Поиск работы зачастую создаёт проблемы, чаще всего — предлагаемая зарплата намного ниже, чем за границей (…) Точно так же зачастую проблемы для реэмигрировавших лиц создаёт и возвращение в социальную среду Латвии.

В качестве решения участники дискуссии предложили либерализацию, то есть большую открытость в двух областях — экономической и социальной среде.

Чтобы способствовать возвращению жителей Латвии на родину, надо было бы заботиться о большей экономической открытости, считает председатель Латвийской торгово-промышленной палаты Айгар Ростовскис.

По его словам, латвийские предприятия в полтора раза менее эфективны, чем в развитых европейских странах.

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ