riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Латышские стрелки с национальным знаменем. 1917 год.
© ru.wikipedia.org

К 100-летию Октябрьской революции: латышские стрелки лишили Керенского последнего шанса

Сто лет назад в Видземе без серьезной борьбы произошла большевистская революция. Легкость ее победы не вызывает удивления, ведь Видземе оказалась единственной территорией бывшей Российской империи, где большевики осенью 1917 года убедительно одержали верх на выборах в Учредительное собрание.

Как только в Видземе узнали о событиях 25 октября (7 ноября по новому стилю) 1917 года в Петрограде, латышские красные стрелки без боев вступили в Цесис и Валмиеру и передали власть большевистскому военно-революционному комитету.

Новой власти сразу же пришлось заботиться отнюдь не только о большевистских преобразованиях на неоккупированной немцами территории Латвии (к тому времени в ходе Первой мировой войны германская армия заняла Курземе, Земгале и Ригу), но и о судьбе Октябрьской революции в России. Ибо Лифляндия оставалась последней надеждой бежавшего из Петрограда главы Временного правительства Александра Федоровича Керенского.

Здесь находились войска 12-й армии, исполком совета которой был эсеро-меньшевистским. Позднее латышский большевик Янис Вилкс вспоминал: «В 12-й армии было много верных Временному правительству казачьих частей, ударных батальонов и тыловых команд».

А.Ф.Керенский. Вторая половина 1917 года.
© Public Domain
А.Ф.Керенский. Вторая половина 1917 года.

Бежав из столицы, Александр Керенский велел срочно направить из Валки в Петроград 17-ю кавалерийскую дивизию, из Пярну — бронедивизион.

Однако эти и другие остававшиеся верными Временному правительству войска не смогли отправиться в путь — латышские красные стрелки контролировали железнодорожные станции в Видземе и в Южной Эстонии. Судьба правительства Керенского оказалась предрешена…

Вскоре не антибольшевистские части, а две тысячи латышских красных стрелков отправились из Видземе в Петроград — охранять Смольный и другие важнейшие объекты, защищать Советскую власть в «колыбели революции».

Впрочем, оставшихся в Видземе красных стрелков для удержания власти в руках латышских революционеров было более чем достаточно. В написанной известными латышскими историками книге «История Латвии ХХ век» так рассказывается о причине популярности большевиков: «Сиюминутные, радикальные и кажущиеся справедливыми решения в мировом масштабе придавали коммунистическим идеям религиозный характер…» (Кстати, когда в декабре 1917 года в Валмиере состоялся съезд Советов рабочих, солдатских и беззмельных депутатов, то его провели в лютеранской церкви — самом большом здании города.)

Исколастрел (Исполком Объединенного совета латышских стрелковых полков) был образован 27–29 марта 1917 года на Съезде делегатов солдатских комитетов 9 латышских стрелковых полков и резервного полка. Вскоре после создания Исколастрел стал на стороне социал-демократов и выступил против Временного правительства.
© peremeny.ru
Исколастрел (Исполком Объединенного совета латышских стрелковых полков) был образован 27–29 марта 1917 года на Съезде делегатов солдатских комитетов 9 латышских стрелковых полков и резервного полка. Вскоре после создания Исколастрел стал на стороне социал-демократов и выступил против Временного правительства.

В Видземе возникла так называемая «Республика Исколата» (Исколат — Исполнительный Комитет Совета рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии). Главой новой власти в Видземе стал ветеран революционного движения Фрицис Розинь, ставший на путь борьбы с буржуазным строем еще в 19-м столетии (в современной книге «История Латвии ХХ век» Ф. Розинь характеризуется как догматик-теоретик).

В исторической литературе встречается утверждение, что позиции Исколата в Видземе были даже более стабильными, чем, к примеру, позиции ленинского Совнаркома в России. Вот аргумент в пользу такого тезиса. В ноябре 1917 года прошли выборы во Всероссийское Учредительное собрание.

И если в России за большевиков проголосовали около 25 процентов избирателей, то в Видземе — 72 процента.

Один из первых флагов латышских стрелков после Февральской революции (март 1917). Надписи: «Да здравствует автономная Латвия», «Слава Латвии в свободной России».
© peremeny.ru
Один из первых флагов латышских стрелков после Февральской революции (март 1917). Надписи: «Да здравствует автономная Латвия», «Слава Латвии в свободной России».

Что же сделали латышские большевики за время своего правления в Видземе? Обращают на себя внимание два очевидных факта.Во-первых, латвийские большевики превзошли Ленина в стремлении обобществлять собственность. Во-вторых, они впервые в истории Латвии сделали латышский язык официальным языком.

Уже 15 ноября 1917 года в обращении к рабочим и безземельным крестьянам Латвии по вопросу конфискации помещичьих земель Исколат провозгласил: «Вся помещичья земля и весь помещичий инвентарь являются народной собственностью». Уточним: перед Первой мировой войной в Латвии большинство земельных владений составляла именно территория помещичьих и казенных имений, а более половины крестьян были безземельными.

Сопоставим. Менее чем через сутки после штурма в Петрограде революционерами Зимнего дворца Второй всероссийский съезд Советов принял «Декрет о земле». Этот декрет предусматривал передачу земли крестьянам. Планировался такой порядок действий: помещичьи земли следовало конфисковать, после чего местные органы власти должны были распределить земельные наделы между землепашцами. Декрет был реализован, и в результате, в 1920 году крестьянские земли составили в России 99,8 процента всех сельхозугодий.

Латышские большевики в земельном вопросе поступили совершенно не по-ленински, а намного более радикально. Решено было помещичью землю конфисковать, но крестьянам ее не раздавать, а создать вместо помещичьих государственные имения. Земля не передавалась в собственность даже тем крестьянам, которые арендовали ее у помещиков — для них перемена состояла лишь в том, что арендную плату следовало отныне платить не помещику, а Видземскому совету рабочих, солдатских и безземельных депутатов.

Итак, лозунг «земля — крестьянам» в Видземе был заменен на лозунг «земля — государству».

Исколат действовал решительно. В книге «История Латвии ХХ век» рассказывается: в Видземе «были организованы отряды Красной гвардии, учреждены революционные трибуналы, практиковалось взятие заложников».

Впрочем, не всё, чем занимался Исколат, подвергается критике современными латышскими историками. Такие исследователи как И. Бутулис и А. Зунда констатируют, что в политике Исколата позитивной оценки заслуживает «разве что деятельность Исколата в сфере образования и культуры. Было гарантировано школьное обучение на родном языке, основаны театры, приняты решения о сохранении культурных ценностей».

Перейдем к такому актуальному и сегодня вопросу, как вопрос о государственном языке. 4 января 1918 года Исколат утвердил «Декрет о языках делопроизводства в официальных учреждениях Латвии». В нем говорилось: «Исполнительный Комитет Совета рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии настоящим объявляет, что во всех официальных учреждениях Латвии (в губерниях, уездах, городах, местечках и волостях) во всем делопроизводстве должен употребляться латышский язык».

В феврале 1918 года германская армия вновь перешла в наступление, захватила территорию Видземе и отправила «республику Исколата» в небытие. Красные латышские стрелки не разошлись по домам, а отступили в Россию, где им суждено было сыграть в 1918 году важную роль в судьбе этой страны.

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ