riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Мемориальное кладбище латышских легионеров в Лестене.
© BaltNews.lv

Что принесло Латвии и ее столице упорное сопротивление легионеров Красной армии в 1944-м?

Осенью 1944 года латышские легионеры 19-й дивизии Waffen-SS упорно держали фронт в Моренской волости (Mores pagasts). Они две недели удерживали Сигулдскую оборонительную линию, которая находилась на пути Красной армии, наступавшей на Ригу. Кто от этого выиграл?

Сайт Министерства обороны Латвии в информации для прессы сообщил о памятных мероприятиях, связанных с боями в 1944 году в Моренской волости, где латышские легионеры в конце сентября и в начале октября отразили атаки Красной армии.

В пресс-релизе министерства говорилось, что легионеры две недели удерживали Сигулдскую оборонительную линию, которая находилась на пути Красной армии, наступавшей на Ригу. И это повлияло на дальнейшие исторические события. 

На последней фразе и хотелось бы заострить внимание, ибо то, как именно оборона легионеров 19-й дивизии Waffen-SS у Сигулды повлияла на дальнейшие исторические события, в пресс-релизе, к сожалению, не объясняется. И можно только гадать, что авторы этого текста имели в виду.

Безусловно, судьба латышских легионеров SS трагична: большинство из них были насильственно призваны в армию, ощутили на себе все прелести нацистской пропаганды, были брошены в страшную мясорубку Второй мировой войны. Те, кто сумели остаться в живых, после окончания войны оказались либо в эмиграции, либо в числе проигравших, что сильно портило им жизнь — «пятно» в биографии стереть было невозможно. Часть легионеров оказалась в местах заключения.

Однако вряд ли в современной Латвии кто-то готов говорить: а лучше было бы, чтобы нацисты победили, глядишь, легионерам приятнее бы от этого было. Ведь борьба с «коричневой чумой» объединила самые различные страны и народы именно потому, что разгром нацизма был в интересах рода человеческого.

Точно так же вряд ли есть смысл оценивать преимущественно сквозь призму судеб легионеров всю мировую историю. И в данной статье речь пойдет отнюдь не о бойцах латышского легиона SS, а о фразе из пресс-релиза Министерства обороны о том, что упорная оборона на Сигулдской оборонительной линии повлияла на дальнейшие исторические события. Ибо, на наш взгляд, последствия были таковы, что хоть траурные флаги вывешивай.

Общеизвестно, что перед отступлением из Риги нацисты ее ограбили: в Германию вывозились культурные ценности, промышленное оборудование. Кроме того, в городе разрушались здания, объекты инфраструктуры.

Такой компетентный свидетель, как бывший оберфюрер SS, бывший начальник штаба генеральной инспекции Латышского легиона Артур Силгайлис в написанной им после войны в эмиграции книге «Latviešu leģions» указывал, что немцы нанесли Риге большой ущерб, уничтожив много малозначимых в военном отношении объектов. В свою очередь, советские историки писали: комендант Риги генерал Руф велел подготовить к взрыву в Риге 5806 различных объектов.

В столице Латвии были приведены в нерабочее состояние многие предприятия, по Риге не ходили трамваи, не функционировал водопровод, немецкие оккупанты взорвали городские электростанции, большой ущерб нацисты нанесли Рижскому порту.

Возникает вопрос: не создавала ли упорная оборона на фронте дополнительные возможности для такого ограбления и разрушения столицы Латвии?

Обратим внимание и на такой очевидный факт. К октябрю 1944 года исход войны был уже предрешен, а безоговорочная капитуляция нацистской Германии была лишь вопросом времени.

Упорная оборона подчиненных главкому Гитлеру войск на любом из фронтов, безусловно, продлевала жизнь нацистскому государству и лично его фюреру, но сколько человеческих жизней уносил каждый день войны! Конечно, история не признает никаких «если», но можно предположить: была бы не такой упорной оборона, мир наступил бы быстрее.

В современной Латвии мне доводилось слышать такой тезис: упорная оборона легионеров, то, как они держали фронт, помогла большому числу латышей эвакуироваться в Германию и избежать ужасов сталинского режима. Это, видимо, и есть главный аргумент.

Но, думается, у эмиграции были и негативные последствия для латышского народа. Тысячи и тысячи латышей уехали на Запад, и лишь немногие через полвека вернулись обратно. Многие из уехавших были никак не связаны с нацистским оккупационным режимом. В результате отъезда части населения в конце войны в городах Латвии освободились квартиры, рабочие места, и это способствовало миграции. И почти через полвека, во времена третьей Атмоды в Латвии с тревогой заговорили о том, что в республике плохая демографическая ситуация, что латыши могут стать меньшинством на своей этнической территории… А с чего всё началось?

Ещё одно следствие, пусть и далеко не самое важное. Не уверен, что упорнейшая борьба латышских легионеров за продление существования нацистской Германии способствовала созданию на Западе более позитивного образа латышского народа. А вот то, как такие факты влияют сегодня на представления о Латвии россиян, представляется очевидным.

А в заключение хотелось бы напомнить вот о чем. 16 октября 1944 года по Риге мимо памятника Свободы торжественным маршем прошли воины, способствовавшие освобождению Риги от нацизма. Они тоже были латышами — солдатами 130-го Латышского стрелкового корпуса. Вспомнит ли кто-нибудь в Латвии из власть имущих об этой дате? Иначе получится почти как в знаменитой антиутопии Джорджа Оруэлла: все равны, но некоторые латышские воины равнее.

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ