riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Сердитая женщина.
© banjarwangi.com

Кто покажет «кузькину мать» пропагандистам Кремля, или Латвии повезло, что у нее много русских. Обзор СМИ

На минувшей неделе латышские СМИ много писали о взаимоотношениях между Россией и Латвией, о взаимоотношениях между латышами и русскими в Латвии.

Кузькина мать

На портале газеты Neatkarīgā Rīta Avīze — nra.lv Элита Вейдемане обсуждает инициативу лидера Объединения против нацизма Яниса Кузина, предложившего поставить памятник Василию Кононову, личность которого власти Латвии и России оценивают прямо противоположно.

Автор напоминает, что бывшего красного партизана Кононова в Латвии признали военным преступником, виновным в убийстве мирных жителей во время Второй мировой войны и что Европейский суд по правам человека это решение поддержал.

В свою очередь в России Кононова считают героем — президент Владимир Путин предоставил ему российское гражданство, а посол России в Латвии Александр Вешняков регулярно поздравлял ветерана в день его рождения.

«Так как в Риге получить разрешение на установку памятника — даже такому «герою» как Кононов — было бы очень проблематично, Кузин наметил Зилупе или Карсаву, потому что там, ближе к российской границе, местные власти могут и не знать о кровавом прошлом Кононова. Ну, установят бюст «борца с нацизмом», поговорят торжественно и по-русски, игранут «День Победы» и выпью чарочку. И ни один националист не пропоёт вслед! А если этот бюст поставить ещё и на частной земле, то вообще — не найдётся такого проверяющего, который смог бы подкопаться под намерение восславить антинацистского титана», — едко пишет Вейдемане.

Она возмущена тем, что против «установки "монумента" возле нужника тёти Мани, находящегося на частной земле» выступает только «исторически и национально просвtщённая часть общества». По мнению автора, заслуживает осуждения то, что для остальных это уходит в «песок всеобщего равнодушия», а «государство не способно обеспечить собственные идеологические и правовые аспекты».

«Однако такие «проекты» по большей части связаны с чем-то более значительным, и надо понимать, откуда «ноги растут». На сей раз они растут почти очевидно из задницы «Русского мира». «Установка такого памятника является важным инструментом формирования социальной общности «Русского мира», — как всегда открыто навязывается президент «Института европейских исследований» Александр Гапоненко, знаменитый также тем, что был одним из инициаторов референдума по русскому языку и других антигосударственных действий. Создавая свой «русский мир» в России, не надо как чуме распространяться по всему земному шару, товарищ Гапоненко! Но товарищ этого предложения не слышит, и идея установить памятник военному преступнику (как будто недостаточно позорного столба в Пардаугаве, который колорадовые ленточники гордо именуют «памятником победы») красиво согласуется с российско-белорусскими военными учениями «Запад», которые с 14 по 20 сентября будут проходить в Белоруссии (…) Не будет, конечно, ничего удивительного, если Россия использует эти учения с агрессивными намерениями, и прославление советского убийцы, хоть и в виде установки памятника, является только одним смердящим мусорником в общем море дерьма, которым Латвию наводняют пропагандисты Кремля», — пишет автор.

Однако, добавляет она, хорошим знаком является то, что Полиция безопасности собирается провести проверку в связи с предложением пророссийского активиста установить в Латвии памятник военному преступнику Кононову. «Иначе может случиться, что латышски мыслящие люди совершенно спонтанно покажут всяким там кузиным, как выглядит «кузькина мать». Если не понимаете, что означает это глубоко народное и очень меткое выражение, спросите у свого соседа Вани», — пишет Вейдемане.

Председатель фракции «Согласия» раскрыл страхи латышей перед Россией

В свою очередь председатель парламентской фракции партии «Согласие» Янис Урбанович, отвечая в интервью nra.lv на ряд вопросов, в частности сказал: «Наш избиратель ничего хорошего от нас не ждёт и не требует. В свою очередь латышского избирателя беспрестанно запугивают, что вот сейчас русские набросятся, и наступит последний час.

Это запугивание будет продолжаться, потому что оно работает. Не крымскими событиями вызвана эта страшилка — что русские идут и не надо сдаваться. После Крыма это мероприятие стало только больше, глобальнее, и на него можно тратить больше времени и денег (…)

По-разному могло получиться на выборах самоуправлений, и, может быть, латвийский русский постарался бы сделать выбор между разными партиями, но во время предвыборной кампании был ряд таких тумаков, что около избирательной урны у него в руках оставался только один кандидатский список — «Согласия». Мэру Риги Нилу Ушакову запрещают писать в социальных сетях по-русски, министр образования Карлис Шадурскис унижает русские школы, депутат Сейма Эдвин Шноре обозвал русских вшами. Тогда латвийский русский думает так: «У меня есть выбор — либо голосовать за «Согласие», хоть я в них, может быть, роазочарован, или вообще не голосовать. Не пойду же я голосовать за тех, кто на меня ощерился, скаля зубы».

Ответил Урбанович также и на вопросы, касающиеся отношений с Россией:

- Вы говорите о страхе. Так России совсем не надо бояться?

— Я не говорю, что страх только иррационален. Есть и рациональный. Сосед у нас, конечно, тяжёлый.

Наполеон сказал крылатое выражение, что география — это как приговор. Если Латвия находится рядом с Россией, то наше благополучие зависит от того, где мы находимся, и важны добрые отношения с Россией. Они должны быть лучше, чем у других стран. Не из-за России. А из-за нас самих. Фактически надо было бы судить тех, кто ругает министра сообщения Улдиса Аугулиса за то, что он пытается получить для своей отрасли в России какую-то пользу от сотрудничества. Он же получает её не для русских, а для Латвии. Но социальные сети в интернете полны «предательством». Набрасываются также на министра земледелия Яниса Дуклавса и министра финансов Дану Рейзниеце-Озолу за то, что те однажды встречались с высокопоставленными должностными лицами России. Но они же говорили о важных для Латвии экономических вещах. Чтобы прокормить также и тех, кто зомбирован историей об ожидании Путина.

- Но Крым Россия захватила. Разве это не агрессия?

— История с приходом русских начинается не с Крыма, а с начала 1992 года. Борис Ельцин раскрепостил Латвию, но уже спустя полгода начались лозунги, что русские идут и «латыш, не сдавайся!».

- Но после Крыма национал-консерваторы могли сказать, что они предвидели, что Россия будет агрессивной

— Сосед тяжёлый, с тяжёлым характером, с такими традициями — имперскими. Я не смотрю на соседа некритически, я смотрю адекватно. Вопрос только в том, кому это поможет, если мы будем продолжать смотреть на это гипертрофированно, бить себя в груть и кричать: «Вот сейчас, сейчас уже придут!»

Пусть милитаристы готовятся к войне, такая у них работа, но держать всё общество в угаре страха — преступно. Был такой английский фильм о Даугавпилсе и «зелёных человечках», которые там нападают. Такой фильм подрывает нашу конкурентоспособность. Ну, хорошо — это был один отдельный рассказ, который англичане обыграли, чтобы кто-то получил хоть какую-то пользу. Это предназначалось для их внутреннего пользования. Но если латыши друг другу и миру рассказывают, что придут русские, и мы дадим им отпор, и сколько часов мы готовы продержаться, то это рассказ для потенциального инвестора, чтобы он в Латвии не инвестировал.

- Но не столь уж непопулярна мысль, что чужого нам не надо.

— Нам нужны чужие деньги, чужие инвестиции. Но в прифронтовую зону, которой мы сами себя провозгласили и сами пропиарили, инвестиции не придут.

Мне это кажется мазохизмом.

Я не хочу никого усыплять, но что нам это бдение даёт? Разве поэтому мы в большей безопасности? Самая лучшая оборона и безопасность была бы, если бы здесь было полно иностранных инвестиций. Со всего мира. Но где инвестиции США? Только в обороне. Пришёл бы хоть тот же Дональд Трамп и построил здесь-что нибудь.

Русские купили нашу молокоперерабатывающую отрасль. Что плохого от этого? Это прекрасно. У наших производителей молока есть, кому его продавать, можно конкурировать с литовцами. Нам нужны любые инвестиции. Наша экономика не была бы столь лабильной, если были бы российские, китайские, казахские инвестиции. В Белоруссии идёт соревнование между китайцами, русскими, поляками и другими — кто будет инвестировать. Белорусы умеют использовать географию себе на пользу. А как мы используем географию? Наша география — как смертный приговор, приговор наших страданий. Наше географическое положение как наше несчастье — не повезло. А я говорю, что повезло! Это счастье, что рядом с нами такой огромный рынок, богатая сырьём страна. То, что у нас много русских — это наша удача, потому что не может быть лучших лоббистов дружественных отношений с Россией, чем русские, живущие в дружбе и согласии с латышами.

Посол: В Москву я отправляюсь без излишних иллюзий

В интервью газете Diena новый посол Латвии в России, экс-министр иностранных дел Марис Риекстиньш признаёт, что его миссия нелегка, особенно из-за напряжённых отношений между Россией и Западом, в том числе и Латвией.

Он отмечает, что в прошлом веке отношения между двумя странами были сложными — было много обид и предрассудков. «Задача дипломата работать так, чтобы вторая сторона не основывала или как можно меньше основывала свою политику на предрассудках», — добавляет посол.

На его взгляд, сейчас не следует питать особых иллюзий на улучшение отношений с Россией, в том числе и из-за проводимой в отношении неё санкционной политики. В то же время, подчёркивает Риекстиньш, в прошлом году товарооборот между двумя странами составил 1,8 миллиарда евро, что немало не только для Латвии, но и для России. Причём латвийский экспорт составил 800 миллиjнов евро, а российский импорт — миллиард евро.

«Поэтому я не хочу сказать, что это невозможная миссия; это сложная миссия. Работа посла Латвии в России никогда не была простой», — заключил дипломат.


Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ