riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Латышская идентичность.
© BaltNews.lv

В чем заключается идентичность латышей и почему часть общества разочарована в партиях?

На минувшей неделе латышские СМИ писали о национальной идентичности латышей, о том, как начиналось третье по счёту движение «пробуждения» (Атмода), об освоении латышского языка иностранцами, о том, что в Рижском порту уже больше четверти века стоят неизвестные контейнеры, и о том, что в Латвии растут белые трюфели.

Идентичность латышей — что это такое?

Таким вопросом в публикации на портале газеты Neatkarīgā Rīta Avīze — nra.lv задался Андрей Луцанс, процитировав директора рижского Музея оккупации, редактора газеты австралийских латышей «Latvietis» Гунара Нагелса, сказавшего: «Что является для латышей центральным элементом идентичности? Что это за вещь или мысль, которую мы отстаиваем и за которую гибнем? И, вообще, есть ли хоть что-то, что важно для латышей как народа?».

Луцанс отмечает, что для Нагелса первым признаком латышской идентичности является латышский язык. «Однако, как оказывается, для латышей он (этот признак — прим. ред.) очень неустойчив. Он отбрасывается при первой же кажущейся необходимости, никакой устойчивости однозначно не обозначая и не обеспечивая своеобразности и сходства. Об этом свидетельствуют исследования. Например, исследователи из BISS (Baltic Institute of Social Sciences) заключают: «В латышской среде использование латышского языка на улице имеет заметную тенденцию к уменьшению». Так что, чтобы обеспечить устойчивость своеобразности и сходства, помимо языка нужна ещё какая-то обозначенная стабильная основа и якорь, который её обеспечивает. Да, но что! Прислушаемся к авторитетам», — предлагает автор.

Цитируя прочих, на его взгляд, авторитетов, он приводит, в частности, слова Яниса Райниса: «Страна — это государство. Мы хотим своей латвийской души! Мы хотим своего латышского языка! Мы хотим своей латышской страны! Мы хотим свободы! Мы хотим своей жизни на свободе!».

По мнению Луцанса, приведённые им цитаты однозначно указывают, что помимо латышского языка условием, создающим идентичность латышского народа, является страна — своя земля.

До Второй мировой войны в Латвии, отмечает он, было 274 627 крестьянских семей, и страна по этому показателю занимала четвёртое место в Европе, опережая, например, Финляндию на 15%. Теперь их стало на 70% меньше — 81 796, и сейчас Латвия занимает четвёртое место с конца, проигрывая Финляндии в 3,2 раза. «25% своей Отчизны мы продали чужакам, и теперь ищем счастья там, где нас нет», — с горечью констатирует автор.

«Результаты работы за 26 лет обретённой свободы позволяют заключить, что латышский народ в своём решающем большинстве не любит и не приучен любить свою страну и государство.

Потеряв свою страну, мы утратим также своё существование и обеспечивающую развитие латышскую идентичность, включая латышский язык. Если не через 50 лет, так через 100 лет определённо. Грустно…», — пишет Луцанс.

Подыматься, а не тонуть

На том же портале nra.lv Элита Вейдемане предалась воспоминаниям о своих впечатлениях от августовского путча 1991 года после поездки в Скандинавию: «Самым жутким было — тишина. Сходя с парома в Рижском порту, мы заметили, что он совершенно пуст (…) Я тороплюсь в редакцию газеты (Народного фронта Латвии — прим. ред.) «Atmoda» («Пробуждение») (…) По пути не заметила ни одного человека. Было 19 августа 1991 года, первый день военного путча».

Далее, напомнив об истории тех событий, 21 августа, когда отмечается День принятия конституционного закона «О государственном статусе Латвийской Республики», автор написала: «Сегодня исполняется 26 лет со дня принятия чрезвычайно важного конституционного закона. Однако мы к этой дате относимся без должного уважения, хотя она не менее важна, чем день принятия Декларации о независимости. Может быть, мы столь инертны потому, что свою независимость обрели, честно говоря, по дешёвке? Может быть потому, что сегодня мы хотели бы больше гордиться своей независимой страной, но не видим для этого основания? Может быть, мы не настолько независимы, как надеялись в тот раз, когда со слезами на глазах одну за другой пересчитывали те страны, которые признали независимую Латвийскую Республику?
(…)

Мы можем гордиться тем, что сотворили во время «Атмоды» (движения «Пробуждения» — прим. ред.)? Действительно? Тогда почему мы показываем себя настолько скромными, униженными и самоуничижительными? Где наша гордость за историю, на основе которой надо строить будущее? В неуважении закопать себя и своё свободное государство — это что, единственное, что мы можем? Если так, то будущего у нас нет. Но должно быть наоборот — начать, наконец-то, подыматься, а не тонуть».

Корни проблем в латвийской политике — в совести людей, а не в конкретных партиях

Проблемы латвийской политики коренятся не в той или иной партии, а в совести людей — политиков и избирателей. Такое мнение в передаче «Один на один» Латвийского телевидения выразил Рижский архиепископ — митрополит Римско-католической церкви Збигнев Станкевич.

По его мнению, латвийскому обществу не хватает морального самоконтроля, средний уровень которого очень низок. В свою очередь, когда общество созрело, оно становится нетерпимым к попыткам «кражи» государства; и ещё — когда хорошо очищена и сенситивна совесть людей, они очень хорошо распознают нечестных, добавил Станкевич.

На его взгляд, латвийское общество понемногу становится всё более зрелым — люди начали не только прислушиваться к словам политиков. «Я вижу медленные, но позитивные перемены», — сказал Рижский архиепископ, добавив, что общество понемногу начало осознавать то, как можно влиять на происходящие в стране процессы.

В то же время он указал, что большая часть общества разочаровалась в партиях, потому что возникло сомнение в том, что народным имуществом распоряжаются честно и справедливо. Это, считает Станкевич, является одной из причин выезда из страны за рубеж большой части жителей Латвии.

В Даугавпилсе иностранцы осваивают в летней школе латышский язык и культуру

Латгальское региональное телевидение сообщило, что для популяризации Латвии, языка и культуры латышей, на международном уровне в Даугавпилсском университете работала так называемая летняя школа. На занятиях в ней 15 представителей восьми стран интенсивно обучали латышскому языку.

Авторы телесюжета указывают, что у Центра латвийских исследований Даугавпилсского университета к тому времени уже имелся опыт обучения латышскому языку граждан третьих стран. Но такой проект, объединяющий представителей столь разных национальностей, вуз второго по величине города Латвии осуществил впервые.

На протяжении 10 дней все 15 участников проекта в рамках 1-ой Международной летней школы латышского языка и культуры «Узнай и почувствуй Латвию» учились в Даугавпилсском университете латышскому языку. Хоть для многих из них это первое соприкосновение с Латвией, при комплектации группы при рассмотрении 141 заявки учитывалась мотивация претендентов. Большинство из них считало владение латышским языком потенциалом своей профессии.

В Рижском морском порту нашли более 200 неизвестных контейнеров, стоящих там с советского времени

Латвийское телевидение сообщило о том, что контейнеры с неизвестным содержимым, в отношении хранения которых на территории Рижского свободного порта начала расследование Государственная служба среды, находятся там с советского времени, сообщили авторам телесюжета на портовом предприятии «Baltijas konteineru termināls».

Некоторые контейнеры уже начали протекать.

По предварительной информации, это 208 металлических морских контейнеров, в некоторых из которых находятся неизвестные химические вещества.

«Baltijas konteineru termināls» является частным терминалом, действующим на территории Рижского свободного порта и обеспечивающим причаливание и разгрузку или загрузку судов-контейнеровозов.

Само предприятие отказывается от детального разъяснения создавшегося положения. Однако исполнительный директор «Baltijas konteineru termināls» Алдис Зиедс сказал, что эти контейнеры находятся на территории предприятия ещё с советских времён, о чём многим государственным учреждениям это известно.

Илзескалнс богат большой редкостью — белыми свиными трюфелями

Латвийское радио сообщило, что в этом году (уже не впервые) в Музей природы Латвии поступила информация о том, что в Илзескалнской волости Резекненского края найдены белые свиные трюфели, являющиеся в Латвии большой редкостью.

Впервые сообщение об этих подземных грибах появилось два года назад. Несмотря на то, что они не могут сравниться по своей ценности с настоящими трюфелями, эти грибы всё же являются значительной природной ценностью.

Для того, чтобы осмотреть вживую и поискать их, в Илзескалнскую волость из Риги приехала специалист по грибам — миколог Диана Мейере с двумя специально натасканными на поиск трюфелей собаками — уэльскими спрингер-спаниелями.

Неподалёку от своего дома местная жительница Велта Билинска показала то место, где она собрала несколько килограммов белых свиных трюфелей.

«В первый раз я нашла этот гриб в прошлом году. Я его просто выбросила. Но затем пришла на работу и рассказала, а мне говорят: «Какая же ты дура! Это же трюфеля! Это же вообще деликатес!» — рассказала она корреспонденту.

Поэтому Велта сфотографировала и выставила в интернете снимок найденного ею белого свиного трюфеля весом в 600 граммов. Таким образом, эта информация и дошла до сотрудников Музея природы.

Для них эта редкая находка оказалась важной ещё и потому, что микологи назвали белый свиной трюфель грибом Латвии 2017 года.

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ