riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Первая мировая война. Оккупационные германские войска в Риге.
© фото из архива

Как в Риге с улиц исчезли кошки и воровали медные ручки, или Кое-что о первой оккупации

С улиц исчезли кошки, в Старом городе заработал публичный дом, от дверей подъездов отрывали медные ручки, у горожан реквизировали оловянные кружки и медные тазы. Новая власть призывала ловить и есть ворон – такой невеселой жизнью жил 100 лет назад крупнейший город Латвии.

100 лет назад — 21 августа (3 сентября по новому стилю) 1917 года — в Ригу вступили германские войска.

Хотя уже за пару дней до этого город обстреливали и в центре Риги рвались снаряды, появление на улицах немецких солдат оказалось для горожан неожиданностью.

В августе рижане думали о чем угодно: о грядущих выборах губернского совета; о том, что требовавшие у городской думы повышения зарплаты милиционеры для придания весомости своим требованиям стали задерживать депутатов Рижской думы; о том, какие фильмы показывают в городских кинотеатрах; о событиях в Петрограде, но только не о возможной оккупации.

В Берлине известие о взятии Риги вызвало ликование. Уже через три дня в завоеванный город прибыл германский император Вильгельм II. Его ждал торжественный обед в Доме Черноголовых, парад немецких войск на Эспланаде и церемония открытия памятника немецкому солдату напротив Христорождественского собора (на другой стороне улицы около здания суда).

Показательно, как менялось настроение рижских немцев. Поначалу немецкие общины Курляндии и Риги ликовали. Выходившая в Митаве (Елгаве) немецкая газета (в Риге все печатные издания были закрыты) опубликовала статью с красноречивейшим заголовком «Освобождение Риги от славянского ига». Находившиеся в состоянии эйфории немцы даже отлили специальную медаль в честь «освобождения» Риги от русских. Восторг у остзейских немцев вызвало и то, что германский император Вильгельм II пожертвовал в пользу бедных рижан немалые деньги из своих личных средств.

Балтийским немцам казалось, что они, наконец, возвращаются домой — в фатерлянд. Ведь сказал же знаменитый германский полководец фельдмаршал Гинденбург, посетив занятую немецкой армией Митаву, приятные для них слова: каким здесь всё кажется немецким!

Однако довольно быстро настроение у части остзейцев стало меняться. Публицист и будущий депутат Учредительного собрания Латвии Федор Семенович Павлов утверждал в 1927 году, что в 1917-м местные немцы «опустили носы».

И не удивительно. Вместо жизни во Втором рейхе рижские немцы ощутили себя жителями оккупированной территории. И Запад, и Германия оказались вовсе не такими белыми и пушистыми, каким это представлялось раньше немецкоязычным рижанам.

Германцы быстро вывезли из Латвии ценности стоимостью во много миллионов марок. Не случайно российские власти решили заблаговременно эвакуировать из города памятники Петру Великому и Барклаю де Толли. Ведь оккупанты старательно срывали с дверей домов медные ручки, реквизировали у горожан медные тазы (а также велосипеды, теплую одежду и так далее). Словом, вывозилось всё, что только можно было вывезти, включая угоняемую в Германию рабочую силу.

Тот же Федор Павлов позднее вспоминал, что при российской власти в Риге даже в войну «было всего в изобилии». Его утверждение подтверждается ценами и ассортиментом на Рижском рынке в Первую мировую. Так, в 1916 году в городе можно было купить даже такие продукты, о которых ныне и не слышно: пьяные вишни, кошерный виноград, молодых тетеревов. Миноги продавались на Рижском рынке по 8 копеек за штуку, дешевле предлагали разве что салаку. Конечно, коммерсанты ворчали: как же так, до войны рябчик стоил 50 копеек, а ныне — 1,2 рубля! Мол, этак разорится буржуй, исповедующий принцип «рябчиков жуй!» Однако и простой народ не голодал.

А вот во время германской оккупации рижане с ностальгией вспоминали «русские времена». Ностальгия станет понятной, если учесть, что в период немецкой оккупации горожане получали по 225 граммов хлеба, 50 грамм крупы и 300 граммов картофеля в расчете на день.

Впрочем, было и «привилегированное сословие»: проститутки в публичном доме для немецких офицеров за работу получали сущие гроши, но зато им полагался двойной паек. Причем оккупанты не постеснялись открыть этот бордель на улице Пилс — неподалеку от рижского замка.

Справедливости ради отметим, что сами немецкие солдаты в Риге отнюдь не шиковали. Сопоставим. В «русские времена» рижские немцы во время Первой мировой войны были озабочены тем, как прокормить зверей в Рижском зоопарке. В прессе даже велась кампания: накорми слона. Публиковались списки горожан, пожертвовавших крупные суммы на содержание обитателей Рижского зоопарка. Среди жертвователей оказались Бульмеринг, Витте и представители других фамилий, известных в городе еще с феодальных времен. Так рижские немцы жертвовали деньги на то, чтобы рижский слон дожил до победы над Германией.

А вот во время германской оккупации с городских улиц исчезли собаки и кошки. Причем, как уверял позднее Ф. Павлов, их с удовольствием ели не терпеливо выносящие невзгоды рижане, а немецкие солдаты.

Хотя, по свидетельству Ф. Павлова, население было недовольно оккупантами, нашлись и такие латвийские политики, которые, «изъявляя народную волю», стали просить германские власти присоединить Латвию к Германии.

А в самой Германии тем временем шло обсуждение, как колонизировать Курляндию. Радикально настроенные германские политики предлагали меры и покруче. Так, когда в феврале 1918 года между Россией и Германией велись переговоры о мире, лидер Пангерманского союза Генрих Класс потребовал: надо оговорить право выселить из Германии всех латышей, а Россия пусть возьмет обязательство их принять. В Латвии такие идеи германцами, естественно, не рекламировались.

Через год оккупанты решили сформировать марионеточное правительство, которое обеспечило бы им контроль над Курземе, Земгале и Видземе. 9 ноября 1918 года в Риге был сформирован Регентский совет — некий аналог временного правительства.

Ирония истории: как раз в тот день в самой Германии победила революция, кайзер Вильгельм II отрекся от престола и отправился в эмиграцию. Присоединяться оказалось не к кому. А через 9 дней — 18 ноября 1918 года — латышский Народный совет провозгласил в еще оккупированной немцами Риге независимость Латвийской Республики.

 

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ