riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Капеллан Угис Бруклене (в центре) на мероприятии по случаю 139-летия группенфюрера СС Рудольфа Бангерского.
© Дмитрий Жилин

Группенфюрер СС Рудольф Бангерский объявлен Мессией латышской нации. Послесловие к дате

Без особой помпы в этом году прошли торжества по случаю 139-летия Рудольфа Бангерского, которого в современной Латвии помнят и чтят как группенфюрера СС и генерального инспектора Латышского легиона Ваффен СС. Но слова при этом были произнесены веские.

Внешне сборище на Братском кладбище 21 июля было больше похоже на маленький такой междусобойчик, организованный Национальным объединением «Всё — Латвии»-ТБ/ДННЛ. Как заявил, открывая церемонию, Райвис Зелтитс, инициатива её проведения исходила от молодёжной организации Нацобъединения.

Но тогда, 16 марта 1995 года, народу на Братском кладбище собралось гораздо больше. Несмотря на правительственный запрет Минобороны участвовать в перезахоронении, в церемонии принимали участие военнослужащие запаса в военной форме и действующие офицеры Национальных вооружённых сил (НВС) в гражданском. При этом, однако, не следует забывать, что НО «Всё — Латвии!»-ТБ/ДННЛ входит в правящую коалицию, делегирует в правительство трёх министров — культуры, юстиции и охраны среды и регионального развития, и удерживает вторую по значимости должность в государстве — пост председателя Сейма. Таким образом, все эти лица — депутаты, министры и спикер парламента Инара Мурниеце — незримо присутствовали в этот день на Братском кладбище, где в 1995 году были торжественно перезахоронены останки группенфюрера СС Рудольфа Бангерского.

Мероприятие на Братском кладбище по случаю 139-летия группенфюрера СС Рудольфа Бангерского.
© Дмитрий Жилин
Мероприятие на Братском кладбище по случаю 139-летия группенфюрера СС Рудольфа Бангерского.

На этот раз униформой блистали только пенсионеры из хора «Tēvija», исполнившие нестройными голосами две патриотические песни, и пара юнцов-знаменосцев в камуфляже, одному из которых стало плохо на солнце, а другого сменили от греха подальше. Военный капеллан НВС, старший лейтенант Угис Бруклене, выделялся своим облачением священнослужителя. Обращал на себя внимание представитель студенческой корпорации Konkordija Valdemārija, членом которой являлся Бангерский. Кроме них было ещё человек пятнадцать обоего пола, в основном глубокие старики, в штатском. Не явились почтить память группенфюрера СС чины из Минобороны и Национальных вооружённых сил, хотя их ждали. Также, вопреки ожиданиям, мероприятие с национал-патриотическим душком дружно проигнорировали коллеги из латышских СМИ. Не было даже микрофона.

Райвис Зелтитс.
© Дмитрий Жилин
Райвис Зелтитс.

— Спасибо тем, кто собрался здесь почтить генерала Бангерского в 139-й день его рождения, — начал Райвис Зелтитс. — Делая это, мы осознаём, что Рудольф Бангерский — сложный герой. Он, может быть, не Оскар Калпакс, оцениваемый однозначно, жизненная борьба которого окончилась независимостью Латвии. Бангерский прошёл четыре войны — Русско-японскую, Первую мировую, Гражданскую войну в России и Вторую мировую. Он заслужил более 15 орденов и других военных наград. Он дожил до преклонного возраста, правда, не в свободной Латвии, умер в Германии, будучи активным членом организации Daugavas Vanagi («Ястребы Даугавы»). Бангерский — не голливудский герой. Он был вынужден сотрудничать с оккупационными силами, носить чужую униформу, и его борьба не увенчалась, в конце концов, свободной Латвией, во всяком случае, при его жизни. Его легко и во многом можно упрекнуть, что многие и делают. Всегда есть те, кто видит соринку в чужом глазу и не видит бревна в своём.

Не добрым словом Зелтитс упомянул и тех, кто «готовы скрыть своё малодушие за якобы принципами, но чаще всего просто неспособны принимать решения, не способны взять на себя ответственность особенно в ситуации, в которой нет идеального решения». По его словам, именно в таком положении Бангерскому пришлось искать способ «помочь латышам».

— Он соблюдал свою солдатскую этику и солдатскую мораль — брать на себя ответственность за свои действия и их последствия и делать всё возможное даже тогда, когда обстоятельства не идеальны, чтобы защитить свою родную землю и свой народ, — продолжал Зелтитс. — Бангерский пожертвовал собой, чтобы во время оккупации защищать интересы латышей и нашу родную землю. Он защищал родную землю, как против наступления Красной Армии, так и индивидуальные интересы латышей перед немецкими оккупационными силами. У него были для этого нужные должность и связи, и он их использовал. Он был большим стратегом, действовавшим в отведённых ему пределах возможного. В конце войны он освободил всех находившихся в Германии латышских легионеров от клятвы, дабы избежать бессмысленного кровопролития и предотвратить возможные недоразумения с силами [западных] союзников.

Мероприятие на Братском кладбище по случаю 139-летия группенфюрера СС Рудольфа Бангерского.
© Дмитрий Жилин
Мероприятие на Братском кладбище по случаю 139-летия группенфюрера СС Рудольфа Бангерского.

В доказательство моральной высоты одного из вождей латышского коллаборационизма в годы Второй мировой войны Зелтитс процитировал строки демобилизационного приказа Бангерского: «Ваша награда — сознание того, что вы сделали для своей страны и народа всё, что в человеческих силах. Пусть сознание этого даст вам веру и стойкость в дальнейшей судьбе, которую нам не дано ни определять, ни предвидеть. Как всегда, так и в этот момент мы не молимся за себя, но помолимся все вместе: Господи, храни и благослови Латвию!».

Засим Зелтитс передал слово капеллану Угису Бруклене, речь которого («Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь») была выдержана в ещё более патетическом ключе и вдобавок, как это водится у служителей культа, приправлена ссылками на Писание и волю Божью. Да только, как это случается с людьми при исполнении, не всегда уместно. Генерала Бангерского он уподобил ни много ни мало посланцу, орудию Господа и едва ли не самому Спасителю.

Взялся, например, капеллан Бруклене цитировать Евангелие от Иоанна, то место, где Иисус, обращаясь к фарисеям, говорит: «Если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшел и пришел; ибо Я не Сам от Себя пришел, но Он послал Меня. Почему вы не понимаете речи Моей? Потому что не можете слышать слова Моего. Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи. А как Я истину говорю, то не верите Мне. Кто из вас обличит Меня в неправде? Если же Я говорю истину, почему вы не верите Мне? Кто от Бога, тот слушает слова Божии. Вы потому не слушаете, что вы не от Бога» (Ин 8:32). Да и обличил себя и своего подзащитного.

Мероприятие на Братском кладбище по случаю 139-летия группенфюрера СС Рудольфа Бангерского.
© Дмитрий Жилин
Мероприятие на Братском кладбище по случаю 139-летия группенфюрера СС Рудольфа Бангерского.

А чего стоит заявление капеллана Бруклене о том, что Бангерский «два раза очень конкретно встал за ту истину, что Латвия от Бога, что Латвия предусмотрена Богом как государство, как нация, как народ, у которого есть своя территория, своя земля»? Что прикажете делать с теми разами, когда Бангерский вставал за другую истину, «за единую и неделимую Россию», за которую сражался на колчаковских фронтах до самого проигрышного конца?

Разумеется, у Бангерского были основания недолюбливать и даже ненавидеть большевиков, которые в 1918 году чуть было не поставили крест на его карьере. Но эта нелюбовь или даже ненависть не помешали ему войти в состав левого правительства под руководством Маргера Скуениекса и взять на себя ту часть ответственности, которая приходилась на долю военного министра, за подписание в июне 1927 года Торгового договора с Советской Россией.

В подтверждение тезиса об избранности Бангерского капеллан Бруклене привёл его же собственное «свидетельство», его же собственные слова о необходимости противостоять большевизму. «Всякой живой твари естественно защищать себя от нападения, тем более это касается народа, которому угрожает такой враг, как большевизм, который хочет не только подчинить нас своей политической власти, но и уничтожить нас духовно и физически», — агитировал Бангерский латышей вступать в Латышский легион Ваффен СС.

Но почти то же самое Бангерский утверждал в сентябре 1915 года, когда формировались добровольческие латышские стрелковые батальоны, первым из которых — Усть-Двинским — он был назначен командовать. Тогда он писал, что победа Германии в войне означала бы для латышей духовную смерть. И какому из двух «свидетельств» нам больше верить?

Мероприятие на Братском кладбище по случаю 139-летия группенфюрера СС Рудольфа Бангерского.
© Дмитрий Жилин
Мероприятие на Братском кладбище по случаю 139-летия группенфюрера СС Рудольфа Бангерского.

Правда, тезис о смертельной опасности большевизма для латышского народа Бангерский (и вслед за ним капеллан Бруклене) развивал на примере советских репрессий, испытанных «нашим народом» в 1940/41 году, после того как «правительство нашей страны, чтобы сэкономить жизни, уже один раз отказалось от сопротивления Советской России». Бангерский (и вслед за ним капеллан Бруклене!) говорит о десятках тысяч убитых и вывезенных на принудительные работы. Бангерский (и вслед за ним капеллан Бруклене!) задаётся вопросом, сколько ещё «из нашего народа» было бы убито и вывезено в ссылку, не будь «власть Советской России» свергнута через год.

«Мы не знаем, сколько из тех, кого мы сейчас призываем к оружию, уже были бы убиты, замучены в тюрьмах или в ссылке, сколько семей, что сейчас с грустью расстаются с близкими, останься советская власть, уже давно оплакивали бы этих близких как умерших мученической смертью или вывезенных в сибирские болота. Но мы знаем, что если большевистской власти будет суждено ещё раз прийти сюда, ни один из тех, кого призываем, а так же из тех, кто останется не призванным, не спасётся от мести ЧК или, в лучшем случае, от сталинской мобилизации», — писал Бангерский в 1943 году.

Так группенфюрер СС оправдывал принудительную мобилизацию в Латышский легион Ваффен СС. И этот образчик нацистской пропаганды капеллан Бруклене не постеснялся воспроизвести у подножия монумента «Мать Латвия» на Братском кладбище. Мало того, старлей выдал его за пророчество.

— Бангерский был прав, — заявил капеллан. — Ведь когда советская власть ещё раз вернулась в Латвию, мы пережили 1949 год, мы пережили ещё различные высылки, депортации, уничтожение нашей интеллигенции, наших детей, женщин, избиение наших мужей. Мы всё это пережили, и мы видим, что Бангерский был прав, и что он уже тогда мог всё это предвидеть.

Предвидеть?! Э нет, сделать неизбежным.

Именно Бангерский, как и ему подобные, во многом предопределил своим тесным сотрудничеством с гитлеровцами дальнейшее развитие событий. Бангерский лично несёт ответственность за всех убитых латышей-легионеров и латышей-красноармейцев, которые были вынуждены стрелять друг в друга, оказавшись по разные стороны линии фронта; за тех красноармейцев-нелатышей, что, освобождая свою землю и всю Европу от гитлеровского ярма, пали от пуль поставленных под ружьё латышских парней; за кровь солдат антигитлеровской коалиции, в которых стреляли немецкие парни, пока латышские легионеры сдерживали наступление Красной Армии; за жертвы среди мирного населения в зоне боевых действий, как в Латвии, так и за её пределами; за всех угнанных немцами жителей прифронтовой полосы; за всех заключённых концлагерей, так и не дождавшихся освобождения; за послевоенный разгул бандитизма в Латвии и, следовательно, депортацию 1949 года, бывшую, отчасти, мерой, призванной положить конец вылазкам «лесных братьев»; за нынешнее гражданское противостояние в латвийском обществе, актом которого, вне всякого сомнения, является чествование группенфюрера СС Рудольфа Бангерского в день его 139-летия.

Даже советские репрессии не могли нанести латышскому народу, народу Латвии и всему человечеству такого урона, как деятельность этого человека, служившего Гитлеру. Не понимать этого, не видеть этого, значит проявлять не только историческую, но и духовную слепоту. Ведь Бангерский присягнул Гитлеру и содействовал проведению мобилизации в легион уже после того, как нацисты показали свою бесчеловечную сущность, согнав в гетто и уничтожив практически поголовно еврейское население Латвийской ССР. История воочию показала различие между классовой и расовой ненавистью.

Мероприятие на Братском кладбище по случаю 139-летия группенфюрера СС Рудольфа Бангерского.
© Дмитирий Жилин
Мероприятие на Братском кладбище по случаю 139-летия группенфюрера СС Рудольфа Бангерского.

Беда в том, что попытки «восстановить доброе имя Бангерского» оборачиваются повторением геббельсовских трюизмов. Увы, нацистская идеология и политическая стратегия не погибли вместе с фюрером, как отмечает Клаудия Кунц в книге «Совесть нацистов», классическом исследовании механизмов насаждения нацистской идеологии в политическое и обыденное сознание немцев. Кунц также успела зафиксировать новую вспышку этнических противостояний и момент возникновения популистского регионализма, вызванные крахом колониальных империй и распадом Советского Союза.

«Этнический фундаментализм объединяет политику и религию под знаменем защиты ценностей и традиций, которым якобы угрожает опасность. […] Спустя десятилетия после краха нацизма этнический фундаментализм продолжает черпать силу в мечте об избранном общественном коллективе, в который входим только "мы" и в котором не место "им"», — писала К. Кунц.

А мы продолжим цитировать капеллана Бруклене. Как это ни печально, своими словами он снова и снова подтверждает правоту и прозорливость профессора Оксфордского университета:

— И мы также видим, что ничего не изменилось также сегодня. Точно также власть, для которой не свят умерший… в этот момент в Украине солдат, которого оставили там, в Украине, чтобы он там сгинул, который не вернётся назад в Россию к своей семье; точно также, говоря о том, что снова ведётся та же самая информационная война, в ходе которой снова пытаются изменить наше мышление, чтобы по возможности меньше людей хотели бы встать за Латвию, бороться за Латвию; это продолжается также и сегодня.

Мероприятие на Братском кладбище по случаю 139-летия группенфюрера СС Рудольфа Бангерского.
© Дмитрий Жилин
Мероприятие на Братском кладбище по случаю 139-летия группенфюрера СС Рудольфа Бангерского.

Тут надо отметить, что этот и другие ораторы адресовались не только к непосредственным участникам церемонии, но и к немногим присутствовавшим русскоязычным журналистам, в которых по умолчанию заподозрили своих идейных оппонентов. Так, Райвис Зелтитс назвал их «недругами», а капеллан Бруклене указал на них как на агентов информационной войны, тех самых, что «пытаются изменить наше мышление» и так далее.

— Наша ответственность в том, чтобы укреплять наш патриотизм, наше желание встать и бороться, будь то информационная [война], или будь то укрепление фундаментальных ценностей нашей нации. И в этом случае я хочу подчеркнуть, что именно на этом месте поминовения павших героев каждый год выпускники [Латвийской Национальной] академии обороны дают свою торжественную клятву офицера. Они обещают никогда не отдавать приказа об отступлении и самим никогда не отступать. Мы молим, чтобы Господь дал силы это обещание выполнить, когда понадобится. Именно здесь, на месте захоронения Рудольфа Бангерского, молодые лейтенанты клянутся противостоять любой власти, что попытается оспорить нашу нацию как нацию и государство как государство, и если понадобится — отдать свою жизнь за эту землю и за это государство. Благослови нас Господь, чтобы мы сами «стояли в истине», чтобы нас самих не облепили идеологии, идущие из разных мест, чтобы мы могли как национальные, патриотичные люди встать за эту, данную Богом землю и народ, — завершил свою проповедь капеллан Угис Бруклене, хороший пропагандист, но плохой священник и совсем никудышный христианин.

В последовавшей затем молитве капеллан Бруклене повторил вышеприведённые тезисы и ещё раз обрушился на тех, кто «сегодня инфицирует и подрывает наши основные ценности, кто разворачивает сегодня против Латвии информационную и идеологическую войну». Он также призвал Бога обратиться «против каждого, кто против Тебя, который есть божественная Латвия, божественное государство и нация».

Эдгар Скрейя, председатель Латвийского общества национальных воинов.
© Дмитрий Жилин
Эдгар Скрейя, председатель Латвийского общества национальных воинов.

Рядом с этими, исполненными силы словами, подобными разящим стрелам языческого божества, выступления Эдгара Скрейи и Андрея Межмалиса, председателей Латвийского общества национальных воинов и объединения «Ястребы Даугавы» соответственно, а также 93-летнего ветерана-легионера, велеречивого публициста Висвалдиса Лациса показались жалким лепетом, не стоящим воспроизведения. В общем и целом они вышивали по канве капеллана Бруклене.

Остаётся лишь удивляться тому, что весь этот пыл зря потрачен был, что опалены им были два, от силы три десятка человек, и что даже на домашней страничке Национального объединения, молодёжная организация коего инициировала проведение данного мероприятия, не появилось никакого отчёта. И даже объявление о сходке (см. об этом vesti.lv), обнаружить не удалось (неужто удалили задним числом?!).

Что же заставило проявить такую скромность тех, кто не упускает случая пошуметь о «фундаментальных ценностях нации» и «борцах за свободную Латвии»? Не инициатива ли фракции Европарламента Европейские объединенные левые/Лево-зеленые Севера (GUE/NGL), которая подготовила резолюцию, призывающую Еврокомиссию ввести санкции против прибалтийских стран в связи с ростом в них «фашистских настроений», тому причиной?

Между прочим, в резолюции содержится требование «осудить мероприятия, пропагандирующие нацистскую идеологию». Не кажется ли вам, что чествование группенфюрера СС Рудольфа Бангерского в день его 139-летия идеально подпадает под это определение?

 

Русские портреты в Латвии

ЛАТВИЯ