riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Травяной рынок на Домской площади в канун Лиго.
© BaltNews.lv

"Рассолс" и сомбреро на Лиго времен Латвийской ССР, а современной латышской семье - по пять-шесть детей. Обзор СМИ

На минувшей неделе латышские СМИ писали о праздновании Лиго и Янова дня, в том числе и в советское время, о скандале с депутатом сейма Эдвином Шноре, о развёртывании в Балтии дополнительных войск НАТО, об упадке сельского хозяйства и о признанной лучшей в мире игре «Ice Cool», придуманной в Латвии.

Лиго с шашлыком и рассолом 

Андрис Тилла в обширной статье в издании «Mājas viesis», посвящённой истории празднования Лиго в советское время, привёл песню Янова дня, опубликованную в журнале "Zvaigzne" в 1954 году:

Ivans, Jānim roku devis,
aicināja sērst pie sevis,
Līgotāji apkārt stāja,
abus reizē godināja.

*
Иван, руку Янису подав,
Пригласил его к себе в гости.
Празднующие Лиго, стоя вокруг,
Чествовали их обоих вместе.

(Перевод В.Акопова)

Автор рассказывает, что самую короткую в году ночь — со дня Лиго на Янов день (у славян это ночь Ивана Купалы) — в Латвии по-прежнему отмечают с соблюдением ряда древних языческих традиций, связанных с ожиданием летнего солнцеворота. Особое значение имеют не только костёр, песни и «яновы» травы, но также готовка еды и наслаждение ею.

Он отмечает: «В советское время не было такого разнообразия еды, как в наше, однако и в то время люди старались обеспечить себе желаемое, чаще всего, по блату.

Хоть после оккупации в качестве дружественного жеста народу и разрешили праздновать Янов день, однако уже в 1950 году его запретили и изъяли из перечня официально отмечаемых праздников. После смерти Сталина традиция празднования понемногу возродилась (в соответствии с постановлением Совета министров ЛССР, в 1954 году день Лиго стал праздничным, но который надо было отрабатывать в ближайшую субботу; журнал «Zvaigzne» в то время даже публиковал песни Лиго), однако вскоре — в 1961 году — Янов день вновь запретили, посчитав его праздником алкоголиков и националистов.

Цензурировали не только тексты песен праздника Лиго, вычёркивая слова «сыр», «пивко», «яновы травы» и т.д., но и кулинарные книги, в которых были рецепты сыроварения. Дошли до такого абсурда, что Янову сыру дали неброское название — тминный, сельский или крестьянский сыр. Даже jāņogas (по-латышски — янова ягода — прим. ред.) переименовали в красную смородину», — пишет автор, добавляя, что по месту работы начали выступать против тех смельчаков, которые стали собирать подписи за то, чтобы разрешить праздновать Лиго и Янов день.

«Позже взгляд на Лиго стал посговорчивей, и народный праздник стал псевдонародным. Началась эра комических атрибутов — вместо венков из трав стали продавать бумажные ленты, ярко раскрашенные индейские головные уборы и сомбреро, сделанные из бумаги блестящие короны русских и украинских девушек. Вместо Янова костра стали жечь шины», — продолжает Тилле.

Он отмечает, что, невзирая на официальный запрет, Лиго широко отмечали в колхозах, принося с собой на праздник то, у кого что есть повкуснее.

В свою очередь в городах, под влиянием привнесённых приезжими русскими традиций, успехом всё больше стали пользоваться шашлык и салат «оливье», который латыши называют «рассолом».

В праздники наказывать не будем, если уметь употреблять алкоголь красиво

Так пообещал перед Лиго начальник Рижской муниципальной полиции Юрис Лукасс.

По поводу употребления алкоголя он сказал в интервью газете Diena: «У всего есть свои границы, как с точки зрения закона, так и в понимании самого человека. В любом случае мы сейчас не поставили себе целью в праздничные дни ездить по городу в поисках любого, кто употребляет алкоголь там, где это не разрешено, чтобы наказать его. Если человек умеет делать это красиво, не тревожить других и не во стыд себе, то зачем ему это запрещать. Однако, если праздник превращается в большое потребление алкоголя, которое в конечном итоге угрожает окружающим и ему самому, то таких действий мы не допустим».

Отвечая на вопрос о том, стало ли общество в целом более разумным в этом вопросе, Лукасс признал: «Конечно! Если сравним с временами десятилетней давности, то тогда понимание хорошего отдыха у большей части ассоциировалось с неиссякаемым потреблением алкоголя. Сегодня рижане, в том числе и большая часть молодёжи, могут проводить свободное время содержательно. Создалось иное отношение к праздникам. Если алкоголь и употребляют, то большая часть не превращает это в процесс пьянства. И это нас радует, потому что благодаря этому меньше как нарушений, так и несчастных случаев».

Значимые вехи

В газете Neatkarigā Rīta Avīze Элита Вейдемане выступила в защиту депутата сейма Эдвина Шноре, который в статье, опубликованной в газете Nacionālās Ziņas, привёл слова довоенного министра по общественным делам Алфреда Берзиньша о том, что если один раз пустишь «русскую вошь» в шубу, то потом выгнать её оттуда будет трудно. По мнению парламентария, это высказывание очень хорошо подтверждает его мысль о том, что русские, понаехавшие в Латвию в советское время, постоянно её ругают, но не уезжают отсюда.

По мнению Вейдемане, у депутатов от партии «Согласие» Яниса Адамсонса и Игоря Пименова, подавших в связи с этой публикацией заявление в парламентскую комиссию по этике и заявлениям, в данном случае был тонкий расчёт — вызвать у русских латвийцев чувство обиды.

«Обоим депутатам сначала следовало бы научиться читать по-латышски или, по меньшей мере, корректно интерпретировать написанное Эдвином Шноре. В своём заявлении они используют высказывание «русская вошь», относя его, таким образом, к конкретной этнической группе. Случайность? Описка? Скорее тонкий расчёт: чтобы у латвийских русских было основание для возмущения. И сколько русских прочитало статью Шноре, а не её интерпретацию во вкусе Пименова/Адамсонса? Поэтому им непонятно, что этот текст, прозвучавший в 1939 году на собрании посланников стран Балтии, подразумевал возможную оккупацию со стороны СССР, которая потом принесла ужасное опустошение, последствия которого до сих пор не ликвидированы, если говорить хотя бы о сотнях тысяч незаконно наводнивших (республику — прим. ред.) мигрантов из СССР, большая часть которых никогда так и не интегрировалась в Латвии, образовав враждебную пятую колонну», — пишет Вейдемане.

Она отмечает, что дело Шноре рассматривалось комиссией 14 июня — в день, когда 30 лет назад группа «Хельсинки — 86» организовала возложение цветов к подножию памятника Свободы в Риге, почтив, таким образом, память жертв депортаций 1941 года.

«Знаменательно. Но ещё знаменательнее то, что трудно припомнить случай, когда был бы наказан какой-нибудь индивид, уничижительно высказавшийся о латышах», — пишет автор.

Столтенберг: главная задача присутствия НАТО — сдерживание и сохранение мира

В интервью общественному Латвийскому телевидению генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг признал, что присутствие альянса в Балтии сейчас велико как никогда ранее, и главная задача этого присутствия — возможности сдерживания и сохранение мира.

«Мы сейчас не видим никакой сиюминутной угрозы ни для одной из наших стран-союзниц. Однако присутствие боевых групп в Латвии и других странах Балтии, а также в Польше даёт очень ясное послание о единстве, решительных действиях НАТО и о том, что нападение на одного из союзников означает нападение на весь альянс.

НАТО не ищет конфронтации, и мы не хотим новой холодной войны. Однако мы хотим обеспечить необходимые возможности сдерживания, чтобы поддержать мир и предотвратить возможность конфликта», — сказал он.

Латышам следовало бы иметь по пять-шесть детей

В интервью изданию «Mājas viesis» бывший сельский корреспондент передачи Латвийского ТВ «Панорама» Янис Димантс, побывавший во всех уголках страны, признал, что теперь во многих местах на селе наблюдается упадок; существовавшие столетиями хозяйства заброшены, их владельцы либо умерли, либо уехали за границу.

«Если живёшь на селе, то невозможно умереть с голода, если только есть руки, ноги и голова на плечах! К сожалению, теперь нередко бывает так, что на селе люди больше не держат коровку или хрюшку, потому что легче пойти в волостное правление и потребовать пособие. Мы отучены от труда и сознания обязанности. Люди больше уже не могут обращаться с топором и пилой: волость привезёт ему дрова, а он ещё пожалуется, что социальный работник не пришёл печь растопить», — сказал бывший журналист, отпраздновавший в этом году своё 80-летие.

Он считает, что следовало бы позвать назад те сотни тысяч латышей, что разъехались по всей Европе.

«Всё теперь в руках нынешнего поколения. Надо понять, что латышский народ нельзя спасти одним или двумя детьми. Должно бы быть не менее пяти, шести, может даже девяти, как это смогли сделать первый президент нашего государства Янис Чаксте со своей супругой Юстиной. Это кажется трудным и даже невозможным, но в противном случае латышскому народу придёт конец», — поделился своими размышлениями Димантс.

Придуманная в Латвии настольная игра признана в этом году лучшей в мире

Придуманная в Латвии детская настольная игра «Ice Cool» удостоена престижной награды «Spiel des Jahres», сообщила передача новостей телеканала TV3.

Эта награда была учреждена в 1978 году и сейчас считается самой престижной в мире для карточных и настольных игр.

Игру «Ice Cool» придумали Эгил Грасманис, Янис Грунте, Эдгар Закис и Рейнис Бутанс, только что вернувшиеся из Германии, где им вручили награду.

Благодаря зарубежным партнёрам, эта игра переведена более чем на 20 языков и теперь доступна приблизительно в 40 странах.

В ней могут принимать участие два-четыре человека, которые двигают по игровому полю фигурки в виде пингвинов. Игра «Ice Cool» предназначена для детей начиная с шестилетнего возраста.

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ