riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Федор Павлов.
© Коллаж BaltNews.lv

Как сыщик Павлов в Риге немецких шпионов ловил. Штрихи к биографии отца-основателя Латвии

Сто лет назад вечерами на башне церкви святого Петра в центре Риги через равные промежутки времени стали появляться загадочные огни. То был не оптический обман или таинственное природное явление. Шла Первая мировая война, и немецкий шпион азбукой Морзе передавал сообщения. Шпионов вычислила не контрразведка, а сотрудники Рижской сыскной полиции.

Во время Первой мировой войны Россию охватила шпиономания: в работе на противника злые языки обвиняли даже… царицу и военного министра.

Именно поэтому, когда в популярной санкт-петербургской газете «Новое время» появилась информация, будто рижане видели по вечерам какие-то странные огни на башне церкви святого Петра, «которые то появлялись, то исчезали через определенные промежутки времени», то многие читатели, видимо, подумали: вот и еще одно проявление излишней бдительности.

Вскоре появились публикации, отрицающие, что с башни церкви святого Петра немецкие шпионы передавали какие-то сигналы, «шпионская история с собором святого Петра» получила отражение в нескольких книгах того времени.

Вопрос: были ли на башне в Риге шпионы, формально оставался открытым, но создавалось впечатление, что на сей раз шпиономания забралась слишком далеко и слишком высоко (башня церкви святого Петра была самым высоким местом в Риге).

Истина была неожиданно обнародована более чем через 10 лет. В русской рижской ежедневной газете «Слово» некий автор под псевдонимом Спектатор сообщил: шпионы были! И не только на башне церкви святого Петра. Световые сигналы подавались и с башни лютеранской церкви в Торнякалнсе. Автор сообщал: «Мне припоминается растерянность рижского полицмейстера Ниландера и его помощника Россмана, когда я в первый раз привез их лично убедиться в этом».

Но почему сам начальник полиции лично последовал за автором статьи смотреть огни? Он доверял своему сотруднику — будущий автор газеты «Слово» Федор Семенович Павлов в то время сам служил в сыскной полиции и в войну регулярно докладывал начальству о своих результатах поиска вражеских шпионов.

А про сигналы с церкви св. Петра Ф.Павлов лаконично сообщил читателям газеты «Слово»: «Что касается сигнализации на башне церкви святого Петра, то до источника таковой в конце концов добрались чины Рижской сыскной полиции, но шпионы в числе трех человек успели скрыться». Увы, никаких подробностей расследования известный рижский сыскарь не сообщил. А жаль.

Федор Семенович Павлов жил в бурное время и, кажется, прожил не одну, а три жизни: был сыщиком и адвокатом в Российской империи, одним из отцов-основателей Латвийской Республики, депутатом Учредительного собрания, руководителем старообрядцев Латвии, просветителем.

Еще до революции Федор Павлов работал в сыскной полиции, был адвокатом и известнейшим рижским журналистом, писавшим и в столичные газеты Российской империи. Как всё успевал, сказать трудно. К тому же он в 1908 году основал «Взаимно-вспомогательное благотворительное и просветительное общество старообрядцев» и стал его бессменным руководителем.

Эта организация работала очень успешно, даже издавала журнал «Старая Русь». Основанное в Российской империи общество пережило империю: в Латвийской Республике общество имело богатую публичную библиотеку, под руководством Ф.Павлова здесь проводились лекции и беседы.

Буквально через несколько дней после Февральской революции в России Федор Семенович организовал в здании Русского театра в Риге собрание рижан и учредил Национально-демократический союз русских граждан — по сути, первую русскую политическую партию в Латвии.

После провозглашения независимой Латвии этот союз в 1919 году делегировал Федора Павлова в управлявший в то время Латвийской Республикой Народный совет. В 1920 году Федор Семенович был избран в Учредительное собрание Латвийской Республики. То самое, что приняло Сатверсме (Конституцию).

Одновременно, в 1920 году Федор Семенович стал председателем Центрального комитета по делам старообрядцев Латвии. Фактически — руководителем всей староверческой церкви в Латвии.

Латвийская Республика получила международное признание, прочно встала на ноги, а для Федора Семеновича Павлова с осени 1922 года наступила новая жизнь. Отныне основное внимание он уделял просветительству и публицистике. Жаль, что в публикациях Ф.Павлов не рассказывал подробно о своей работе сыщика и адвоката, хотя только о поиске немецких шпионов мог бы, думается, написать серию статей. Зато благодаря его статьям сохранилось множество интереснейших сведений о дореволюционной жизни русских рижан. Федор Семенович на фактах показывал, что русские рижане отнюдь не были неудачниками, вполне могли конкурировать с рижскими немцами в бизнесе.

Вот как, к примеру, Ф.Павлов описывал русский бизнес ХIX века в крупнейшем городе Лифляндии: «В прошлом русское купечество имело большое значение в смысле роста и процветания Риги… Лесная, льняная и зерновая торговли, чем испокон веков славилась Рига, еще в 70-80-е годы были всецело в руках русского купечества».

Он же отмечал, что первые лесопилки в городе перерабатывали русский лес, что в русских руках находились «все местные бакалейные торговли», русские владели в городе многими трактирами. В одной газетной статье «Русское купечество в Риге в прошлом» Федор Семенович назвал около 50 фамилий успешных русских предпринимателей.

Читаешь его статьи и удивляешься. К примеру, сегодня кажется невероятным то, что писал о нравах русских рижан 19-го века Федор Семенович: «Посещение питейных заведений, особенно молодежью, считалось позорным, и до конца 80-х годов о ножевых расправах в Риге ничего не было слышно».

Поразительно и то, сколь дешевой в Риге в то время была недвижимость. Купить дом, например, было нетрудно: в Московском форштадте земля продавалась по копейке за квадратный сажень, а четырехкомнатный сборный деревянный дом стоил 75-85 рублей, примерно столько же, сколько 500 килограммов ветчины. Сегодня, понятное дело, за сумму, равную стоимости в супермаркете такого количества ветчины, не то что четырехкомнатную квартиру, а 4 квадратных метра жилплощади в Риге не купишь.

Очень интересны и статьи Ф. Павлова о спорте, праздниках, традициях русских рижан в 19-м столетии. Даже праздник Лиго русские в Московском форштадте отмечали по-своему. Из легко загоравшихся материалов делали чучела нехороших людей. Все чучела приносили на природу, там объяснялось, в чем вина каждого, после чего чучела сжигались. Впрочем, виновный мог избежать позора, пожертвовав 10 рублей на всеобщее веселье.

А вот еще одна традиция Лиго: кататься вечером на лодках и пароходах по Даугаве. Традиция эта давно исчезла… О ней и о многом другом мы знаем сегодня благодаря Федору Семеновичу Павлову — сыщику, политику, просветителю и публицисту.

В 1933 году Федор Семенович внезапно умер, прожив немногим более 60 лет. Прошло свыше 80 лет, а интересные статьи Ф. Павлова не позволяют забыть о нем.

 

Русские портреты в Латвии

ЛАТВИЯ