riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Участники I Европейско-латвийского экономическjuj форума.
© Роберт Свиженец

Латвию ждет революция! К счастью, научно-техническая. Должно получиться

В Латвийской академии наук (ЛАН) в конце апреля прошел I Европейско-латвийский экономический форум под брендом „Made in Latvia". О происходившем на форуме BaltNews.lv по горячим следам взял комментарий у премьер-министра Мариса Кучинскиса. Сегодня предлагаем более обстоятельный рассказ и беседы с действующими лицами.

Более четверти века прошло с момента обретения Латвией независимости — и вот, страна фактически опять стоит на распутье. На этот раз заканчивается «халява»: поток денег из структурных фондов ЕС. В нынешнем году финансирование стран Восточной Европы сокращается почти на четверть, а в 2020-м скорее всего будет прекращено окончательно.

То есть, странам Балтии — и Латвии тоже — de facto придется строить действительно независимую экономику… И правящим, судя по всему, это уже предельно ясно. Вот что, в частности, сказал в своей приветственном слове к форуму премьер-министр Латвии Марис Кучинскис:

Марис Кучинскис на I Европейско-латвийском экономическлм форуме.
© BaltNews.lv
Марис Кучинскис на I Европейско-латвийском экономическлм форуме.

— Не секрет, что основа народного хозяйства любого государства, это три главных элемента. Первый, это нефть, газ, желательно золото и другие природные богатства. Второй, это многомиллионная нация, которая позволяет экономике развиваться за счет трудовых ресурсов. Как известно, у Латвии всего этого нет. Поэтому нам остается только третий элемент. Это основанное на развитии науки и высоких технологий предпринимательство, которое позволит производить продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Депутат Европарламента Инесе Вайдере.
© Роберт Свиженец
Депутат Европарламента Инесе Вайдере.

— Мы полностью конкурентоспособны не только в Европе, но и в мире, — сказала в свою очередь в своем приветствии евродепутат Инесе Вайдере. — И, что еще важнее, именно Латвия наиболее вероятно может стать центром нового предпринимательства в Европе.

Сразу скажу: два давным-давно изжеванных журналистами вопроса, — «где же вы, господа, были раньше?» — и «сколько раз мы это уже слышали?», — эти два вопроса корреспондент BaltNews.lv отбросил сразу же. Мы будем рассказывать только про «здесь» и «сейчас»!

Даже критические замечания автора касаются только тех проблем, которые именно сегодня и завтра могут стать преградой на пути так необходимой стране научно-промышленной революции. Смею вас заверить, проблем действительно много. Но на этот раз их намерены решать не политики, а ученые и производственники, — только это и обнадеживает.

«Территория мудрости»

«Сценарий развития мудрой экономики в Латвии», — так был озаглавлен доклад, с которым выступила профессор, доктор экономических наук, академик ЛАН и экс-министр образования и науки (2006 — 2007) Байба Ривжа. Стоит отметить, что по-латышски это было сформулировано, как «Viedās ekonomikas attīstības scenārijs Latvijā».

Слова «viedums», «vieds» обычно переводят, как «мудрый», «умный». Но они имеют явно сакральный оттенок. Они сродни русскому «ведать» или исконному значению слова «ведьма» — то есть, «ведающая», «знающая». НО — не просто обладающая информацией или навыками, а владеющая неким тайным, непонятным большинству, знанием. Можно сказать, наукой, если по-современному. Но, наукой особой, способной на пророчество и спасение.

Академик Байба Ривжа.
© Роберт Свиженец
Академик Байба Ривжа.

Байба Ривжа произнесла своего рода программную речь. Я бы сказал, что здесь она выступала больше как руководитель государственной исследовательской программы EKOSOC-LV. Эта программа задействована с конца 2014 года. И фактически среди ее целей прописано именно то, о чем здесь идет речь: создание «мудрой страны». Хотя в «целях и задачах» программы используется всё же слово «gudrs», — что ближе к понятию «умный», чем «мудрый». Но это слово — обыденное, повседневное. Нет в нем той языческой чувственности, необходимой, чтобы идея овладела обществом.

Исходя из сказанного, состоявшийся форум можно считать одним из логических шагов уже давно «включенного» процесса. Что, во-первых, показывает всю серьезность ситуации в стране. Во-вторых: понимание этого, как на Западе, так и среди местного политического истэблишмента. А в-третьих, повышает значимость самого мероприятия.

В своем выступлении г-жа Ривжа акцентировала внимание на необходимости правительству способствовать развитию наукоемких секторов экономики. На необходимости формировать более тесное сотрудничество между провинциальными университетами, самоуправлениями и предпринимателями. Необходимо также поддерживать молодых ученых — и не только в крупных университетах, но и в малых вузах. А самоуправлениям, в свою очередь, необходимо больше внимания уделять человеческому фактору: предпринимателям, что живут и работают на его территории и инициативе местных жителей.

В итоге будет идти процесс формирования «мудрых территорий» — как основы для «мудрой экономики» или экономики знаний.

«Страна ай-ти»

Актуальный вопрос в сегодняшнем мире: куда будет больше ориентирована наша «новая промышленность»? На ИКТ — информационно-компьютерные технологии? Либо на материальное производство?

«От имени» первого направления выступал профессор и доктор наук Юрис Бинде, президент LMT и вице-президент Латвийской ассоциации информационных и коммуникационных технологий.

Президент LMT Юрис Бинде.
© Роберт Свиженец
Президент LMT Юрис Бинде.

— Нам нужна цель, к которой двигаться, — так г-н Бинде начал свое выступление. — И эта цель «виедвалстс».

В своем выступлении г-н Бинде выделил несколько компонент, своего рода «корней», которые обеспечивают создание «государства мудрости»:

1. Телекоммуникационные технологии.

2. Умные и предприимчивые люди. Без интеллектуальных ресурсов создать государство будущего невозможно.

3. Налаживание информационных сетей между разными областями, отраслями и экспертами-специалистами.

4. Компьютеризация обработки огромных и постоянно растущих массивов информации во всех областях жизни общества. В том числе — аналитическая обработка этих массивов.

Действительно, информационный поток катастрофически растет. Объем информации, который человек 17-века получал за всю жизнь, сегодня ему «скармливает» один-единственный номер еженедельного приложения «Нью-Йорк таймс». Растет и зависимость от средств коммуникации.

— Чтобы сегодня понять, что такое «конец света», — сказал г-н Бинде, — надо отключить свои средства мобильной связи. И всё: мир остановится…

И наконец: один профессиональный программист в результате своей работы создает дополнительно еще семь рабочих мест!

Использование ИКТ позволяет снизить расходы и повысить эффективность любого бизнеса примерно на 20 — 30%.

Выступление г-на Бинде было довольно познавательным. Но я всё время не мог понять: а какое отношение всё сказанное имеет именно к Латвии? Кроме полезной информации о высокой степени компьютеризации страны. И, как утверждает г-н Бинде, того факта, что экспорт в области ИКТ — это сегодня третья позиция в Латвии, после экспорта древесины и продовольствия. (Хотя, как позже выяснилось, представители машиностроения с этим утверждением не согласны.) В заключение выступления прозвучал ряд предложений по улучшению работы ИКТ-отрасли в Латвии.

Но ИКТ — это просто инструменты, которые сегодня обеспечивают эффективность любой стране. А любой инструмент сам по себе не может быть «целью». Он не способен ни заменить Мастера, ни определить его цели и задачи.

Сегодняшний уровень развития компьютерных технологий, существование множества мощнейших прикладных, инженерных и научных программ, — всё это делает возможным появление целого слоя людей, увлеченных научным и научно-техническим творчеством в своих домашних мастерских и лабораториях. Ученых-любителей, гениев-одиночек. Сродни тому, как это было в 18-м и 19-м веках — только на качественно новом уровне.

Но «бури освобожденного разума» почему-то не происходит. Более того: большинству пользователей тех же социальных сетей достаточно для выражения любой «своей» мысли стандартного набора «анимашек» или смайликов. Плюс одно-два-три слова, без знаков препинания. Значит, дело не только и не столько в ИКТ? И никакой рост трафика и количества гаджетов эту ситуацию не изменит.

Во-вторых, «рыба ищет, где глубже», а бизнесмен — «где дешевле только даром». Разумеется, при сохранении оптимального для него уровня качества. А особенность ИКТ — именно в создании информационного продукта. Он может производиться, даже если исполнителя и заказчика разделяют государственные границы, тысячи километров, моря и океаны… Поэтому предприниматель из Латвии найдет талантливого мальчишку-программиста из Бурятии, а латвийский программист — богатого заказчика из США.

О массовом создании в этой области новых рабочих мест в Латвии можно и не мечтать! А если говорить о производстве «железа», — то ниша прочно занята. То есть, направления ИКТ могут быть лишь инструментами, но никак не основой экономики.

«Здесь не Япония, но всё же…»

Вице-президент ЛАН Андрей Красников.
© Роберт Свиженец
Вице-президент ЛАН Андрей Красников.

— Очень часто в этом зале мы говорим: пришло время менять правила игры. И мне это нравится. — Начал свое выступление профессор и доктор инженерных наук, вице-президент ЛАН Андрей Красников. — Да, Латвии пришло время думать, как вновь начинать производить…

Но я не устаю повторять и другое: если у нас не будет знающих, квалифицированных кадров — у нас не будет никакого будущего. Поэтому надо стратегически думать, как удержать молодых людей. И прежде всего — в регионах.

Несомненно, мы сможем это сделать, только дав им возможность принять участие в инновационном производстве. Скажу элементарную вещь: весь японский «технологический рывок» много лет подряд был основан только и исключительно на инновациях — как своих собственных, так и купленных в других странах.

В своем выступлении г-н Красников выделил три обязательных условиях, для развития инновационной промышленности:

• Знания.
• Человеческие ресурсы.
• Материальные ресурсы.

И если проблему материальных ресурсов решить легче, то нехватка кадров совсем скоро даст себя знать. По приведенным на форуме данным,

к 2020 году в производственной сфере Латвии будет дефицит людей со средним и средним специальным образованием — около 9 000 человек; с высшим образованием в целом — около 6 000. Будет не хватать порядка 750 докторов наук.

То есть всех тех, без кого немыслимо производство: грамотных рабочих, технологов, инженеров, руководителей предприятий и отраслей. При общей занятости сегодня, например, в отрасли машиностроения и металлообработки порядка 21 тысячи человек, это довольно значительный процент.

В перерыве корреспондент BaltNews.lv подошел к г-ну Красникову, чтобы задать несколько вопросов.

— Я с удовольствием послушал ваше выступление. Скажите, а что конкретно делается в стране в этом направлении?

— Или ничего не делается, или делается не в такой степени, как это нужно было бы. Академия наук стремится всё время на этом заострять внимание. Но всё вязнет, как в болоте, в системе клановых интересов и тому подобных вещах. Хотя фактически у нас нет выбора.

— Ну да, в 2020 году кончается «халява».

— Я думаю, в итоге это станет для нас благом. Когда искусственная подпитка иссякнет, люди перестанут думать о том, как бы скорее растащить подаренные деньги. Они начнут думать, как самим что-то производить. Например, от россиян приходится слышать, что все эти санкции привели в итоге к развитию их экономики. Очень многие направления просто воспрянули. У нас будет что-то подобное.

— Но ведь возродить в Латвии более-менее значимый уровень промышленности, это безумно сложно и дорого. Особенно теперь, когда от былого потенциала камня на камне не осталось.

— Вы не совсем понимаете, о чем я хочу сказать. Дело в том, что в Латвии не будет таких предприятий, каким был ВЭФ или «Лиепайский металлург». Не будет по одной простой причине: конкурентам свалить такое предприятие — элементарно! Поэтому, вместо одного, двух, трех гигантов — будет масса динамичных небольших предприятий. Они могут очень быстро реагировать на изменения конъюнктуры.

— Но такое предприятие всегда ограничено в средствах. Оно не может их перераспределить, чтобы поддержать какое-то одно своё, кризисное направление. У него нет никаких «амортизационных фондов» и «подушек безопасности»… Или речь идет не просто о возникновении «многих фирмочек», а о возможности создания из них сетевых структур под конкретные проекты?

— Да. Фактически это — концепция Интернета. Почему Интернет невозможно уничтожить? Потому что у него нет центра. Это сетевая структура. Ты можешь «разбомбить» отдельные сектора, перерезать отдельные «ветки», но система в целом всё равно будет работать. Система перенаправит потоки и восстановится!

— То есть, принцип самоорганизации?

— Да. По такому принципу сейчас очень многое развивается. И в малой стране ничего не получится сделать иначе. Конечно, люди в большинстве своем всегда пытаются делать то, что проще. Поэтому если снова пойдет поток транзита, то этим будут заниматься. Можно будет получать деньги, просто переваливая грузы в порту. Но — сейчас таких возможностей нет.

А место здесь всегда было очень насыщено технологиями. В 1913 году Рига была третьим городом Российской империи по технологическому росту. Это исторически был город именно технобуржуазный. Даже сегодня, я просто поражен, насколько много прекрасных результатов! И в химии, и в кристаллографии… Понятно, речь — о научных кругах. Но эти разработки можно внедрять в производство и получать добавочную стоимость. Фактически — база есть. Нужно в этом направлении работать!

Мы только что слышали, как местный ИКТ-сектор выпятил грудь. Но на самом деле они ведь сами ничего не создали! Они просто привезли — поставили — запустили в работу. И то — успех всё-таки налицо.

Надо налаживать связь с маленькими предприятиями. Надо создавать механизмы финансирования инновационных проектов. Надо создавать механизм зарождения, как я называю, «матриц» или кластеров этих предприятий. Потому что пока получается парадокс: столько всего можно внедрить в производство, но в то же время регион пуст!

Автору BaltNews.lv, честно говоря, импонирует концепция г-на Красникова. Действительно, нельзя придумать ничего хуже для Латвии, чем создать здесь два — три «странообразующих» промышленных монстра. Мы прекрасно помним, какими волнами безработицы, нищеты, какими личными драмами тысяч людей заканчивались банкротства многих градообразующих предприятий на экс-территории СССР.

Безусловно и то, что основой «новой экономики» должна быть инновационная, наукоемкая промышленность. Среди прочего, в такой стране человеческий потенциал развивается отчасти «сам по себе» — как неизбежно намокает губка, опущенная в воду. В то же время, концепция «сетевой промышленности» и ее реализация пока вызывает целый ряд вопросов и тактических неясностей. 

«Версия 4.0»

Руководитель Латвийской ассоциации машиностроения и металлообработки Андис Секатис рассказал о ситуации в своей отрасли и видении ее будущего.

После деревообрабатывающей и пищевой промышленности, металлообработка и машиностроение находятся в Латвии на третьем месте по обороту и занятости — и на втором месте по объемам экспорта. Всего в этой области в Латвии работают немногим более тысячи предприятий. Разумеется, это не заводы советского масштаба. Но, как сказал г-н Секатис, сравнивать эти масштабы по многим, в том числе по технологическим, причинам некорректно.

Большая часть (около 80% от экспорта и 2/3 от общего числа) этих предприятий работает по принципу аутсорсинга. И только небольшая часть продукции непосредственно попадает к покупателю. Тут аутсорсинг надо понимать как выполнение на основе длительного договора с основным производителем определенного вида работ каким-то другим, часто — специализированным предприятием.

В самом простом виде — это «отверточная сборка». В более «продвинутом» — это выполнение какой-то сложной работы специализированным, высокотехнологичным заводиком с грамотной командой профессионалов. Например, дизелестроительный завод производит поршневые кольца не сам, — а получает их вот с такого заводика, из другой страны. Тот же, в свою очередь, специализируется только и исключительно на производстве самых разных поршневых колец — и делает их по заказам самых разных моторостроительных компаний, в самых разных странах.

Это сегодня — очень распространенный механизм международной кооперации. «По старинке», делая всё на одном и том же заводе, работает сегодня разве что Китай. Хорошо это, или плохо для национальной экономики? В первом случае, видимо, плохо. «Отверточные» заводы полностью зависимы от компании-заказчика. Да, они часто и создаются под один проект или вид продукции. Во втором случае — это хорошо, хоть и с оговорками. Такие маленькие, высокотехнологичные, инновационные предприятия — это как раз и есть основа той «сетевой промышленности», о которой говорил Андрей Красников. И основа понятия "виедвалстс", ставшего лейтмотивом-символом форума.

Руководитель Латвийской ассоциации машиностроения и металлообработки Андис Секатис.
© Роберт Свиженец
Руководитель Латвийской ассоциации машиностроения и металлообработки Андис Секатис.

— Хотя мы у себя, в обрабатывающей промышленности, не употребляем это слово «vieds», — сказал Андис Секатис. — Мы говорим о виде нового мышления, «Rūpniecība 4.0». Но по существу — это то же самое. Теоретически, если мы сможем ввести «4.0», то сможем преодолеть основной принцип классической экономики: «Чем больше производишь, — тем твой продукт дешевле». «Промышленность 4.0», — ее принципы мышления и производства, — теоретически позволяют снизить затраты при производстве очень небольших серий продукции. Снизить настолько, что себестоимость изделия будет сравнима с себестоимостью при массовом выпуске товара. И если наши предприятия смогут внедрить эти принципы, мы сможем эффективно конкурировать.

Другое дело, что нельзя всю дальнейшую жизнь концентрироваться только на одном аутсорсинге. Он не дает самую высокую добавленную стоимость. Конечно, всё зависит от вида работ… Но нам необходимы и инновации, нам необходимы свои промышленные продукты.

«Кадры решают всё!»

Круг затронутых на форуме вопросов был довольно широк. Так, о ситуации в деревообрабатывающей промышленности собравшимся рассказал Кристап Клаусс, исполнительный директор Латвийской федерации деревообработки. Это — одна из трех самых успешных отраслей латвийской промышленности. И на самом деле — именно это и вызывает озабоченность.

Исполнительный директор Латвийской федерации деревообработки Кристап Клаусс.
© Роберт Свиженец
Исполнительный директор Латвийской федерации деревообработки Кристап Клаусс.

Все мы видим, как до позднего вечера в сторону рижского порта идут лесовозы с прицепами, груженые «под завязку». Поэтому роботизация лесоповалов дело, конечно, интересное… Развивается деревянное, в том числе — многоэтажное (в перспективе — до 9-эт.), домостроение в самой Латвии. Но на продемонстрированных г-ном Клауссом диаграммах, показывающих структуру экспорта продуктов деревообработки, хотелось бы видеть больше позиций с высокой добавленной стоимостью, а не только «четырехкантный брус» и «доску обрезную».

Но один из вопросов, к которому часто обращались самые разные участники, это почти сакраментальное: «кадры решают всё»! Один из ключевых моментов, который влияет на принятие решения потенциальным инвестором, это человеческие ресурсы, — и не только в количественном, но и в качественном измерении. И возникает некий замкнутый круг: инвестор не хочет вкладывать деньги в нашу страну, потому что человеческий потенциал недостаточен как по количеству, так и по качеству. А человеческий потенциал недостаточно развит именно потому, что, грубо говоря, этот инвестор в массовом порядке не хочет вкладываться!

Как сказал Андис Секатис, проблемы с кадрами показали и опросы, которые проводила его Ассоциация среди предпринимателей, работающих в области машиностроения и металлообработки. Квалификацию рабочей силы воспринимают как «недостаточную» 42% респондентов, а качество образования — 25%. Итого: 67% всех опрошенных работодателей видят проблему именно в слабой подготовке работников. В итоге на рынке труда много вакансий, на которые не могут найти кандидата. И одновременно — достаточно много безработных.

Профессор Латвийского университета Даунис Ауэрс.
© Роберт Свиженец
Профессор Латвийского университета Даунис Ауэрс.

Как рассказал доктор наук и ассоциированный профессор Латвийского университета Даунис Ауэрс, всё большей проблемой для Латвии становится «студенческая миграция». Процесс, естественный еще во времена средневековья, — а тем более в эпоху глобализации. Но, например, за последние 10 лет количество студентов в стране сократилось на 5 000. В соседней Эстонии существует государственная стратегия по привлечению иностранных студентов. У нас вузы выкручиваются сами. Кроме того, в Латвии четко прослеживается и внутренняя студенческая миграция. Как сказал об этом г-н Ауэрс:

— Все хотят учиться в Риге. Но тогда возникает естественный вопрос: что мы будем делать еще через несколько лет с этими вузами, в провинции?

«Моментальный снимок»

В кулуарах форума мое внимание привлек Станислав Бука, доктор экономики, профессор, председатель Сената Балтийской международной академии. В далеком 1993-м интервью с ним было моей первой журналистской практикой. Станислав Бука был тогда одним из основателей Балтийского русского института, — нынешней БМА, — а я студентом-первокурсником факультета журналистики того же вуза. Естественно, я решил немного вспомнить юность:

— Как вы оцениваете происходящее мероприятие? 

Председатель Сената Балтийской международной академии Станислав Бука.
© Роберт Свиженец
Председатель Сената Балтийской международной академии Станислав Бука.

— Думаю, это попытка понять, в какой ситуации мы находимся. Из многих сегодняшних выступлений становится очевидным, что эта ситуация, вплоть до серьезного изменения экономической политики в Латвии, будет оставаться столь же печальной.

Сегодня у нас какое-то движение вперед держится, я бы сказал, на энтузиастах. Так обстоит дело и в бизнесе, и в науке, и в образовании… И если в бизнесе это еще понятно, то в науке, в образовании, во многих других сферах это — большая проблема.

Не случайно один из выступающих сказал, что официальные данные о ходе дел в промышленности — и реальные, это две большие разницы. И различаются они иногда в пять раз! Вот это ужасно. То есть, либо у нас приписки на государственном уровне, чтобы приукрасить ситуацию — причем, приукрасить, не обращая внимания на крики, в каком состоянии находится та или иная отрасль — либо просто результат вопиющего непрофессионализма.

— А в итоге складывается ситуация, когда правительство с трудом представляет себе, что вообще в стране происходит?

— Это прежде всего ведет к тому, что невозможно вообще принимать адекватные управленческие решения. Какими бы, высокими или не очень профессиональными качествами ни обладал руководитель. Это уже не важно, если он исходит из неверных данных.

На науку у нас отводится 0,6% ВВП. Это противоречит даже принятой концепции развития страны. Но вместо того, чтобы достичь хотя бы полутора процентов к 2020-му году, мы видим продолжающееся падение. В такой ситуации призывы к тому, что мы должны давать научные знания студентам, звучат по меньшей мере странно. Возникает вопрос: а где наши студенты смогут эти знания и свое научное мировоззрение реализовать? Работая в супермаркете? Или уехав в эмиграцию?

— Если вернуться к сегодняшнему мероприятию, в чём вы видите его значение для Латвии, для общества в целом?

— Сегодняшний форум — это своего рода моментальный снимок ситуации в стране. И этот снимок вынесен всё-таки на достаточно высокий политический уровень. Именно в таком качестве он прежде всего важен. И я надеюсь, что этот форум станет постоянным. Мы сможем такие моментальные снимки делать каждый год. А с их помощью информировать о реальной ситуации как высших должностных лиц, так и общественность.

И может быть, этот информационный поток станет и поводом, и причиной, и побуждением к действию. Как для правительства, так и Сейма, который вообще от этих проблем устраняется. Парламентарии обычно отвечают, что они «вопрос обсуждают».

Но ведь именно они создавали правительство, утверждали его! Однако потом Сейм никогда и ничего от правительства не требует. То есть, пока его роль большую часть срока созыва — пассивна. А должна быть активной!

В поисках ЛАТВИЙСКОГО народа

— Не раз приходилось слышать, что у Латвии нет единой стратегии развития. Говорят это и эксперты-экономисты, и парламентарии. Хотя уже принимались и «план национального развития», и еще что-то подобное… — С этих слов BaltNews.lv начал разговор с главным организатором форума. Это Нина Линде, ассоциированный профессор, доктор наук и директор Института экономики ЛАН.

Директор Института экономики ЛАН Нина Линде.
© Роберт Свиженец
Директор Института экономики ЛАН Нина Линде.

— Если посмотреть формально, то несколько таких документов действительно существует. Но вы правильно говорите: документов как будто много, но в них нет единого внутреннего понимания, «визии» — куда же мы идем? Этого действительно не хватает.

— В единую картинку не складывается?

— А почему, как вы думаете? Потому что эта стратегия развития государства, о которой мы говорим, должна быть выражением экономической идентичности, основанной на культурной общности. А уже эта экономическая идентичность «Made in Latvia» определяет, кто мы такие — и отличает нас от Литвы, от Эстонии, от других европейских стран.

— То есть, это то, что называется «политическая нация»? «Мы — французы» или «мы — россияне». Внутри этой общности может быть очень много различий и разногласий. Но когда мы предстаем перед остальным миром, мы — вот это единство. Например, франкофоны и англофоны в Канаде Но для остального мира они — канадцы! И вот такой политической нации в Латвии так и не сложилось?

— Когда мы говорим об идентичности, почему-то сразу начинают говорить о национальном аспекте. Мне думается, это не так важно. Должна развиваться единая нация без учета при этом фактора языка, а базируясь на единых социально-экономических интересах.

— Но есть не только национальные группы. Есть группы политических — и других интересов. Один из депутатов Сейма от оппозиции говорил мне, что отсутствие единой стратегии, это как туман. А в тумане легко лазить по чужим карманам, — но очень тяжело что-то построить.

— Конечно, когда нет определенной стратегии, хаос и туман всегда превалируют. Нельзя с этим не согласиться. Но я вообще-то патриот Латвии, скажу честно. Да, я вижу всю эту разобщенность. Но, тем не менее, я очень верю в то, что люди, которые духовно богаты, интеллектуально богаты, — а среди ученых таких очень и очень много — смогут отойти ото всех этих наслоений. И сфокусироваться именно на той сущности, идентичности, которой мы обладаем от Бога. Конечно, с учетом того, чем мы отличаемся.

Мы постарались представить на нашем форуме именно практические моменты, которые очень важны для развития нашего народного хозяйства и образа нашей страны в целом, что результируется благополучием жителей Латвии. Это, не побоюсь так назвать, характерные, отличительные особенности Латвии и латвийского народа. Он, во-первых, ими гордится, а, во-вторых, вокруг этого может объединиться. И эти особенности не зависят от политической, религиозной или национальной принадлежности.

I Европейско-латвийский экономический форум под брендом „Made in Latvia".
© Роберт Свиженец
I Европейско-латвийский экономический форум под брендом „Made in Latvia".

«Если можешь, значит — должен…»

— А что надо сделать, чтобы этот форум не стал еще одной из многих конференций, где можно просто поговорить, поесть, а потом разойтись?

— Благодарю вас за этот вопрос. Чем должен закончиться наш форум? Конкретным письменным документом. Назовем его резолюцией. Каждого из выступающих тут экспертов в определенной области я попросила написать три пункта. Это будут рекомендации нашему правительству. Их цель — сделать так, чтобы, конкретная отрасль народного хозяйства дала тот максимальный импульс, на который она способна. И конечно, чтобы улучшить и укрепить образ Латвии на внешних экономических рынках.

— То есть, как я понял, этот форум должен стать инструментом лоббирования интересов? А помимо обращения к политикам, думаете ли вы говорить и с более широкими слоями населения?

— Наша задача, конечно же, не просто поговорить и разойтись. Это должен быть диалог и на научном, и на политическом, и на уровне предпринимательства. Всё и всегда начинается с осознания своих сильных сторон. И у нашего народа, всех вместе, латышей и русских, — всё есть! И амбиции, и потенциал, и прекрасные знания.

Но мы замечаем чаще негативную, проблемную сторону. Поэтому основная задача этого форума, как я ее вижу, это выявить, подчеркнуть, усилить сильные стороны нашего народного хозяйства, которые существуют.

Помнить, что мы — сильные, что мы — отличаемся, что мы — можем. И не только можем, но и должны это сделать!

— Судя по цифре, «1» в названии форума, он должен стать регулярным?

— Обязательно. И следующий году будет уже не сто человек, а пятьсот. Я в это верю. Сегодня здесь собрался в большинстве своем местный контингент. А мне очень хочется, чтобы и иностранные инвесторы начали больше участвовать и прислушиваться, что такое Латвия.

— А почему Россия оказалась «за скобками»? Может быть, в нынешней ситуации нужно вернуться к идее Латвии как моста между востоком и западом? Тот же «Гриндекс», генеральный спонсор этого форума, ведет торговлю, имеет дочерние предприятия как в странах ЕС, так и в России, и в других экс-союзных республиках.

— Вы правы, Латвия — это мост между востоком и западом, платформа гостеприимности. И в предпринимательстве, и в науке границ не существует. У нас очень хорошие научные контакты с Россией. И с отдельными учеными, и с российской Академией наук. Что вы, там же прекрасные диссертации, книги пишутся! Так же и предприниматели сотрудничают. У меня самой там есть прекрасные друзья, товарищи.

Хотя, рассматривая экономическую идентичность, если мы говорим про социально-экономическое развитие, всё-таки надо учитывать, что мы являемся членами ЕС.

У нас развивается сотрудничество с Украиной. Мы работаем с Институтом экономики Белорусской Академии наук. Я не разделяю коллег по странам. Я их приглашаю всех. В этом преимущество ученых: занимаясь наукой, мы политически нейтральны, нам это больше к лицу.

«Tertium non datur» (вместо послесловия)

Действительно, как сказал когда-то Джордж Оруэлл, нет немецкой или еврейской науки. Есть мыслители этих национальностей. Но это в науке и культуре, в лучших ее проявлениях. А сфера материального производства на политику завязана очень четко. В ходе заключительной панельной дискуссии прозвучали такие цифры: если в 2014 году в Россию поставлялось 34% от общего экспорта латвийской молочной продукции, то в 2016-м всего 2%. В абсолютном исчислении это будет 12 тысяч тонн — против одной тысячи.

Правда, за то же время поставки в страны Запада выросли на 24 тысячи тонн. Выиграла Латвия от этого, или проиграла? Ведь освоение новых рынков неизбежно потребовало определенных усилий и затрат. В результате «санкционной войны» между Россией и Западом снижается по многим позициям работа с Россией и наших машиностроительных и металлообрабатывающих предприятий.

А производство в Латвии металла, начав неотвратимо снижаться с 2005 года, сегодня практически близко к нулю. Уничтожено сахарное производство, — а вместе с ним и целое направление сельского хозяйства. Список можно продолжать… Главное, что никаких инженерных, научных или экономических обоснований у этого не было. Всё это — результат реализации здесь чужих для Латвии интересов. Как строить полноценную новую экономику страны, не усвоив прежде привычку жить своим умом?

Думается, первое, с чего надо начинать и проект «мудрой Латвии» — это с широкого общественного диалога. Примерно о том же, только научным языком, сказала в заключительном слове и Нина Линде:

— Научные исследования свидетельствуют, что образ, как информационное единство, влияет на социально-экономические показатели. И меняя образ — мы можем менять и социально-экономические показатели.

То есть, если «по-простому», мы есть то — во что мы верим. Сегодня перед нами целый комплекс социально-психологических проблем. Они множились все 30 лет — как результат навязанных нам, ложных и нежизнеспособных частичных картинок «реальности». Их все придется пересмотреть. И — создавать сначала образ того, что мы хотим построить, полностью веря в его реализуемость. Точно так же, как делает любой инженер-конструктор или художник.

Или — придется забыть про «государство мудрости», как про свой детский лепет. Как говорится, tertium non datur…

 

 

 

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ