riga
Литва
Эстония
Латвия

Интервью

Александр Адабашьян на книжной выставке в Риге.
© BaltNews.lv

Адабашьян: Как спастись от эпидемии насилия? Не облизывать чужие тарелки, руки и задницы

Я - подмастерье при хороших мастерах. Художник больше, чем киношник! Так скромно говорит о себе актер, сценарист, режиссер и художник Александр Адабашьян, на счету которого 47 лет в кинематографе, 50 ролей в кино (самые яркие – Берлиоз в «Мастере и Маргарите», Бэрримор в «Шерлоке Холмсе»).

Он также автор 30 киносценариев (за один получил премию Феллини), художник-постановщик тринадцати кинофильмов, режиссер двух художественных картин и даже двух опер — "Борис Годунов" в Мариинском театре и "Хованщина" в "Ла Скала".

Сказка ложь, да в ней намек

В эти дни Александр Адабашьян в тандеме с режиссером и сценаристом Анной Чернаковой в Риге на Латвийской книжной выставке и на встрече со зрителями в клубе "Культурная линия" представил свой новый проект. На сей раз — детский фильм-сказку «Жили-были мы», а также книгу, которая легла в его основу.

Сказка, рассказана от имени 6-летней девочки, которая ради благой цели — чтобы помирить взрослых — своих родителей, отправилась в прошлое. Зрители встречают Александра Адабашьяна очень тепло, два дня подряд он собирает переполненные залы поклонников и раздает автографы. Фильм «Жили-были мы» на фестивале «Окно в Европу» уже получил премию Золотой Орел за лучшую работу художника-постановщика. Александр Адабашьян снова скромничает:

— Это не только моя заслуга, вся команда отлично отработала, и оператор Владимир Климов был прекрасен, и художник по костюмам была замечательная. Интересно, что в книге главный герой — мальчик, в фильме же мы переиграли, у нас главная героиня — девочка. Великолепная — совершенно не детская — актерская игра!

Актеры с удовольствием соглашались на роли в этом фильме, видимо, потому, что сказка: всем надоели сериалы, захотелось чего-то нового, свеженького! Да и детского кино хорошего у нас в России сейчас очень мало снимают. А детям оно нужно. Ставить серьезные вопросы можно и перед детьми. Маленькие актрисы — 6-летние и 11-летние дети поражают глубиной своей игры, пониманием своей роли. Причем если их спросить, почему они сыграли так, а не иначе, не объяснят. Все на уровне чувств.

Современный зритель, воспитанный на американском юморе и блокбастерах, уже другой: те, кто смеется над простреленными мозгами, вряд ли смогут смотреть философский фильм, который заставляет задуматься, где нет такого мелькания картинки. Увы, иногда действительно хорошие, достойные картины не попадают на экран просто потому, что кинопрокатчики не допускают их до зрителя. Говорят, давайте лучше «Аватара» покажем. Больше заработаем.

«Главного злодея» не пускают в Латвию

— Главного злодея в нашем новом фильме играет Дмитрий Певцов. Злодейская сущность Дмитрия Певцова в фильме отлично проявляется — его герой много чего совершает, даже пытается провернуть в Петровское время дворцовый переворот.

Его бы в Латвию не пустили. Это серьезно. Он же теперь у вас в черном списке. Еще в сравнительно спокойные времена много лет назад, когда только началась перестройка и все было тихо и мирно, я уже тогда чувствовал, что началась Третья мировая война. Она и сейчас идет — проявляется как эпидемия насилия. Как всякая эпидемия, неизвестно, откуда берется и когда закончится.

О свободе и черных списках. За что боролись?

- В тот черный список невъездных в Латвию, куда уже занесены актер Певцов и многие артисты российской эстрады, могли попасть и Вы. Ведь тоже поддержали политику президента Путина по отношению к Крыму?

— Да, конечно. И считаю эти списки глупостью несусветной. Европейская страна, которая так страдала, задыхалась и столько билась за свободу слова в этом проклятом СССР, где нельзя ничего было говорить, и вот теперь, когда стала независима, вдруг запрещать актеру въезд! И только за то, что он высказал свое мнение о принадлежности территории, не имеющей никакого отношения к той стране, где он это сказал?.. Он же не призывал к бунту, не оскорблял никого. Певцов-то, конечно, это переживет, страдать не будет. Но мне это решение непонятно, более того, оно странно сочетается с тем, против чего в Латвии собственно боролись, за что стояли на баррикадах под знаменем. Увы, как правило, активные движения за свободу слова и прочие другие свободы, при победе всегда оборачиваются тем же боком, порой еще и более жестким террором.

Александр Адабашьян на книжной выставке в Риге.
© BaltNews.lv
Александр Адабашьян на книжной выставке в Риге.

Кто не умеет подчиняться, не сумеет править

Если вернуться к не очень мною любимому советскому строю, то ведь кто у нас возглавил страну после революции? Бывшие каторжники — Ленин, Сталин… Помните, они сидели в тюрьмах при довольно щадящих условиях. Читали литературу, какую хотели. Вели переписку. Ленин с Крупской в ссылке покупали на неделю себе целого барана! Ленин писал в камере молоком подметные письма и рассылал свои статьи. А когда они сами пришли к власти, уже той, былой свободы у новых политзаключенных ни при Ленине, ни при Сталине не было и в помине — нет никаких баранов в меню и права на переписку.

История — не наука

— В каждой науке столько истин, сколько идей в математике. Представьте себе, что будет, если во все науки внедрить принципы нынешней истории? В каждой стране будет действовать свой закон Ома. Причем он станет меняться в зависимости от политической ситуации в государстве. В одной стране дважды два будет шесть, а в другой — АВ квадрат плюс С квадрат. А ведь сейчас так и есть — только не математика, а история подгоняется под фактические события. Не думаю, что в этом есть какая-то логика. Страны, которые провозглашают свободу слова, именно за слова теперь и наказывают — сурово и несправедливо, позиционируя ту же свободу. Вещи совершенно невообразимые! В этой атмосфере бессмысленно искать решение проблемы — логики нет. Что такое свобода? Запретить запрещать.

Спасет личная гигиена: не облизывать чужие тарелки, руки и задницы!

— Что делать во время эпидемии насилия? Только пережить. А как спастись? Только личная гигиена! Не пить из общих кружек, не посещать большие скопления народа! Не облизывать чужие тарелки, руки и задницы! Это лично мое мнение.

Война с памятниками — глупость

— В Италии стоит монумент Муссолини. Робеспьера тоже никто не сбрасывает с постамента. Все молчат, ничего особенного. А когда в России установили памятник князю Владимиру, вокруг этого факта сразу столько шума! Мы слишком много придаем значения символам. А это же просто история. Все это — было. В Якутске, несмотря на недовольство губернатора, на частной территории одной из фирм установили монумент Сталина. Личная инициатива. Относиться можно по-разному.

Я против сноса памятников в угоду времени. Я вообще за универсальный памятник — этакий трансформер, который бы всегда был на злобу дня, даже при смене лидеров и политического строя: открутил голову, приставил другую и все довольны! Кстати, Россия в этом смысле положительный пример, по сравнению с другими, поступает честно — истории своей не стесняется, с памятниками не воюет.

А вот Франция меня изумляет: из Наполеона — тот же Гитлер light — сделали легенду, собирателя наций, который на самом деле споловинил свою нацию, лихо прошелся по Европе! А рассказывается, будто «сеял разумное, доброе, вечное», показал народам правильный образ жизни. То, что вытворяла Французская революция, тоже сильно романтизировано. А если прочитать, что там на самом деле происходило в то время, Иван Грозный — просто воспитатель детского сада, который по попкам деток шлепал…

Коллективное покаяние — дань моде?

Сейчас очень модно целые государства и народы призывать к коллективному покаянию. Мне неясно, как весь народ целиком может покаяться? Вот и Германию ставят нам в пример, мол, она покаялась… В чем сегодня должна покаяться вся Россия? В том, что происходило в 50-е годы? Наверное, многим есть, в чем каяться лично, ведь не Сталин же всех расстреливал. Да и кто писал доносы?.. Покаяться и исправиться только на словах, по-моему, то же самое, что сказать: больше болеть холерой не будем. Но, увы — не помогает. Не стоит путать исповедь и интервью: это ведь то же самое, что перепутать пост с диетой. Пост — это внутренняя работа, а диета нацелена на внешний результат.

«Я — за путешествие во времени, но только на полдня. Затем домой — помыться!»

- В Вашем новом фильме-сказке герои возвращаются в прошлое. А Вы бы в какое время переправились, будь такая возможность?

— Утро стрелецкой казни, конечно, захватывает, но смотря кем там быть. С учетом того, как часто бояр заставляли рубить головы крестьянам, и, зная, что с первого раза это не удавалось — Меньшикова посылали дорубать — я бы не рискнул! Попасть в чудные времена Версаля — VII,VIII и IX века — я бы хотел. Мне это интересно, но очень ненадолго, потому что отлично знаю, как в Версале устроен туалет. Я бы согласился там побывать из любопытства, но быстренько вернуться и скорее помыться.

Если российские крестьяне хотя бы раз в неделю ходили в баню (в этом была и физическая, и душевная потребность), то в Европе с гигиеной была беда: мытье считалось ненужной роскошью. Там для борьбы с грязью даже в самом высшем свете использовались самые разные ухищрения — палочки для чесания, ловушки для блох и вшей, которые встраивались дамам прямо в высокие прически.

Более того, кавалеры носили с собой пинцеты, чтобы во время светской беседы с дамой можно было невзначай поймать блоху на ее одежде. Считалось высшим пилотажем! Про туалеты и говорить нечего: все эти громоздкие дамские кринолины были просто несовместимы с гигиеной и чистотой. Так что когда вы говорите, что мечтали бы пожить в17 или 18 веке, хорошо подумайте. Лучше уточнять, в качестве кого. Если королем, королевой или дамой при дворе, то еще куда ни шло — они жили хорошо. А ведь основная масса простого народа тяжело работала в поле, и продолжительность жизни была очень низкой — всего 35-40 лет. Страшные болезни и грязь. Из такого путешествия во времени можно и не вернуться.

«Азазель», Б.Акунин и К.Ропоткин

Александр Адабашьян очень принципиален. Он предложил свой финал в экранизации повести «Азазель» Акунина. Но когда ему как режиссеру так и не удалось договориться с Первым каналом о другом финале повести в телеверсии, он пошел на принцип и снял свое имя с титров. Правда, для начала предложил каналу компромисс: указать его, Адабашьяна, под псевдонимом К.Ропоткин — на один лад с Б.Акуниным. Но руководство канала «на такое пойтить» не согласилось, в итоге имя режиссера из титров фильма исчезло.

Съемки «Мастера и Маргариты» обошлись без мистики

— Нет, не сталкивался с мистикой ни я, ни кто другой. Наоборот, у нас была замечательная возможность все списывать на мистику. На другой картине, если опоздал на съемку, надо или врать или говорить правду, а здесь можно было запросто сказать: поставил будильник на 7, а он прозвонил в 10. Или утром просыпаюсь — стоит рядом с кроватью открытая бутылка водки. Я ее туда не ставил, мало того, что упала, так еще и горлышко смотрит в рот… Мистика да и только! Или приехал бухгалтер, а там у него вместо денег резаная бумага. Вот, могу показать! Никаких мистических историй не было. Единственную мистическую историю мне рассказал Бортко, которая с ним приключилась. Это же была его вторая попытка снять «Мастера и Маргариту». А первая не удалась…

Он рассказал, что в лицо его тогда никто не знал, и вот, перед съемками на Патриарших прудах у него произошла странная встреча. Какой-то парень мимоходом, поравнявшись с режиссером, пробурчал через плечо: «Ничего у вас не получится!» и, не останавливаясь, пошел дальше. Картину в итоге закрыли. Но со второй попытки «Мастера и Маргариту» все-таки удалось снять.

В кино привели дружба и… холера

— В кино меня привел Никита Михалков. С 14 лет с ним дружу. Что нас объединяло и отличало от всех других — это то, что мы оба четко знали, чего хотим. Он точно знал, что хочет стать актером и поступить в Щукинское, а я — стать художником и поступить в Строгановское. Так и случилось. Но как-то раз, когда Никита снимал свою курсовую работу «Спокойный день в конце войны», он позвал меня художником-декоратором. Мне повезло. Я был подмастерьем у замечательного художника картины. Отличный опыт!

Как художник работал и на театральной сцене. Затем, когда один из спектаклей был показан в прямом эфире, я получил приглашение в школу-студию МХАТ на пробы. Так и вошло кино в мою жизнь. Первую роль я получил благодаря холере. Это был крохотный эпизод в фильме «Свой среди чужих». Артист, которой должен был играть, заболел холерой и не смог приехать. И предупредить не смог: мобильных телефонов тогда не было. А звонить и уговаривать сыграть другого артиста уже не было времени. И вот, предложили эту роль мне. Многое приходит в жизнь случайно, но к таким случайностям нужно быть готовым, даже не готовясь специально, — размышляет Адабашьян.

Александр Артемович — сын инженера и учительницы немецкого — учился в школе с углубленным изучением французского, в детстве охотно занимался в театральной студии и участвовал в спектаклях на французском языке. Но все же главной его страстью было рисование. Поступил на факультет художественной обработки металлов. Забирали и в армию — 3 года он прослужил в ракетных войсках.

«Дело важнее, чем жизнь»

А вот сценаристом Адабашьян стал благодаря другому великому режиссеру и сценаристу — Андрею Михалкову-Кончаловскому. Тот пригласил Адабашьяна помочь ему в работе над сценарием картины "Дело важнее, чем жизнь". Четырьмя годами позже, совместно с Никитой Михалковым он написал сценарий фильма "Неоконченная пьеса для механического пианино". Потом они уже вместе создали сценарии картин "Пять вечеров" (1979), "Несколько дней из жизни И.И.Обломова" (1980), "Мой любимый клоун" (1986), "Очи черные" (1987), "Одинокий охотник" (1989).

Режиссура — большая авантюра

Свой режиссерский дебют Александр называет большой авантюрой. Как режиссер он дебютировал во Франции с фильмом «Мадо, до востребования».

Сначала предложили написать сценарий по книжке, он его расширил и дописал. Автор возмутилась, а продюсеры обрадовались: снимай!
В итоге в этом фильме Александр был и художником, и актером, и сценаристом, и режиссером одновременно. И не зря: кинолента получила призы нескольких кинофестивалей.

«Чтоб пришла соседка и охренела!»

«Удовольствие — в смене занятий», — признается Александр Адабашьян. В многоплановости и широте горизонта ему не откажешь. Он не только актер, сыгравший более 50 ролей в кино, сценарист, художник и режиссер, но еще и оформитель казино и ресторанов!

— Я их оформлением тоже занимался, на моем счету 4 ресторана и одно казино. Но частных заказов не принимал. Частники — это минимум творчества. Им не нужны творческие изыски художника-оформителя. А на вопрос, чего же вы в конечном итоге хотите, как все должно по вашей задумке выглядеть, отвечают просто и честно: «Чтобы пришла соседка и охренела!». Вот поэтому я частные заказы и не беру.

Чтобы не затянула рутина, чаще надо менять сферу деятельности. Я еще и оперу ставил в La Sсala. Целый месяц только и слышал в свой адрес «маэстро, маэстро», иначе ко мне просто не обращались. Признаюсь, побыть маэстро в Италии очень приятно! Когда занимаешься любимым делом, и оно через какое-то время становится твоей работой, в какой-то момент ты вдруг начинаешь замечать, что на первый план вылезает то, что должно быть второстепенным, сопутствующим (львиную долю времени отнимают какие-то контракты, переговоры с актерами, начинаются какие-то проблемы с солистами, постановочной частью, в общем, рутина) — вот тогда полезно сменить род деятельности. Искать что-то другое.

Об искусстве

Черный квадрат Малевича интересен именно своей предысторией, описанием, которое занимает три страницы. А обычная фанера с подписью «портрет неизвестного художника» вряд ли заинтересовала бы публику. Люди интересно устроены. Мне в Париже рассказали забавную историю: когда «Мону Лизу» украли из парижского музея, и примерно месяц на месте картины зияла пустота, очередь желающих посмотреть на эту дырку в стене от украденного полотна оказалась намного больше, чем обычно приходило посмотреть на саму картину.

«Критика — это рассуждение евнухов о любви»

Критики меня не очень любят, и эта нелюбовь взаимная: я как-то обмолвился, что критик в любой области подобен евнуху, живущему в гареме, и уверенному, что уж кто-кто, а он-то о любви знает все. Ведь он так много повидал!

О женщинах

Какой должна быть женщина, чтобы вызывать мой интерес? Такой подход, как при выборе лошадей — по размеру копыт, или по росту (в холке столько-то), я не рассматриваю. Каких-то критериев в оценке женщин я для себя до сих пор не выработал, да и, наверное, уже не выработаю — ведь мне уже восьмой десяток.

С Анной Чернаковой объединил Чехов

Двух сценаристов и режиссеров соединил Чехов.

— У Анны была дипломная работа по Чехову, а у меня «Неоконченная пьеса для механического пианино». Дальше были очень успешные совместные работы над сказками и их постановкой. В 2013 году вышел в прокат «Собачий Рай» — очень колоритный и добрый детский фильм. Одновременно очень серьезный. В нем переплетаются события 1939 и 1953 годов. Через детские судьбы рассказана история целой страны.

Девочка, родители которой не смогли достать путевку в пионерский лагерь, остается летом гулять во дворе и встречает мальчика из семьи, только что вернувшейся из ссылки на север. Он поведал девочке грустную историю о том, что его самого верного друга — любимую собаку Гектора — родители не разрешили взять с собой в Москву, оставили на Севере. Мальчик пытается найти и вернуть свою собаку, девочка ему помогает. Митя и Таня очень подружились, и в поисках верного пса узнают тайные семейные истории.

Собственный Рай

Анна Чернакова, режиссер фильма «Собачий Рай»:

— Поначалу, когда я только придумала антураж и декорации московского дворика, в котором проходит все действие фильма, все восприняли это в штыки. Как, все съемки в павильоне? Но все получилось так органично и мы все так привыкли к этому искусственно созданному дворику, что даже не хотелось уходить после съемок домой. Нас всех просто тянуло туда со страшной силой, настолько там было уютно».

Анна Чернакова на книжной выставке в Риге.
© BaltNews.lv
Анна Чернакова на книжной выставке в Риге.

Александр Адабашьян, сценарист фильма «Собачий Рай»:

— Мы все росли во дворах, нас туда выпускали и мы болтались там целыми днями. Там же, во дворе, были первые уроки товарищества. Лежачего не бьют — это правило тоже оттуда. Было такое понятие — с нашего двора. Ты мог быть в каких угодно отношениях с товарищем по дому, но если он попадал в какой-то переплет с чужаками, ты за него вступался. Не улица воспитывала, а именно двор. Такого, как сейчас, чтобы мама или бабушка всегда были рядом, «пасли» ребенка, даже когда он просто качается на качелях — раньше не было. Мы были свободны и самостоятельны. Конечно, риск был: рядом с нашим двором находилось трамвайное депо, как мы не остались без ног, ума не приложу. Но это факт — нас выпускать не боялись. Такое было время.

Александр Адабашьян и Анна Чернакова на встрече во время книжной выставке в Риге.
© BaltNews.lv
Александр Адабашьян и Анна Чернакова на встрече во время книжной выставке в Риге.

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ