riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Масленица. Фото в соцсети facebook на странице Нила Ушакова.
© facebook

Matemātika или Математика? Эхо референдума по второму госязыку и суды Ушакова. Обзор СМИ

На минувшей неделе латышские СМИ продолжали комментировать тему пятой годовщины проведения референдума о признании в Латвии русского языка как второго государственного, и в связи с этим писали также об учащихся в латвийских вузах иностранных студентах и о мигрантах.

Matemātika или Математика?

В газете Latvijas Avīze и на портале журнала Ir — Ir.lv редактор газеты „Latvietis" Гунарс Нагелс обратился к не сходящей со страниц латышской прессы теме о роли государственного — латышского языка как фактора, объединяющего всё латвийское общество.

Он напомнил об отрицательных результатах состоявшегося пять лет назад референдума по вопросу о признании русского языка вторым государственным языком Латвии наряду с латышским языком и о том, что иностранным ректорам латвийских вузов всё же следует владеть не только международным английским языком, но также и государственным латышским языком.

После этой прелюдии автор переходит собственно к цели своей публикации: «А как обстоят дела с русским языком?».

Он поясняет, что на протяжении нескольких лет принимал централизованный государственный экзамен по математике у выпускников средних школ в австралийском штате Виктория, и решил узнать, а как это происходит в Латвии?

Каково же было его удивление, когда выяснилось, что в Латвии экзаменаторами могут быть не только те, кто получил высшее образование на латышском языке, но и те, кто владеет латышским и русским языками на высшем уровне.

У нового поколения латышский язык уже стал объединяющим общество языком

Такое мнение выразил в передаче общественного Латвийского телевидения «Один на один» директор Центра государственного языка (ЦГЯ) Марис Балтиньш.

Он подчеркнул, что латышский язык не является очень маленьким языком — есть старая литература на нём, которая хорошо изучена. «Однако мы живём в условиях конкуренции языков, в которой вокруг нас есть два больших языка — русский и английский», — сказал Балтиньш, признав (памятуя о вышеуказанном референдуме), что его тревожит то, что время от времени ставится под сомнение роль латышского языка как единственного государственного.

Директор ЦГЯ, вспоминая о том, что 15-20 лет назад с латвийскими спортсменами нелатышского происхождения было затруднительно общаться на латышском языке, указывает, что ситуация изменилась: «Теперь для нас не составляет никаких проблем созвониться с обеими ведущими (русскими латвийскими — прим. ред.) теннисистками, и они на хорошем латышском языке объясняют, как у них идут дела».

Однако примечательно его заключение, пусть и высказанное по поводу именно латышского языка, но которое можно толковать расширенно: «Во-первых, человек должен любить и уважать свой язык».

Чудная провокация

Именно так озаглавил свою статью в газете Neatkarīgā Rīta Avīze Марис Краутманис, комментируя решение суда Видземского предместья Риги оставить в силе решение, принятое по заявлению ЦГЯ — оштрафовать мэра Риги Нила Ушакова на 140 евро за то, что городское самоуправление латвийской столицы общается в социальных сетях не только на государственном латышском языке, но и на иностранных языках — русском и английском.

Автор пишет: «Это лишь низшая судебная инстанция, приговор которой ещё можно оспорить, но всё же… Судебная власть независимая, судебную власть надо уважать, но судебная власть принимает абсолютно идиотское решение. И как с этим дальше жить?».

В конце своей статьи Краутманис подчеркивает: «Если вам кажется, что эта новость об Ушакове не важная и что есть другие, которые её перекрывают, то вы ошибаетесь. Каждый латвийский русский в Даугавпилсе и Кенгарагсе, в Лиепае и Плявниеках это заметил и наивно обиделся за Ушакова. Все те большие деньги, которые выбрасывались на ветер в плане интеграции, действительно вылетели на ветер. Это никакая не интеграция — если (самоуправлению — прим. ред.) в фейсбуке запрещают писать на русском. Это может вызвать только вражду».

Общество стало мудрее

В свою очередь профессор, декан Факультета педагогики, психологии и искусства Латвийского университета Малгожата Ращевска в интервью порталу nra.lv рассказала, что её семья живёт в Латвии уже несколько поколений. «Мы всегда говорили по-латышски, по-польски и по-русски, и всегда ощущали себя местными жителями», — подчеркнула она.

По поводу различий между латышами и живущими в Латвии русскими Ращевска отметила большое значение той информационной среды, в которой живут люди. Она пояснила: «Когда в Латвии была восстановлена независимость, латыши сразу переключились на свои информационные источники; в свою очередь остальные продолжали жить в привычном информационном пространстве. Процесс формирования общих связей медленный. Но это не означает, что этот процесс не идёт; он идёт, причём довольно стабильно: общество становится более сплочённым благодаря новому поколению, потому что у молодёжи нет проблем в коммуникации».

Относительно того, что сейчас латвийское общество раскалывает разное отношение к истории страны, особенно к событиям времён Второй мировой войны, например, к 16 марта и 9 мая, профессор выразила следующее мнение: «Это вопрос группового поведения. Но важно вот что: если человек чувствует, что ему необходимо социально контактировать с единомышленниками и публично это показывать, то человеку надо искать одобряемые обществом формы и возможности, чтобы он мог это сделать. Нежелательно, чтобы другие запрещали это делать или наказывали кого-то за это, если выбранные действия никому не причиняют вреда».

Иностранцы учатся на латышском языке

Даце Кокаревича в газете Latvijas Avīze пишет, что в Доме негосударственных организаций должно состояться мероприятие, посвящённое Дню родного языка, инициатором которого стал выходец из Таджикистана Ильхом Халимзода.

В интервью он рассказал, что живёт в Латвии уже восемь лет, что его зять тоже из Таджикистана, а тёща — латышка. «Сначала мы разговаривали по-русски и немного на таджикском языке. Нашей дочери Семре в апреле будет два года. Я говорю с ней по-узбекски, жена Энджела — как по-русски, так и по-латышски. Жена и дочь являются гражданками Латвии. У меня есть вид на жительство. В будущем буду просить предоставить мне латвийское гражданство», — сказал Халимзода.

Он указал, что учёба в латвийском вузе стала первым толчком к освоению латышского языка. «Вторым толчком стало то, что некоторые мои латышские друзья говорят и переписываются со мной в Фейсбуке только по-латышски, а я хочу понимать, что они говорят», — добавил Халимзода.

Иностранные студенты привозят миллионы

Илзе Кузмина на портале LA.lv рассказывает о результатах исследования экспорта латвийского образования, проведённого негосударственной организацией «Certus», одним из членов которой является бывший министр экономики Вячеслав Домбровский, некогда возглавлявший также Министерство образования и науки.

Исследователи подсчитали, что иностранные студенты за годы учёбы в латвийских вузах тратят миллионы евро, в частности, в прошлом году эта сумма составила 148 млн евро, а в нынешнем году может увеличиться ещё на 20 млн евро. Сейчас в Латвии учатся более 6000 иностранных студентов.

Подсчитано также, что благодаря экспорту образования в Латвии в прошлом году имелись 1474 рабочих места, а в нынешнем — уже 1703.

«Вряд ли ещё какая-нибудь отрасль народного хозяйства растёт столь стремительно», — сказал член «Certus», ассоциированный профессор Латвийского университета Даунис Ауэрс.

Ужасная зима

Элита Вейдемане в газете Neatkarīgā Rīta Avīze допускает возможность, что очередные погромы, устроенные иммигрантами в Швеции, теперь уже в её столице — Стокгольме, возникли только из-за того, что сейчас в этой стране зима.

«Кому-то не понравилось, что Стокгольм находится не на том же градусе широты, что и таиландские курорты, и он пожаловался на это какому-нибудь товарищу по несчастью, и оба решили подбить ещё пару десятков любителей тепла и поджечь автомашины, чтобы так сказать погреть ручонки», — пишет автор, добавляя, что шведские полицейские в ответ на всё это лишь разводят руками.

Она признаёт, что в Латвии до подобного дело ещё не дошло, скорее всего потому, что мигрантам здесь не очень-то хорошо, они не приживаются, и дождавшись пособия уезжают в страны побогаче.

По словам руководителя общества «Приют „Надёжный дом"» (biedrība «Patvērums „Drošā māja"») Сандры Залцмане, самыми большими проблемами для беженцев являются то, что они ничего не знают о Латвии и за три месяца не успевают подготовиться к самостоятельной жизни здесь, а также холодный климат.

По её мнению, Латвия не выполнила своё «домашнее задание» — «не предоставила перемещаемым соискателям убежища достаточно объективную информацию о том, что их здесь ждёт».

В ответ на это Вейдемане задаёт вопрос: «Чем мигранты лучше наших местных жителей, проживших здесь весь свой век — кто светлей, а кто серее? Не следовало бы сначала позаботиться о своих людях, очень многие из которых находятся в тяжёлых условиях?».

Её особенно возмутили слова Залцмане о том, что мигрантов следовало бы «полнее поддерживать материальным обеспечением». «А наших пенсионеров, получающих по большей части абсолютно смешные пособия по возрасту, или многодетные семьи не надо «полнее поддерживать материальным обеспечением»?», — задаёт она вопрос.

Автор приводит данные Центрального статистического управления, согласно которым риску бедности подвергнуты 424 000 жителей Латвии, т.е. 21,8% населения. Причём в возрастной группе старше 65 лет этот показатель в 2015 году увеличился до 74%.

По мнению Вейдемане, пора прекращать печься о мигрантах, благо зима в Латвии достаточно суровая для того, чтобы они здесь долго не задерживались.

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ