riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Танки "Абрамс" на железнодорожных платформах.
© baltijalv.lv

Шпионские страсти. Как по подозрению в шпионаже в пользу России арестовали жителя Елгавы

15 ноября СМИ сообщили о задержании по подозрению в шпионаже некоего жителя Елгавы. Заработала 85-я статья Уголовного кодекса ЛР (шпионаж) с принятыми весной поправками для действий в условиях гибридной войны. В развитие сюжета BaltNews.lv публикует размышления нашего автора Владимира Линдермана и комментарии в связи с появившейся информацией.

Спасибо «тюремной почте», удалось наконец раздобыть информацию о жителе Латвии, арестованном по подозрению в шпионаже в пользу России в середине ноября 2016 года.

Напомню, глава МВД Рихард Козловскис заявил тогда, что задержание подозреваемого стало результатом кропотливой работы Полиции безопасности. «Хочу поблагодарить Полицию безопасности, которая провела большую работу», — сказал Козловскис. Он также отметил, что поправки к Уголовному закону, которые вступили в силу в мае 2016 года, способствовали задержанию шпиона.

Так вот, «шпионом» оказался житель Елгавы, работник Латвийской железной дороги Александр Красноперов. Насколько я понял, вся его вина состоит в том, что он сфотографировал военную технику НАТО, прибывающую в Латвию, и переслал снимки своему знакомому в Россию.

Давайте заглянем в Уголовный закон ЛР, статья 85 «Шпионаж». Под «шпионажем» подразумевается, цитирую дословно: «Сбор информации, не подлежащей разглашению, с целью передать ее или ее передача иностранному государству или иностранной организации напрямую или через посредничество других лиц, или незаконный сбор другой информации или передача ее иностранной спецслужбе по ее заданию напрямую или через посредничество других лиц». Наказание — до 10 лет лишения свободы. А по второй части статьи, где речь идет о государственной тайне, — до 20 лет лишения свободы.

Не так просто перевести с бюрократического на русский, но общий смысл понятен. Карается сбор и передача иностранному государству любой секретной информации, а также — несекретной, открытой, если она собирается незаконными методами и передается не абы кому за рубежом, а именно спецслужбе другого государства. Сформулировано, на мой взгляд, мутновато, но уж как есть.

В деле Александра Красноперова возникает много вопросов. Например, такой: бронетехника стран НАТО, прибывшая в страну для учений или поступившая на вооружение латвийской армии, — это секретная информация? Никак нет, ведь министерство обороны Латвии регулярно публикует пресс-релизы на эту тему. Даже приглашает горожан с семьями фотографироваться на фоне танков и БТР. Тогда почему нельзя посылать снимки друзьям? Потому что они живут в России? Или все-таки в Латвию прибывает какое-то секретное вооружение, о котором мы ничего не знаем? Компоненты системы ПРО или что-то в этом роде?

Если Красноперов посылал несекретную информацию, то имеются ли доказательства, что он делал это по заданию иностранной спецслужбы? Если таких доказательств нет, то нет и состава преступления. И вообще, зачем российской спецслужбе таким сложным способом добывать открытую информацию? Можно, сидя в кабинете в Москве, просто почитать латвийские сайты.

Мое объяснение очень простое. Полиция безопасности страстно хочет поймать хотя бы одного российского шпиона из числа местных жителей. А то как-то странно получается: гибридная война с Россией в разгаре, а где же шпионско-диверсионное подполье? Никак не удается его обнаружить. Возможно, выбор пал на Красноперова, потому что он — член общества воинов-афганцев, т. е. заведомо отнесен к числу неблагонадежных.

Сейчас Александр Красноперов находится в Елгавской тюрьме. С работы его уволили сразу после ареста, дома остались жена и двое детей.

***

BaltNews.lv обратился за комментарием в Полицию безопасности. Пресс-секретарь ПБ Лига Петерсоне сообщила, что ведомство от комментариев воздержится.

Удалось пообщаться с очевидцем аналогичных событий. Елгавчанин Анатолий рассказал BaltNews.lv, что в прошлом году тоже чуть не попал в довольно неприятную ситуацию из-за, казалось бы, безобидного желания сфотографировать для своего блога в социальных сетях военную технику. Средь бела дня она прибыла на товарном составе на городскую железнодорожную станцию.

— Состав не был закрыт, территория никак не была огорожена, никаких запретных знаков нигде вблизи не стояло. И событие, конечно, собрало целую толпу зевак: люди, по своему обыкновению, снимали на мобильные телефоны, делали "селфи" и тут же выставляли свои "трофеи" в сеть. Сделал фото и я, после чего ко мне подбежал военный в форме и стал требовать немедленно стереть снимок, поясняя, что объект секретный и съемка запрещена. У меня возник резонный вопрос, если объект настолько секретный, почему его поставка и разгрузка проводится на глазах всего народа, средь бела дня на привокзальной станции, а просьбы не снимать звучат в устной форме и не подкреплены никаким документом?

Анатолия никто не арестовал, но пригрозили — если снимки появятся в интернете, у него могут быть крупные неприятности:

— Снимки я никому не пересылал, но поставил на своей страничке в открытом доступе. Не вижу в этом никакого криминала: фотографировал не на частной территории, а в общественном месте, никак не обозначенном и не огороженном. Специально почитал в интернете закон, чтобы убедиться, что я ничего не нарушил. Неприятностей не последовало, но осадок остался.

Рихардс Бунка.
© BaltNews.lv
Рихардс Бунка.

С просьбой прокомментировать ситуацию BaltNews.lv обратился к председателю Ассоциации юристов Латвии Рихарду Бунке:

- Насколько законно или противозаконно снимать на фото или видео то, что происходит на улицах Латвии? Не рискуют ли обычные граждане — любители запечатлевать пейзажи, архитектуру и людей в городе и вне его — быть арестованными и попасть в тюрьму по статье 85 за шпионаж? Где грань между шпионом и любителем фотографии? 

— В статье 85-й "Шпионаж" предусмотрены обязательные критерии, по которым человеку может быть предъявлено обвинение. То есть преступлением является сбор секретной информации, а также любых других сведений для передачи иностранной разведке.

Первая часть статьи предусматривает наказание до 10 лет лишения свободы — за сбор любой информации в пользу иностранного государства. Вторая часть этой же статьи предполагает еще более тяжкое преступление — разглашение сведений, которые являются государственной тайной. В таком случае нарушитель рискует попасть за решетку на 20 лет. Вот только обвинитель в суде должен будет доказать, что обвиняемый не просто гулял по улице, восторженно фотографировал прохожих и делился своими снимками с друзьями, а делал это по заданию иностранной разведки — с целью передачи этих сведений. Только тогда человека могут наказать по статье.

- Если человек случайно стал свидетелем доставки или разгрузки военной техники, снял процесс на фото или видео и поделился с друзьями, живущими в разных странах, является ли это преступлением?

— Может быть и так, что один из друзей-иностранцев заранее попросил задержанного сфотографировать некий состав, который будет проходить в такое-то время в таком-то месте, и этот друг на поверку окажется сотрудником иностранной разведки. Такого исключать нельзя. Но опять же, суду предстоит доказать, что это было именно так, и фотограф действовал "по заданию" или по предварительной договоренности, а не просто сделал модное нынче "селфи" на фоне красивой военной техники, проходя мимо, и поделился красивым фото с друзьями.

- Как же быть с публикациями на многочисленных порталах или газетах? Ведь там тоже то и дело появляются фотографии различных событий, а также публикуются фото очевидцев, за которые редакции даже вручают призы?

— Конечно, среди случайных фото очевидцев тоже могут оказаться фото засекреченной техники, охраняемых секретных объектов или автомобилей агентов безопасности. Но разница в том, что эти фото делаются случайно, а не по заданию или сговору с целью передать сведения. Ведь не секрет, что агенты разведки большую часть информации берут из открытых источников, в том числе и из прессы, но для уточнения каких-то фактов просят подтвердить определенные сведения дополнительно. Вот такая дополнительная сознательная помощь и является шпионажем — особо тяжким преступлением, которое карается лишением свободы до 10 и даже до 20 лет.

BaltNews.lv предполагает вернуться к теме, которая затрагивает судьбу не только елгавчанина Александра Красноперова, но и может коснуться других жителей Латвии.

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ