riga
Литва
Эстония
Латвия

Общество

Зеленая змея.
© wpapers.ru

Коварный "зелёный змий" русскоголизма сделал латышей зависимыми. Обзор СМИ за неделю

На минувшей неделе латышские СМИ писали о зависимости латышей от русского языка, безнадобности мышления учителей, воспоминали о том, что в советское время «стучали» в КГБ. Можно было также узнать о том, что телеканал на русском языке все-таки, видимо, появится, а немецкие контрольные органы хуже латвийских. И еще – про фильм о Хелмуте Балдерисе.

Зелёный змий русскоголизма

Юрис Улманис — уроженец Нью-Йорка, доктор наук управления (Dr.sc.admin.), земессарг (т.е. латвийский ополченец) и преподаватель вуза — начинает свою объёмную публикацию на портале LA.lv с перевода коротенького произведения гения сказочной фантасмагории Франца Кафки, сделанного с немецкого языка на латышский.

Вот вариант перевода того же произведения, сделанный, в свою очередь, с немецкого на русский неким автором Timur Karp и опубликованный в 2010 году на сайте vk.com:

«Der Grüne Drache (Зелёный Дракон)

Дверь открылась, и в комнату вполз, мясистый, по сторонам роскошно округлённый, без ног толкающий всю свою переднюю часть вперёд, зелёный дракон.
Формальное приветствие.
Я попросил его полностью войти.
Ему было жаль, что он не мог этого сделать, потому что он был слишком длинным. Так что дверь должна была остаться открытой, что было довольно стыдно.
Он улыбнулся полусмущённо, полуковарно и начал:
"Притянутый твоей тоской, я тащу себя из далека, мой низ уже сильно расцарапан. Но я делаю это с удовольствием. С удовольствием я прихожу, с удовольствием предлагаю тебе себя
».

Автор статьи пишет, что обычно «зелёный змий» ассоциируется с алкоголизмом. «Ситуация с переходом на русский язык напоминает мне классическую модель зависимости, в которой (в данном случае, — прим. ред.) вместо алкоголя мы пользуемся русским языком. То есть, мы действительно являемся «созависимыми. Для зависимости нужны две стороны, в противном случае манипуляция невозможна.

Зависимости способствует выгода. В чём же здесь наша выгода? При определении подобных процессов следует делать допущение, что частое и патологическое стремление к соответствующим вещам может вызвать острое отравление, которое, в свою очередь, может повлиять на торможение процессов в центральной нервной системе, тем самым изменяя поведение человека, его мышление и язык».
По мнению Улманиса, «нас характеризует такое опьянение, степень которого, согласно определению, зависит от дозы, концентрации, от индивидуальных ощущений человека и от общего состояния его организма».

После объяснения медицинских аспектов заявленной им темы автор переходит к её сути: «Говоря на русском языке, мы иллюзорно создаём для себя состояние опьянения: что мы толерантные, благопристойные, и никак иначе. Ни реальность, ни исследования не подтверждают, что это действительно было бы целесообразно. Русскоязычные, однако, пытаются предъявить нам этот феномен, спрашивая, а почему же мы не говорим с ними по-латышски?

Возможно, нам нужна программа 12-ти шагов (вероятно, наподобие программы анонимных алкоголиков, — прим. ред.), в которой мы сможем всё же собраться, чтобы сказать: «Я русскоголик, не могу жить без общения с русскими в Латвии на русском языке, и т.д.».
Улманис добавляет: «Между прочим, я пользуюсь спросом в среде русскоязычных в качестве лекаря от этой зависимости. Они говорят, что я являюсь идеальным учителем латышского языка, потому что от меня не следует ожидать разговора на русском».

Ограничивая всё написанное автором статьи, хочется привести вот такое его соображение: «Если говорить об интеграции, то, может быть, мы можем не тратить государственные ресурсы, а решать ситуацию, действуя и говоря по-латышски с теми, для которых этот язык — не родной»?

Гунтис Щербинскис в газете Latvijas Avīze выражает мнение, что «расслабление» относительно сильной позиции латышского языка, наблюдавшееся в стране до 2012 года, когда в Латвии прошёл референдум по вопросу о признании русского языка в качестве официального (не путать с государственным), не имело никакого обоснования.

«Наоборот. Тревогу вызывало не только видение Кремлём места русского языка на постсоветском пространстве, но и нелепые действия и суждения на уровне некоторых местных должностных лиц.

Не секрет, что латвийская столица в общении с рижанами, особенно в интернет-среде целенаправленно культивирует двуязычие, так сказать — одно предложение по-латышски, а следующее — по-русски,- указывает он.- Похоже, что правящее в Риге «Согласие» после неудачного (исхода для его инициаторов, — прим. ред.) языкового референдума совсем даже не отошло со своих позиций и борьбу за официальный статус русского языка в будущем развернёт, например, идя парламентским путём».

Автор пишет: «Искренне следует признать, что «de facto» этот статус в большой мере уже существует. Например, для латышской молодёжи с полученным в общеобразовательной школе слабым знанием русского языка существуют реальные карьерные трудности в ряде областей у себя на родине, что, несомненно, стало одним из факторов, способствующих эмиграции.

В свою очередь, переселившиеся в Латвию русские «новой волны» (не путать с одноимённым музыкальным фестивалем — прим. ред.) довольно быстро лишаются вдохновения учить латышский язык, потому что, вопреки предполагавшемуся, они не оказались в латышскоязычной среде».

На этом фоне поощрение наших должностных лиц к тому, чтобы ещё больше использовать русский язык в общении — это является безответственным, заключает Щербинскис.

Латвийский НСЭСМИ хочет создать общее содержание ТВ и радио на русском, но телевидение и радио о таких планах не знают

Корреспондент Службы новостей Латвийского радио Эдгарс Купчс сообщает, что Национальный совет по электронным средствам массовой информации (НСЭСМИ) наметил в 2018 году в качестве совместного проекта Латвийского телевидения (LTV) и Латвийского радио (LR) создать телевизионный канал для русскоязычной аудитории.

«Такие планы были и на будущий (т.е. 2017) год, но политики не выделили на это денег. Говорится также и о возможности объединения радио и телевидения, но руководство обеих организаций вещания указывает, что у них нет никакакой информации о планах насчёт развития СМИ», — пишет автор на общем сайте латвийских общественных СМИ LSM.LV.

Он указывает, что НСЭСМИ намерен в 2018 году за 1,5 млн евро в качестве совместного продукта LTV и LR создать телеканал для русскоязычной аудитории.

«Однако, это произойдёт в 2018 году при условии, что будет предоставлено финансирование для мультимедийной платформы. НСЭСМИ пришёл к такому намерению потому, что сейчас в Латвии нет отдельного телеканала для русскоязычной аудитории; в свою очередь рейтинги LR4 (русскоязычной общественной радиостанции, — прим. ред.) значительно выше, чем LTV7 (общественного телеканала, по которому ежедневно показывают только две-три передачи на русском языке, — прим. ред.)», — пишет Купчс.

Сейм: учителям в Латвии нет надобности думать

Такое мнение выразил в газете Neatkarīgā Rīta Avize Виктор Авотиньш, пояснив, что к глупости поправок о нравственности сейчас присоединяется ещё и глупость поправок к Закону об образовании, касающихся лояльности.

«Большинство Сейма одобрило мнение, что главное — выглядеть, а не быть (патриотом, верным, лояльным) (…) Потому что одним только приказом, законом в этом можно добиться только одного — выглядеть. Но не состояния. Однако парламентское большинство хочет заменить в приказном порядке политику, которая растит и формирует людей, народ, принадлежность к государству. Это большинство засвидетельствовало, что в отношениях с обществом ему больше всего понравилась двуличность советского времени».

Его коллега по газете Марис Краутманис на сайте nra.lv тоже выразил своё мнение по поводу употреблённых в поправках к Закону об образовании понятий, написав, что там «больше лирики, а не юридического языка. Можно только удивляться тому, до чего только не додумаются латвийские политики! Ну, можно ещё понять, что  Карлиса Шадурскиса (министра образования и науки, — прим. ред.) какой-нибудь учитель укусил, и тот теперь хочет свести с ним счёты».

Но вот Шадурскис в интервью корреспондентам латвийских общественных СМИ (телепередачи «Панорама» LTV и Службы новостей LR) заявил, что последние 10 лет в развитии латвийского образования наблюдается застой. При этом он сослался на результаты опроса девятиклассников, проведённого Организацией по экономическому сотрудничеству и развитию (OECD), в которую в этом году Латвия вступила.

О росте института «стука»

На портале Diena.lv Дзинтрис Колатс в связи с «поправками о лояльности» Закона об образовании вспомнил и о советской практике «стука» в КГБ.

«Кража и коррупция — это, понятно, вещи, подлежащие искоренению. Однако, обозреваемый в «правилах стука» сценарий угрожает превращением всего этого в фарс и, в конце концов, паралич той или иной «институции публичной личности».

В любом случае, заканчивает свою статью автор, «правила стука» являются прекрасным примером не только того, как важную проблему превратить в фарс, но и как парализовать работу всех госучреждений.

Стефан из Германии решил заняться разведением коз в Латвии и хвалит местную контрольную службу

В своём сюжете региональная телекомпания Vidzemes televīzija рассказывает о том, что неподалёку от райцентра «Мадона» уже третий год хозяйничают Рута и Стефан, решившие жизнь в Германии поменять на жизнь в сельской местности Латвии.

Автор телесюжета указывает: «Хоть, иногда, и звучит мнение, что в других местах работать выгоднее, Стефан ломает этот стереотип, оценивая латвийские контрольные службы как намного более лояльные и более отзывчивые, чем в Германии».

Хелмут Балдерис мог бы и сейчас сыграть за хоккейную сборную Латвии

Спортивный журналист Латвийского телевидения Армандс Трипанс подготовил документальный фильм об одном из самых выдающихся грандмейстеров латвийского спорта — о хоккеисте Хелмуте Балдерисе. Премьеру этого фильма можно было посмотреть в пятницу, 9 декабря на LTV1, а теперь — на replay.lv.