riga
Литва
Эстония
Латвия

Общество

Раймонд Вейонис.
© BaltNews.lv

Ответ Вейониса Путину по негражданам, а также Почему молчат наши генералы? Обзор СМИ

На минувшей неделе латышские СМИ были полны горячх и неоднозначных откликов на предложение президента Раймонда Вейониса - вновь подумать об автоматическом присвоении гражданства Латвии родившимся здесь детям.

Горячая картошка гражданства

Йоланта Плаука в журнале SestDiena указывает на то, что президент Раймонд Вейонис вновь поднял вопрос об автоматическом присвоении гражданства Латвии тем детям, которые здесь будут в будущем рождаться, чтобы тем самым способствовать уменьшению численности неграждан.

«Президент считает, что Латвии не следует бояться нескольких десятков ещё не родившихся детей, которыми стали бы ежегодно пополняться ряды граждан. Мы все вместе уже многое сделали в Латвии для того, чтобы у этих детей были все возможности включиться в латвийское общество и стать патриотичными гражданами нашего государства. Надо и в дальнейшем способствовать освоению латышского языка, гражданскому просвещению и пониманию истории Латвии. Это приумножит доверие к Латвии», — передал журналу мнение первого лица государства его советник Янис Сикснис.

Одни, пишет Плаука, с похвалой отзываются об этой идее как к символичному, но давно требовавшемуся жесту, в то время как другие подчёркивают, что такая возможность родителям давно уже предоставлена. Последние выступают за «неприкосновенность» Закона о гражданстве, внести в который соответствующие поправки с 1 октября 2013 года ранее предлагал ещё президент Валдис Затлерс.

В свою очередь, например, адвокат Эдгар Пастарс придерживается иного мнения: «Это проблема не Закона о гражданстве и не этих детей. Проблема в той среде, в которой растёт человек — в школе и медиапространстве. Это пока что до конца не обеспечено, поэтому нет уверенности, что из них выйдет «правильный» продукт».

Если внести в закон эти поправки, то, по подсчётам демографов, они будут касаться примерно 250 новорожденных в год.

Кстати, в Литве, благодаря принятому четверть века назад «нулевому» варианту гражданства, понятие «негражданин» вообще отсутствует, а в Эстонии, где оно, как и в Латвии, пока ещё сохраняется, уже с начала этого года гражданство присваивается всем родившимся там детям лиц без подданства.

Юрис Пайдерс, выражая на портале nra.lv своё мнение по поводу поднятой националистами бури, задаётся вопросом: «Разве дети неграждан разрушат государство»?

Вступая в дискуссию, он пишет: «Из аргументов наиболее агрессивно кричащих вытекает, что если детям неграждан будет предоставлено латвийское гражданство, Латвийское государство рухнет».

Продвижение такой идеи — это даже предательство государства. Как потом иронизировала главный редактор Neatkarīgā Rīta Avīze Анита Даукште, те, кто распространяет такие вот устрашающие россказни, на самом деле невысоко ценят Латвию. Детей неграждан без гражданства (рождается — прим. перевод.) только 80 в год. Если Латвия рухнет, присваивая или предлагая латвийское гражданство 80-ти детям неграждан в год, тогда следует задать вопрос: «Действительно ли основа государства настолько слабая?».

Далее автор указывает, что своё предложение Вейонис обосновал необходимостью обеспечения национальной безопасности Латвии. Причём хронологически это совпадает с инициативой президента России Владимира Путина по предоставлению права на безвизовую поездку в эту страну всем детям неграждан, родившимся в Латвии после 1991 года.

В известной мере инициатива Вейониса является ответом инициативе Путина, подчёркивает Пайдерс, приводя ещё ряд своих соображений по данному вопросу.

«Поэтому нечего удивляться тому, что неграждане пребывают в неведении — что им дальше делать: уезжать или оставаться; неграждан мучают также опасения, что разный государственный статус родителей и детей может создать для них проблемы и затруднения в будущем.

Поэтому, если вопрос о детях неграждан является вопросом национальной безопасности, государство со своей стороны должно следовать не подталкиванию и угрозам, а определённым гарантиям. Надо гарантировать, что тем семьям неграждан, у детей которых будет латвийское гражданство, в будущем не станут чинить препятствия в случае, если семья, подобно тому, как это делают тысячи латышей, предпочтёт покинуть Латвию».

В свою очередь Эгилс Лицитис в газете Latvijas Avīze констатирует: Вейонис начал действовать. Он пишет, что отобранные президентом эксперты из Группы по политике сплочения общества, старые знакомые из академических кругов во главе с приверженцей Сороса, педагогом Лиесмой Осе составили план по уменьшению у русских людей чувства неуютности в Латвии.

«Воистину, какие нелепые времена настали!» — восклицает автор, поясняя, что вместо давно избранного широкого пути интеграции латвийского общества на основе латышского языка и культуры Вейонис свернул на «неосвещённую кривую поперечную улицу».

Лицитис пишет, что в плане, предложенном Группой по политике сплочения общества, «порицания удостоились 10-12 оставшихся политиков, с упорной строптивостью продолжающих общаться с инородцами на государственном языке, и, напротив, восхваляются должностные лица, каверкающие слова по-русски. Авторы побуждают стремиться к двунаправленной коммуникации и искать компромиссы, формы сожительства в многокультурном (слово «мультикультурное» уже не в моде) обществе. Экспертиза поучает — проводить совместные мероприятия, праздники; а тогда только и жди, что 9 мая в каком-нибудь году у подножия памятника оккупантов президент Латвии задержится у памятного костра и поднимет чарку водки под «Ура!» гвардии Великой Отечественной войны (…) Смотришь, двуязычие могут поднять на высшую планку, а статус государственной нации — понизить, чтобы русскость проявлялась всё шире и не чувствовала себя дискриминированной».

Байба Лулле, коллега Пайдерса по Neatkarīgā Rīta Avīze задаётся другим вопросом: «А не слон ли это, раздутый из мухи»?

Она поясняет, что, во-первых, число и удельный вес неграждан в Латвии имеют тенденцию к постоянному сокращению, добавляя: неграждан в Латвии — 247 тыс. человек, что составляет приблизительно 12% общей численности населения. Из них детей в возрасте до 15-ти лет — всего 7 тыс. человек.

Лулле напоминает: «Уже с 2013 года в Законе о гражданстве действует норма, гласящая: "Ребёнок, родившийся в Латвии после 21 августа 1991 года, подлежит признанию гражданином Латвии одновременно с регистрацией факта рождения ребёнка на основании воли, выраженной одним из родителей"».

Блуждающие огни и волчьи глаза

Так свою статью на сайте Ir.lv озаглавила Санита Уплея. Она пишет: «Не могу сейчас припомнить и процитировать, где именно я это прочитала, но знаю, что это было на портале какого-то латвийского СМИ, которое в очередной раз писало о том, насколько не ведающими о происходящем в нашей стране являются люди в Латгалии, возле границ с Россией и Белоруссией. Виновато в этом было, конечно же, Латвийское государство, которое не обеспечило возможность собственного телевидения и радио в этом удалённом уголке.

Марьян Пахарь: «Мне нравится говорить по-латышски, это красивый язык»

В сюжете, подготовленном Спортивной редакцией Латвийского телевидения, некогда легендарный футболист Марьян Пахарь, под руководством которого теперь национальная сборная Латвии провела 31 матч, одержав семь побед и 11 раз сыграв вничью, признал, что ему нравится латышский язык.

Отвечая на вопрос, почему для интервью он выбрал именно латышский, а не более удобный для себя русский язык, Пахарь сказал: «Во-первых, мне нравится говорить по-латышски и на красивом языке. Во-вторых, мы живём в Латвии, я являюсь главным тренером национальной сборной. Я должен прогрессировать, поэтому хочу пользоваться каждой возможностью, чтобы говорить по-латышски».

Пора активизироваться в борьбе с российской пропагандой

Такое мнение выразил на объединённом сайте латвийских общественных средств массовой информации lsm.lv Атис Климович, рассуждая о принятой Европарламентом резолюции о борьбе с российской пропагандой.

«О том, что данный шаг предпринят в правильном направлении, свидетельствует также возмущение авторитарного руководителя России в связи с принятием этой резолюции, — пишет автор.- В то же время Владимир Путин в своём демагогическом стиле похвалил русских «журналистов» за успешную работу, которую подтвердила злость европейцев».

По мнению Климовича, спустя 20 лет можно констатировать, что те запреты, которые некогда существовали, сейчас получили своё продолжение в качестве составной части нынешней информационной войны, ведущейся Россией.

Почему молчат наши генералы?

Тот же Атис Климович, но теперь уже на страницах газеты Latvijas Avīze утверждает: «Каждый житель Латвии хотя бы раз слышал когда-нибудь высказывания некоего иностранного комментатора или военного эксперта о том, за сколько дней, в случае нападения, будет разрушена оборона Латвии и её соседей (имеются в виду, конечно же, не Россия и не Белоруссия, а Литва и Эстония — прим. ред.)

Дав свою оценку нынешнему состоянию как военных действий в Европе, так и их возможному развитию в будущем, автор пишет: «Всем, кто так здорово ухватился за сказанное о возможности крушения обороны за два дня, не мешало бы представить себе, что стал бы делать агрессор, если бы уже в самом начале конфликта он столкнулся бы с противостоянием (Североатлантического — прим. ред.) альянса в воздухе. Ясно, что об этом думают как командиры НАТО, так и русские генералы. В свою очередь, латвийскому оборонному ведомству, кажется, следует руководиться печальным историческим опытом, работая под одним девизом: «Никогда больше!..».

Читатель из Вашингтона объясняет, почему ему стыдно за остальных зарубежных латышей

Живущий уже 20 лет в Вашингтоне Янис Паулис Лазда пишет на портале LA.lv, что является государственным служащим, работает в Сенате США и в Белом доме, сотрудничает как с республиканцами, так и с демократами, но последние девять лет — с руководством Демократической партии.

Он признаёт: «Когда 8 ноября с победой Дональда Трампа всё уже стало ясно, я был возмущён, однако теперь нам надо надеяться на лучший исход и помогать следующему президенту успешно править страной. Но уже на следующий день, когда прочитал в Latvijas Avīze, что ведущие представители обществ американских латышей гордятся тем, что отдали свои голоса Трампу, я испытал стыд».