riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Дискуссия "Прибалтика, энергетический остров или полуостров в ЕС?".
BaltNews.lv

Прибалтика под напряжением: дружба дружбой, а розетки врозь

Балтия - это энергетический остров или полуостров в составе ЕС? Организованная под такой вывеской Латвийским институтом внешней политики (ЛИВП) конференция показала раскол в прибалтийском триединстве.

Четверть века назад прибалтийские республики уже находились в неравноценных условиях — при том, что магистральный нефтепровод "Дружба" в Латвии и Литве безостановочно прокачивал нефтепродукты, а все братские республики СССР почти безвозмездно подпитывали друг друга копеечной электроэнергией через смычки ЛЭП. 

Некрасиво мы все же с Литвой

Из Литвы с 1983 года регион получал дешевую энергию с Игналинской атомной электростанции. После остановки АЭС в 2009 году после 26 лет работы Литва столкнулась с неожиданными и самыми серьезными вызовами в своей энергетической истории.

Соседи по региону, обещая Литве стать паевыми инвесторами в строительстве новой АЭС в городе Висагинас, что рядом с фундаментом ликвидированной Игналинской АЭС, стали дружно игнорировать этот проект. В итоге страны Балтии не нашли около пяти миллиардов евро, которые надо было вложить в пан-балтийскую Висагинскую АЭС.

Этот геополитический проект, который должен быть реализован до 2021 года, покрывается пылью уже семь лет. К нему не проявляет интереса и четвертый дольщик, японский концерт "Хитачи". Простым прибалтам, взявшимся за руки летом 1990 года и вставшим в живую 600-километровую цепь от Вильнюса до Таллина (а этот рекорд попал даже в "Guinness Records Book"!) обидно, но легендарная балтийская солидарность сегодня в энергетике — это не более чем пустой пропагандистский миф.

СПГ-терминал в Клайпеде.
© BaltNews.lt
СПГ-терминал в Клайпеде.

Литва в конце концов устала зависеть от поставок российского угля для своих ТЭЦ и закрыла оголенные энергетически тылы большими деньгами из госбюджета: так в порту Клайпеды появилось плавучее хранилище сжиженного природного газа (СПГ) "Independence" ("Независимость"). В эксплуатации этот танкер-терминал с 3 декабря 2014 года. Стоимость терминала составила около 145 млн. евро — это самый масштабный проект энергетики в регионе после, пожалуй, строительства каскада ГЭС на Даугаве в застойной ЛССР. Директор ЛИВП Андрис Спрудс назвал Литву "борцом за энергетическую независимость" ("Independence fighter"), обыграв название клайпедского СПГ-терминала.

Борьба начинается в Клайпеде

Грета-Моника Тучкуте.
© BaltNews.lv
Грета-Моника Тучкуте.

— У нас не было выбора… Литва слишком сильно зависела от прямых поставок энергии и энергоносителей из России. Нефтепровод "Дружба" в ремонте уже 20 лет, мы покупали в России газ в три раза дороже, чем можем закупать теперь его в Норвегии, в Катаре — и в той же России, но уже по другим ценам. Мы видим, что в Белоруссии почти на границе с Литвой, в 40 км от Вильнюса, строится атомная электростанция, где уже произошли две аварии. Строительство АЭС ведется также в Балтийске в Калининградской области РФ. А проект Висагинской станции остается на бумаге. Моя мечта — чтобы страны вернулись к этому проекту и построили АЭС в Литве… — говорит директор Литовского центра геополитических исследований Грета Моника Тучкуте. 

Дискуссия "Прибалтика, энергетический остров или полуостров в ЕС?".
© BaltNews.lv
Дискуссия "Прибалтика, энергетический остров или полуостров в ЕС?".

Беспокойство литовцев в связи с двумя проектами АЭС на границах балтийского региона очевидно — структуры российской госкорпорации "Росатом" усиливают влияние в энергетике. Российская компания "Атомстройэкспорт" строит в белорусском Островце станцию с двумя энергоблоками с современными реакторами нового типа ВВЭР-1200. Проектируемая мощность АЭС составляет 2,4 тыс. МВт, что почти полностью покрывает энергопотребление региона.

Белорусская АЭС затормозила развития АЭС в Балтийске, где два таких же реактора ВВЭР-1200. От котлована этой АЭС до границы с Литвой всего 20 километров, к слову — и то, что Калининградский регион закупает энергию у Литвы, а не продает ее соседу, является вызовом для "Росатома". Впрочем, проект Балтийской АЭС развивается медленнее — очевидный геополитический приоритет в регионе отдан атомной электростанции в Островце. Первый реактор там запустят в 2018 году, и это уже изменит картину регионального энергетического рынка.

Белорусская АЭС.
© sputnik
Белорусская АЭС.

— Терминал СПГ в Клайпеде может на 100% обеспечить по балтийской сети газопроводов все три страны Балтии, — вернулась к литовскому ноу-хау госпожа Тучкуте.

Разумеется, литовский плавучий терминал "Independence" изначально проектировался как политический проект, каковым и остается: литовские предприятия — потребители природного газа, согласно решению правительства, вынуждены закупать на своем СПГ-терминале газ (по долгосрочному контракту до 2024 года со "Statoil") дороже, чем обошлось бы им газпромовское сырье по трубе.

Независимость и безопасность, как прозвучало на конференции ЛИВП, стоит дополнительной оплаты. Зато теперь у Вильнюса энергетические тылы не оголены, а прикрыты танкером с технологией регазификации сырья, поставляемого из Норвегии. После окончания контракта на поставки со "Statoil" в перспективе это может быть сжиженный газ из Катара.

В Эстонии, благодаря ее уникальным природным месторождениям горючего сланца на северо-востоке республики, ситуация почти диаметрально противоположная литовской. Энергетика Эстонии зависит от газа всего на 8%. Для сравнения, газовая составляющая латвийской энергетики — около 33%, а в промышленно развитой Литве с объемом потребления энергии выше, чем у Латвии и Эстонии суммарно, 70% литовского электричества дает сжигание газа на ТЭЦ.

Сланцевая история успеха

Анна Булах.
© BaltNews.lv
Анна Булах.

Анна Булах из Эстонского международного центра обороны и безопасности, говоря на приличном английском, хорошо знает русское слово "сланец" — так называется российский городок сразу за Кохтла-Ярве, где находится ТЭЦ со сланцевыми печами и установками, позволяющими производить из этого горючего камня синтетические топливные масла. В городе Сланец ТЭЦ меньше, чем у соседней Эстонии — в принципе, почти все производство электроэнергии, исключая энергетику ветра, там завязано на добыче и сжигании в печах ТЭЦ сланца. В отличие от соседей по Прибалтике, "Eesti Energia" не прибегает к импортированным энергоресурсам, используя исключительно собственные источники возобновляемой энергии и горючего сланца, а около 10-20% энергии экспортирует и продает на балтийской энергетической бирже "NordPool".

— История успеха — да! Но мы не останавливаемся в развитии, у нас есть проекты строительства заводов сжиженного газа. Безопасность или прибыль — вот в чем вопрос… — говорит Анна Булах.

Германское и шведское сердце в одной груди

В панельной дискуссии представительница Института Внешней политики Швеции Анке Шмидт-Фельцманн высказалась в пользу глобальной безопасности и конкуренции. Дискурс опять затронул сильнейшего и самого амбициозного игрока в Европе — ПАО "Газпром", который сейчас буквально на глазах успешно участвовал в соглашении о строительстве "Турецкого потока", планируя строить и вторую очередь балтийского газопровода "Северный поток". 

В компании "New European Pipeline AG", развивающей этот проект, в состав акционеров вошел "Газпром", а также почти все ведущие европейские игроки энергетического рынка Европы из Германии, Франции, Нидерландов, Великобритании "E.ON", "Shell", "BASF/Wintershall", "OMV" и "ENGIE". Пропускная способность газопровода между ФРГ и Ленинградской областью составит 55 млрд кубометров газа в год, а с новым трубопроводом на Балтике можно будет поставлять в Германию и далее по распределительным сетям в два раза больше газа — до 110 миллиардов кубометров ежегодно.

Отношение Анке Шмидт-Фельцманн к этому проекту сложное. Известно, что "Северный поток-2" пройдет возле шведского Готланда, а сценарий оккупации этого острова мотострелками армии РФ, высадившихся там под видом трубоукладчиков, в этом году на полном серьезе рассматривался в шведском Риксдаге.

— Мое германское сердце и мое шведское сердце говорят разное, — пошутила Анке.

Анке Шмидт-Фельцман.
© BaltNews.lv
Анке Шмидт-Фельцман.

— Я бы сказала, что в Швеции больше нравятся перспективы уменьшения зависимости от поставщиков энергоресурсов, в частности, из-за российской политики. А в Германии в некоторых кругах, напротив, планируют увеличить зависимость от России в энергетической сфере для создания большей стабильности и надежности цен и поставок. Первый газопровод "Северного потока" был построен в шведских территориальных водах без согласования с правительством Швеции — строители поставили бетонные стяжки, прежде чем что-то обсуждать. Если вы приедете на остров Готланд, вы не увидите там многое — несколько магазинов, рыба. Сейчас говорится, что "Северный поток" даст развитие Готланду, туда будут вкладываться десятки миллионов крон — для острова это очень большое дело. Но не должны ли местные власти рассматривать влияние инвестиций на национальную безопасность Швеции? С критической точки зрения на энергетическую инфраструктуру Европы мы должны считаться не только с тем, что есть у нас в сетке спроса и предложения, но и как мы можем это контролировать, — считает Анке Шмидт-Фельцманн. 

Как также отметили на конференции, новые газпромовские проекты через 4-5 лет лишат Украину транзита российского газа в ЕС, что лишит Киева доходов в размере около 2 млрд. долларов США в год. Впрочем, об этом было упомянуто вскользь, как мимолетная констатация факта — ранее во время визита в Ригу об опасности поддержки странами-членами ЕС "Северного потока" детально сообщал Арсений Яценюк, экс-премьер Украины. Мягкая сила газового экспортера не пугает европейских политиков и корпорации, нашедших в этом проекте неплохие роялти.

Эксперт по энергетики из латвийского центра "Providus" Рейнис Аболтиньш отметил, что с точки зрения российского руководства он продолжал бы ту же стратегию экспансии мягкой силы. По его словам, "она успешна в том числе в самых слабых точках мировых партнеров, потому что это просто бизнес, потому что всем нужны деньги. Энергетика — это всегда бизнес, если вы в состоянии доказать своим партнерам, что вы надежны".

Так остров или полуостров?

Рейнис Аболиньш.
© BaltNews.lv
Рейнис Аболиньш.

В беседе с журналистами портала BaltNews.lv Рейнис Аболтиньш отметил сильную энергетическую зависимость от внешних факторов Литвы. Эстония, где у "Eesti Energija" есть доли даже в сланцевых месторождениях в Иордании и США — безусловный лидер региона. Но и Латвия благодаря каскаду ГЭС и газохранилищу в Инчукалнсе занимает не плохие позиции.

— Энергетический портфель Литвы не сбалансирован: республика импортирует около 60% электроэнергии, а большая часть собственного производства энергии основано на природном газе.

Вильнюсу важно найти и иметь альтернативные источники энергии, даже если ни один кубический метр газа не будет транспортироваться из СПГ-терминала в Клайпеде. Это откроет новые возможности для переговоров о снижении цены поставок на газ — а Балтия в целом потребляет более 5 миллионов кубических метров газа в год — в том числе Литва около 3 млн. кубометров, Латвия — 1,8 млн. кубометров, и Эстония примерно 700 млн. кубометров в год. В Латвии у нас есть гидроэлектростанции. Если много снега и дождя, мы можем произвести на ГЭС около половины энергии, остальное — это рижские ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2, работающие на природном газе, а также малые ТЭЦ, станции когенерации, ветрогенераторы и альтернативные производства.

С точки зрения ЕС Латвия — не энергетический остров, у нас есть энергомосты с Литвой и Швецией, а также связь с Эстонией и Финляндией. Существуют ограничения в пропускной способности между Латвией и Эстонией, поэтому мы собираемся получить финансирование и строить третью смычку. Я бы сказал, что мы не на острове… С другой стороны, все определяют условия рынка. Если цена на газ хороша для потребителей, ТЭЦ могут сжечь немного больше газа в летнее время, производя электричество. Литовцы имеют более высокие тарифы, чем в Латвии. Наш энергетический портфель является гораздо более гибким. Но будут и другие возможности — как экспорт сжиженного сланцевого газа из США в ЕС, его уже получает Португалия. Совершенно ясно, что Америка будут экспортировать этот продукт в Великобританию, но это не будет вся еврозона. Поляки тоже могут начать добычу сланцевого газа в Свиноустье, когда это станет рентабельно. Рынок развивается, думаю, эстонцы вполне реально построят собственные СПГ-терминалы.

 

Загрузка...

Сюжеты