riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Дмитрий Николаевич Кропоткин.
© Коллаж BaltNews.lv

Как потомок Рюрика латвийские земли рода Борджиа в Швейцарию превратил

Для чего князь Кропоткин завез в Сигулду тысячи… зайцев? Почему санно-бобслейная трасса на этом курорте более ста лет назад напоминала о… Швейцарии? Как лифляндский вице-губернатор стал первым русским автогонщиком в Латвии? Ответы на эти вопросы - штрихи к биографии князя Николая Дмитриевича Кропоткина.

Свадьба его отца, русского аристократа Дмитрия Николаевича Кропоткина и лифляндской графини Ольги фон дер Борх во второй половине 19-го столетия была своего рода символом примирения русских и остзейских немцев.

Род князя Кропоткина насчитывал свыше ста поколений и восходил к легендарному князю Рюрику. Родственниками Дмитрия Николаевича были известный математик Александр Кропоткин, ученый-географ и теоретик анархизма Петр Кропоткин. Сам Дмитрий Николаевич, впрочем, сильно отличался от своего двоюродного брата Петра и на первое место ставил как раз служение государству.

Среди далеких предков фон дер Борхов (немецкая ветвь итальянских Борджиа) был и магистр Ливонского ордена Бернгардт фон дер Борх. Тот самый, что в 1480 году, в момент решающего столкновения войск Московского княжества и Золотой Орды, осадил Псков, и чуть было не поставил под угрозу существование Руси как государства.

Впрочем, война 15-го столетия закончилась очень давно.

А в 19-м веке отец Ольги фон дер Борх, камергер Александр фон дер Борх старательно служил русской культуре, будучи директором Императорских театров, и был единомышленником Дмитрия Кропоткина.

Сам Дмитрий Николаевич Кропоткин в начале 70-х годов XIX столетия был харьковским губернатором, почетным гражданином города Славянска. В 1879 году Д. Н. Кропоткин был убит в Харькове террористом-народовольцем.

После смерти харьковского губернатора, его вдова вместе с сыном Николаем уехала в Лифляндию в свое имение Зегевольд (Сигулда).

Сигулда. Дворец-замок Кропоткиных.
© sanatorij.lv
Сигулда. Дворец-замок Кропоткиных.

Сегодня все знают, что Сигулда — красивейшее место в Латвии. Кстати, еще до прихода крестоносцев ливы звали это место Торейда — Сад Богов. Но, парадокс, еще в середине 19-го столетия Зегевольд считался в Лифляндии глухой провинцией.

Его красоту открыл для Латвии и для всей Российской империи сын харьковского губернатора Николай Дмитриевич Кропоткин. Именно в период его управления имением здесь строится поселок и возникает курорт.

Герб Зегевольда (Сигулды).
© dic.academic.ru
Герб Зегевольда (Сигулды).

Подобно титанам эпохи Возрождения, Николай Дмитриевич фон Кропоткин (так звали его в Лифляндии) был чрезвычайно одаренным человеком: государственный деятель, талантливый хозяйственник, поборник прогресса, наконец, спортсмен-автогонщик.

Еще в молодости он, руководя имением Зегевольд, стал разводить в поместье породистых коров и лошадей, приобретал новейшую сельхозтехнику, построил механическую мельницу.

Подобно другим представителям своего рода, князь Н. Д. Кропоткин стал служить государству, и его служба получила признание — уже в 40 лет он был назначен вице-губернатором Лифляндии и церемониймейстером императорского двора.

Лифляндский вице-губернатор являлся и президентом Балтийского автомобильного и аэроклуба. Причем пребывал в этой должности отнюдь не свадебным генералом. Так, он входил в состав комиссии, экзаменующей кандидатов в пилоты аэропланов (Напомним, что в это время летной школой в Риге руководила первая летчица России Лидия Зверева, о которой ранее уже рассказывал BaltNews.lv).

Князь фон Кропоткин был и первым русским автогонщиком в Латвии, причем возглавлял команду Балтийского автомобильного и аэроклуба на международных автогонках.

Но всё же главное дело его жизни — преобразование Зегевольда (Сигулды) в известный курорт. Представим себе: один из самых красивых в Европе того времени вокзалов; построенный Н. Кропоткиным новый замок, ухоженные дорожки в горах, ресторан, уютный отель, 900-метровая санная и бобслейная трасса, напоминающая о Швейцарии… Почему о Швейцарии? Так ведь именно швейцарцы изобрели бобслей как вид спорта.

Именно при князе Николае Кропоткине Сигулду начали называть латвийской Швейцарией (Не могу сказать в бобслее ли причина — прим. автора). Такая реклама, кстати, хорошо действовала на российских туристов из Москвы и Санкт-Петербурга, мол, Зегевольд — идентичен Швейцарии, только добираться до него куда проще.

Руины орденского замка.
© dic.academic.ru
Руины орденского замка.

Конечно, курорт не возник сам собой. Еще при жизни отца Николая Дмитриевича в имении начали продаваться земельные участки под дачи и крестьянские хутора.

А будущий лифляндский вице-губернатор приложил немалые усилия для благоустройства Зегевольда.

Железнодорожный вокзал Сигулды.
© bronexod.com
Железнодорожный вокзал Сигулды.

Он создал рядом с вокзалом красивый парк, в котором каждый день играл оркестр; в расположенном в горах павильоне туристам предлагалось парное молоко, были построены гостиница в швейцарском стиле и ресторан. Обратим внимание на такую, казалось бы, мелочь: князь завез из России в Сигулду три тысячи зайцев, чтобы отдыхающим — любителям охоты — было на кого охотиться.

Когда Зегевольд сделался курортом, Николай Дмитриевич начал активно рекламировать его в Риге и в России: порой, князь фон Кропоткин даже давал свои деньги на рекламу для конкретных дач и пансионов (вовсе не ему принадлежащих).

Зегевольд стал довольно популярным местом отдыха, сюда приезжали известные российские аристократы, деятели культуры. Причем писатели и журналисты, порой, обеспечивали новый курорт уже бесплатной рекламой.

Сигулда. Долина Гауи.
© 7guru.lv
Сигулда. Долина Гауи.

К примеру, в начале ХХ века посетивший Ригу и Рижское взморье известный российский писатель Леонид Андреев засвидетельствовал, что рижане категорично говорили ему: стыдно не побывать в Зегевольде (Сигулде).

Постепенно возник поселок примерно с тысячью жителей (права города, впрочем, Сигулда получила уже во времена Латвийской Республики, в 20-е годы ХХ столетия). Что примечательно, летом население Сигулды существенно увеличивалось, так как здесь отдыхали еще пара тысяч человек — «Сад богов» привлек к себе внимание и рижан и россиян.

После революции, в период, когда многие русские люди пребывали в растерянности, Николай Дмитриевич Кропоткин оказался в Латвии не на той стороне — был в армии Бермондта, и после ее разгрома вынужден был эмигрировать на Запад…

Вспоминать добрым словом о хозяйственном потомке князя Рюрика — создателе поселка и курорта в Сигулде — Николае Кропоткине стали только в 90-е годы ХХ столетия.

 

Русские портреты в Латвии

ЛАТВИЯ