riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Ресторану Национальной библиотеки дали недружественное госязыку имя

А если совсем по-честному, то на фига в Библиотеке ресторан? Не, ну понятно, что воспитание и питание - это где-то рядом. Что лучшие подарки - книга или бутылка. Но еще римляне говорили, что избыток пищи мешает тонкости ума. И потом - какая почва для пошлых анекдотов.

На прошлой неделе государственный язык одержал одну победу и потерпел одно поражение. 1:1. Сначала о хорошем. Комиссия экспертов по латышскому языку установила: спринг-роллы (блюда, приготавливаемые путем заворачивания, скручивания) на латышском языке должны называться «титени» (голубцы). Об этом свидетельствует решение, опубликованное на сайте Центра государственного языка.

Но головокружение от этой победы было недолгим. Распри начались из-за названия ресторана в новой национальной святыне — Замке Света, который, по некоторым данным, называют так из-за счетов за электричество (около 800 тысяч евро в год).

Итак, сначала был объявлен конкурс среди народа — помогите, дескать, придумать название. Поступило 700 предложений. В них ничего лучшего не нашлось, как обозвать сей храм питания Kleever. Ну, дескать, напоминает английское слово clever — умный. Ну, и район этот исторически назывался Кливерсала. Тут в свое время хозяйничал немец, не то фон Кливер, не то фон Клювер.

Что тут началось! Писатели сразу стали писать в эпистолярном жанре с требованием переименовать общепит сейчас же. Центр языка обвинил рестораторов в том, что их название — недружественное латышскому языку. Мол, отсылает к темным временам владычества немецких баронов-воронов (меня тоже клювер наводит на ассоциации с клювом).

Звучали голоса, что это вечное преклонение перед Западом, где всегда всё умнее и толковее. Публицист Лато Лапса посетовал, что сначала здание проектирует австралийский латыш, потом полы в нем покрывают канадской елью, затем открывают его мероприятием, закрытым для латышей — полгода тут хозяйничают евробюрократы в рамках председательства Латвии в Совете ЕС.

И вот, в такой обстановке, мог ли ресторан называться как-то по-иному, чем Kleever? Как не вспомнить бородатый анекдот:

— Мыкола, знаешь, як москали пыво кличут?— Як?— Пи-иво! Як-як?— Пи-иво! — Поубывал бы!

И с латышской интеллигенцией трудно не согласиться. Более нелепого названия для ресторана в Национальной библиотеке найти было трудно. Ну что, разве мало в государственном языке красивых, наполненных сакральным смыслом слов? Ну, назвали бы, я не знаю, Аспазия (если кто не местный, так звали музу и спутницу жизни нашего великого поэта Райниса).

Или Буртс (Буква), Алфабетс, или Валода (Язык). Или именем какого-нибудь цветка, атмосферного явления, покопались бы в шкафу дайн, который как раз перевезен в новую библиотеку. В крайнем случае, пошли бы на поклон к бизнесмену по недвижимости Тованцеву. У него что ни название поселка — то чудо. То Сказочная поляна, то Ласточкина поляна, Лунная, Земляничная, Клюквенная, то поселок Солнечный. Всего уж и не припомнить. Или назвали бы просто — «Ресторанс». Есть же в Риге в Верманском парке ресторан «Библиотека».

Кое-кто может даже обвинить рестораторов Замка Света в том, что это Путин нашептал им на ухо это название. У него же тоже преклонение перед всем немецким — недаром Ленинград назвали не Петроградом, как было бы прилично, а Петербургом. Поубывал бы.

Но, кажется, здесь дело не в идеологии. Просто в активную жизнь все больше входит молодое поколение людей, которые воспитаны на других программах, другой школой, другими средствами коммуникаций. У них уже другой ассоциативный ряд, другая образность, другой язык, хотя вроде бы и тот же государственный, другой культурный багаж.

Они не хуже, они — другие. Недавно вот публика возмущалась новым логотипом Юрмалы. Действительно, выглядит крайне непрезентабельно и неприветливо для курортного города. Однако, наверное, для дизайнера, его разработавшего, там тоже зашифрован какой-то свой «клеевер».

А если совсем по-честному, то на фига в Библиотеке ресторан? Не, ну понятно, что воспитание и питание это — где-то рядом. Что лучшие подарки — книга или бутылка. Но еще римляне говорили, что избыток пищи мешает тонкости ума. И потом, какая почва для пошлых анекдотов.

— Милый, ты куда опять на ночь глядя?

— В библиотеку.

— Если опять набиблиотечишься, как вчера, на порог не пущу, библиофил проклятый! Да, ты уже начитан насквозь, на себя посмотри!

…А вы говорите, рольмопсы. Или кто там был, спринг-роллы?

 

Загрузка...

Сюжеты