riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Слева направо: Николай Берзарин, Детлав Бранткалн, Макс Рейтер (Мартыньш Рейтерс).
коллаж Baltnews.lv

Почему в мае 1945-го латыши воевали в Берлине против латышей?

Кто стал первым Героем Советского Союза, получившим эту награду за боевые заслуги? Почему известного советского полководца-латыша, командовавшего фронтом, в одной из современных книг называют «немецким антифашистом»? Как начальник оперативного отдела штаба армии Латвийской Республики перевоплотился в генерала Красной Армии?

Об этом и о многом другом можно узнать, изучив биографии советских военачальников — латышей. Только во время Великой Отечественной в Красной Армии насчитывалось около двух десятков генералов — латышей. Судьбы некоторых из них удивительны.

О генерале Красной Армии, которого боготворили берлинцы

…В лучшем рижском кинотеатре — «Сплендид-Палас» 22 июня 1941 года была запланирована демонстрация голливудского фильма «Песнь любви». В Рижском зоопарке посетителей ожидали любимцы публики — медвежата с английскими кличками Джон и Джеймс. Поезда готовы были с раннего утра везти отдыхающих в Юрмалу. В парке на улице Миера планировался бесплатный концерт духового оркестра. Гвоздем воскресной программы, безусловно, должны были стать скачки на Рижском ипподроме: планировалось аж 18 заездов…

22 июня 1941 года латвийские газеты (которые в то время выходили и по воскресеньям), публиковали немало рекламы. Сообщалось, что в центре Юрмалы открылся новый ювелирный магазин с богатым выбором золотых украшений; что на самолете можно всего за час долететь от Лиепаи до Риги; что жители Латвии по умеренным ценам могут приобрести «горящие» путевки в санаторий Кемери и на курорт в Балдоне.

Единственное, о чем не успели в то воскресенье сообщить утренние газеты — о том, что война уже идет.

Трудно сказать, что планировал делать в тот выходной день новый командующий 27-й армией, расположенной в Латвии. 37-летний латыш Николай Берзарин был направлен в Ригу только в мае и наверняка хотел многое увидеть. Полученная ранним воскресным утром информация перечеркнула все его планы.

В песне, ставшей народной, поется: «22 июня, ровно в четыре часа…» Лиепаю нацистская авиация начала бомбить на 10 минут раньше — в 3 часа 50 минут. Так для Латвии началась Великая Отечественная война.

Поначалу 27-ой армии приходилось тяжело. Но в окружение она не попала, уже в августе нанесла довольно сильный контрудар по противнику у Старой Руссы. Воевать генералу Берзарину довелось в соответствие со словами известной песни «От первого мгновенья до последнего…» А мог он до Победы и не дожить. 17 марта 1943 года Берзарин был тяжело ранен…

В изданной в серии «Жизнь замечательных людей» книге писателя Василия Скоробогатова «Берзарин» ситуация описывается так: «Вынесенный с поля боя с тяжелым ранением, генерал Берзарин не подавал признаков жизни. Осколки раздробили бедро, изорвали тело. Врачи констатировали значительную потерю крови. Положение больного оказалось критическим. Требовалось срочное переливание крови, но где в полевых условиях взять кровь? И тут появляется в операционном пункте солдат в обожженной шинели и заявляет, что у него такая же группа крови, что и у командарма. Спасение жизни Николая Эрастовича стало возможным. А уж сложить кости, загипсовать ногу — это военные хирурги умели». Добавим, что хирурги извлекли из тела Берзарина 17 осколков.

Генералу Берзарину пришлось долго лечиться. Но он вернулся на фронт, и вскоре пришло время побед. Армия Николая Берзарина брала Кишинев, в январе 1945-го успешно вступила на территорию Германии. Когда очень скупой на похвалу маршал Жуков писал характеристику Берзарину, то отметил: «Природу современного боя понимает правильно. (…) решителен, энергичный и культурный генерал». А вот как маршал Жуков описывал действия генерала Берзарина в ходе наступления в январе 1945 года: войска его армии вследствие умелой подготовки к наступательной операции прорвали сильно укрепленную, глубоко эшелонированную оборону, с боями прошли 500 километров, первыми вышли на реку Одер. За это наступление Николая Берзарина удостоили звания Героя Советского Союза.

21 апреля 1945 года 5-я ударная армия генерала Берзарина первой среди войск 1-го Белорусского фронта ворвалась в Берлин. Именно эта армия штурмовала центр города, в том числе рейхсканцелярию. Среди ее противников были и латыши… в центре Берлина находился один из батальонов латышского легиона SS. Даже после того как Гитлер покончил с собой, легионеры продолжали вести бои в центре Берлина. Объяснил бы кто, зачем…

Генерал-полковник Берзарин был не единственным латышским полководцем, который брал Берлин. В штурме немецкой столицы приняли участие и войска 4-й гвардейской танковой армии (начальник штаба — генерал-майор Карлис Упманис). Как известно, после штурма рейхстага бойцы оставили на его стене автографы. Были там и фамилии латышских солдат и офицеров.

В последней декаде апреля Николай Берзарин был назначен комендантом Берлина. Старая воинская традиция: чьи войска первыми ворвались в город, тот и комендант. Современный немецкий историк Петер Ян пишет: «Послевоенный Берлин Берзарина боготворил: Гитлер внушал, что Советы искоренят немецкую нацию, а он первым делом начал её кормить. Ещё до капитуляции и из армейских запасов. Вплоть до бесплатного молока детям. Невероятно быстро поднял из руин важнейшие инфраструктуры…» Генерал Берзарин — Герой Советского Союза, кавалер французского ордена Почетного Легиона и ряда других наград, почетный гражданин Берлина.

Как латышского генерала в немецкого коммуниста превратили

Если Николай Берзарин, пожалуй, самый известный ныне латышский генерал Второй мировой войны, то Мартиньш (Макс) Рейтерс — самый высокопоставленный.

В Первую мировую войну латышский офицер Мартиньш Рейтерс дослужился до полковника, во Вторую мировую — до генерал-полковника. Хотя начал Великую Отечественную в скромной должности начальника тыла Брянского фронта. Впрочем, служба у «тыловика» получилась весьма боевой. Бои в 41-м шли такие, что часто было не понять, где фронт, где тыл…

Современный российский историк и публицист Григорий Макаров в книге «Кампания 1941 года» пишет о боях Брянского фронта осенью 1941-го года: «Вторым фактором, обеспечившим успех 50-й армии, стала цепкость, проявленная начальником тыла Брянского фронта генералом Рейтером в защите базы снабжения фронта в районе Карачева. Фактически именно генерал Рейтер, а не Гудериан стал главным героем Брянского сражения».

Генерала Макса Рейтера «вписал в историю» в книге «Ледокол» и известный разоблачитель Суворов-Резун. Только назвал в «Ледоколе» Макса Рейтера почему-то не латышом, а немецким коммунистом. Что лишний раз свидетельствует о большой «компетентности» автора «Ледокола».

Боевитого генерала не стали долго держать начальником тыла, и в 1942 году Макс Рейтерс был назначен сначала командующим 20-й армией, а затем и всем Брянским фронтом.

В январе-феврале 1943 года Макс Рейтерс командовал войсками, наступавшими на Воронежском направлении. Латышский полководец разгромил основные силы 2-й полевой армии Вермахта и 3-й армейский корпус 2-й Венгерской армии.

Увы, возраст брал свое. Вскоре Рейтерса отправили в тыл, где он командовал военными округами. Жить ему оставалось не так долго, Мартиньш Рейтерс умер в 1950 году.

В боях за Латвию

Мир тесен — Брянский фронт (которым ранее командовал Мартиньш (Макс) Рейтерс) был переименован во 2-й Прибалтийский и участвовал в освобождении Прибалтики и Риги. Одним из корпусов этого фронта — 90-ым — в 1944 году командовал латыш, уроженец Салдусского района, Эрнест Седулин. Как и Мартиньш Рейтерс, Эрнест Жанович сделал блестящую карьеру на поле боя: начал войну всего лишь начальником штаба дивизии, а менее чем через два года стал командиром корпуса. Как некоторые другие военнослужащие Красной Армии — латыши, он имел не только советские, но и зарубежные награды, в частности, орден Британской империи.

Подчиненные могли только догадываться, что корпусом успешно командовал человек, страдавший тяжелой болезнью, от которой Эрнест Седулин умер через год после Победы.

Участвовал в освобождении Риги и 130-й Латышский стрелковый корпус. Если нацисты лишь на короткое время свели вместе две дивизии легиона SS, а потом они вновь воевали раздельно, то в Красной Армии существовал полноценный латышский корпус. Командовал им генерал, в честь которого ныне названа одна из улиц Риги, — Детлав Бранткалн. Вот лишь одна строчка из служебной характеристики генерал-лейтенанта Бранткална: «Дисциплинированный, волевой, честный и правдивый генерал».

Заметим, что до командира корпуса во время войны дослужился и первый командир латышской дивизии Янис Вейкинс.

Осенью 1944 года заместителем Д. Бранткална был генерал-майор В. Дамберг, начальником штаба корпуса — генерал майор П. Бауманис. Дивизиями корпуса в день освобождения Риги командовали однофамильцы — А. Калныньш и М. Калныньш.
Добавим, что весной 1945 года в Курземе заместителем командира танкового корпуса был генерал-майор Август Нэмме.

Первый герой

В годы войны в Красной Армии была целая группа генералов-танкистов из числа латышей. Это и упоминавшиеся уже генерал-майоры Нэмме и Упманис, и генерал-майор А. Штромберг — начальник штаба 6-й гвардейской танковой армии. Но подробнее хочется рассказать о полковнике, который наверняка стал бы генералом, не погибни он в 1943-м.

Cудьба Поля Армана (он же Пауль Тилтиньш, он же «майор Грейзе») достойна приключенческого романа.

Пауль Тилтиньш — представитель «трудовой династии» советских разведчиков. Его старший брат был резидентом советской разведки во Франции и США, о жене брата — уроженке Латвии — разведчице Марии Шульц ходили легенды.

Полем Арманом Пауль Тилтиньш стал во Франции, когда помогал старшему брату в разведработе. (То было время, когда советской военной разведкой руководил Ян Берзинь, в подчинении которого находилось немало латышей. Кстати, заместитель Яна Берзиня, уроженец Риги, Кристап Салнинь стал отдаленным историческим прототипом киношного Штирлица.)

Судьба Пауля Тилтиня сложилась иначе. Перебравшись в СССР, он стал офицером-танкистом. В 1936 году в качестве советского военного советника в Испании (действовал под именем майор Грейзе) участвовал в первом в мировой истории танковом бою, подбил несколько танков франкистов. В СССР Полю Арману за тот бой присвоили звание Героя Советского Союза. Причем Пауль Тилтиньш стал одним из первых героев Советского Союза и первым, получившим эту награду за боевые заслуги.

Во время Великой Отечественной Пауль Тилтиньш был командиром танковой бригады, погиб в 1943-м. Незадолго до смерти он писал жене: «…Мы не можем больше ни единой пяди земли отдать немцам. Мы должны задержать их орды. Мои предки не один год были под германским игом».

И ордена от трех государств

…В июне 1940 года у латвийско-советской границы встретились двое военных. Карлис Улманис уже принял советский ультиматум, генерал Павлов готов был ввести в Латвию дополнительный контингент советских войск. Из генерального штаба Латвийской армии к Дмитрию Павлову прибыл начальник оперативного отдела полковник Отто Удентиньш — помочь разобраться, по каким дорогам лучше двигаться к Риге красноармейцам.

Как сложилась дальнейшая судьба этих людей? Через год с небольшим генерал Павлов стал жертвой сталинских репрессий. Полковник Удентиньш стал генералом Красной Армии, за всю войну не получил ни единой царапины. Ведь служил он преподавателем в Военной академии Генерального штаба.

После выхода в отставку он жил в Риге и дожил почти до ста лет. В старости мог при желании рассматривать богатую коллекцию собственных орденов: вот полученные в Первую мировую войну царские — Святой Анны, Святого Станислава, вот латвийские ордена — Лачплесиса, Трех звезд, Виестура, вот советский — Красной Звезды…

Кто сказал, что память не умирает?

Можно было бы вспоминать и о многих других латвийских военачальниках: Герое Советского Союза Янисе Фогеле; героически погибшем в 41-м командире корпуса Эрмане Магоне; начальнике ПВО Крымского фронта Янисе Тыкине и о ряде других…

Чтоб подробно рассказать обо всех, нужно не статью, а толстую книгу писать. Имена героев этой возможной книги ныне почти полностью забыты в Латвии: их не упоминают в учебниках истории и средствах массовой информации. Хотя, казалось бы, где, как ни в Латвии, хранить память об исторических личностях — латышах…

На фото (слева направо): Николай Берзарин, Детлав Бранткалн, Макс Рейтер (Мартыньш Рейтерс).

Загрузка...

Сюжеты