riga
Литва
Эстония
Латвия

1945-2015

Пересыльный пункт.
© фото из архива

Рига - город на костях

Гитлеровцы превратили рижские заводы в фабрики смерти. Память о десятках тысяч замученных до сих пор никак не увековечена.

…В сентябре 1998 года строительная фирма вела работы на улице Слокас, близ дома 62. Раскапывая котлован, рабочие наткнулись на страшную находку: в свежевыротой яме лежали вповалку десятки тел, вернее то, что от них осталось. Вскоре прибыли криминалисты. Они установили, что это останки военного времени: в черепах у каждого было пулевое ранение. Эксперты определили, что это жертвы нацистов — военнопленные рижского шталага. Десятки тысяч замученных военнопленных — итог нацистской оккупации Латвии.

Шталаг-350. Пересыльный пункт на улице Пернавас.
© фото из архива
Шталаг-350. Пересыльный пункт на улице Пернавас.

Мало кто из рижан знает, что во время Великой Отечественной войны нацисты по всему городу устроили целые фабрики смерти — отделения шталага-350 для военнопленных Красной армии.

На страшную тему нацистских лагерей в Латвии я наткнулся случайно: как-то попалась на глаза неказистая фотография с изображением охранной вышки прямо в городе — на ул. Пернавас. Живу я неподалеку, история фото сначала меня заинтересовала, а потом заставила не только перерыть интернет, но и провести три года в Латвийском государственном историческом архиве. Чем больше узнавал, тем больше возникало вопросов. Информации в публичном пространстве было не просто мало — она отсутствовала… Десятки тысяч замученных, и — никто об этом не знает, не пишет, не говорит?!

Первым делом надо было установить места, где располагался лагерь советских военнопленных и его отделения. Их оказалось довольно много — около 15. Главный распредпункт располагался на ул.Пернавас, 25/29. Судя по документам, немцы организовали его уже 10 июля 1941 года, спустя две недели после начала войны. В этот лагерь поместили всех, кто попал в первые дни в окружение. Гитлеровцы целенаправленно уничтожали евреев и советских пленных. Такой была политика, отработана была методика.

Шталаг — сокращенное Stammlager, от полного немецкого „Mannschaftsstamm und Straflager", — название лагерей Вермахта для военнопленных из рядового и сержантского состава во время Второй мировой войны. Название лагеря состояло из римской цифры военного округа и большой буквы согласно временной последовательности их расположения.

В Риге узников держали в казармах на ул.Пернавас, 25/29, ул.Слокас, 62, ул.Кришьяна Барона 130 (ранее там была фабрика «Блейвейс»), ул.Крустабазницас 9, ул.Булту, 2а (бывшая Канатная фабрика — около станции Шкиротава), ул.Ломоносова, 1 (теперь там — здание Балтийской международной академии), ул.Даугавгривас, 84 (бывший пивоваренный завод), Бриана 9 (завод «Рижские вина»), ул.Бривибас, 201 (Вагоностроительный завод), Ганибу дамбис, 40 (бывшая химфабрика Рутенберга). На бывшей фабрике на ул.Бруниниеку, 139 находилось отделение лагеря для офицеров. Раненых и больных пленных отвозили в госпиталь на ул.Гимнастикас, 1 и в здание бывшей психиатрической клиники на Виенибас гатве, 87.

Я посетил все эти места, сфотографировал. Часто представлял, что творилось на этих фабриках смерти… Удивительно, но во многих местах все сохранилось так, как выглядело и в те годы. На Пернавас, 25/29 все так же стоят корпуса бывших казарм 5-го Цесисского пехотного полка. Бывший плац застроен, а в войну на нем в любую погоду держали пленных. Позднее я нашел снимки с изображением казарм, когда в них располагался лагерь. Все, о чем я читал в томах документов, ярко иллюстрировала одна потертая фотография. Она заменяла сотни рукописных и машинописных листов. Смотрите, вглядывайтесь сами…

Вид на казарменный плац, где содержали военнопленных, осень 1941 г.
© фото из архива
Вид на казарменный плац, где содержали военнопленных, осень 1941 г.

Из показаний очевидцев: «В конце 1941 г. немцы приступили к строительству бараков, которых было построено десять. Бараки не отапливались, стены и крыши пропускали ветер и влагу. Военнопленные размещались на 3-х и 5-и ярусных нарах. На территории казарм, где в мирное время размещалось около 1 тыс. человек, в 1941 г. было набито 46 тыс. человек советских военнопленных. Не только все имеющиеся помещения, чердаки и подполы, сараи и конюшни были забиты до отказа, но многие продолжали ютиться под открытым небом и спать на голой земле. Условия были жуткими. Основная масса пленных была под открытым небом. Сапоги, одежда были отняты немцами. Спать приходилось на холоде в несколько рядов, один на другом. Страдания увеличивались, когда падал снег и наступали холода. Холодной зимой 1941 г., когда мороз достигал 40 градусов, казармы не отапливали, обогревались лишь человеческим дыханием. Хлеба заключенным давали около 150 гр. в день, тем, кто работал, дополнительно давали 0,5 л картофельного отвара. Посреди двора были оборудованы небольшие металлические ограждения…. Тех, кто к ним приближался, сразу же расстреливали».

Вышка охраны лагеря на ул.Пернавас, 25/29, осень 1941 г.
© фото из архива
Вышка охраны лагеря на ул.Пернавас, 25/29, осень 1941 г.

Еще одним весьма необычным местом стала 2-я Клиническая больница в Риге на ул. Гимнастикас, 1. В середине 90-х годов я проходил там медобследование, но мне и в голову бы не пришло, что в прошлом это место связано с такой страшной историей. Там ведь находилось одно из отделений шталага — якобы для раненых и заболевших пленных. Но тех, кто туда попадал, не лечили. Их привозили умирать — от голода, холода и болезней.

В госпиталь военнопленные в основном прибывали из Шталага-350 на ул.Пернавас, где они болели тифом, голодным поносом, дизентерией и туберкулезом. Даже зимой никаких постельных принадлежностей не выдавали, по 2-3 недели измученные люди накрывались одной шинелью. Спали на полу. Ходили почти голые, в одних рубашках, редко кто получал кальсоны. Из-за отсутствия дезокамеры, которая была установлена только в 1942 году, вшивость была невероятная… Свидетель — санитарка госпиталя Эмма Микелевна Фаустс — рассказала о том, что видела: «Палаты были переполнены ранеными и больными, часто койки помещали в коридорах…. Потом хочу отметить, что многие из помещений были с выбитыми окнами, а поэтому в некоторых помещениях был постоянный сквозняк и холод. Ежедневно здесь умирали 60-70 человек».

Богадельня в 1930-е гг. Осенью 1941 года здесь немцы организуют «фабрику смерти»
© фото из архива
Богадельня в 1930-е гг. Осенью 1941 года здесь немцы организуют «фабрику смерти»

Вернемся к находке 1998 года на улице Слокас. В бывших автотанковых казармах в доме 62 в 1920-30-е годы находились подразделения Латвийской армии. В 1941-43 гг. военную технику сменили люди. Пленных заставляли строить разрушенный аэродром в Спилве, работать на цементном заводе в Подраге… Архивные документы свидетельствуют, что в этих казармах нашли последний приют более 10 тыс. человек. Осенью 1944 года, когда следственные органы проводили расследование немецких злодеяний, в казармах нашли чудом уцелевшие надписи узников. Вот, например, надпись у входа на чердак, где содержался русский военнопленный Ф.Н. Серяков.

Его записка на стене: «Обернись и внимательно прочитай. Я, пленный советский сержант, ожидаю свободы и счастья человеческого. Мне нет воли бороться с проклятым врагом. Много я мечтаю о своей родине. Я люблю ее, но скоро я, наверно, умру от голодной смерти. У меня есть дети и жена, ожидают письма от меня. Я в колонне фашистского ига, много терпения пережил. До свидания, родные, больше не могу проклятых врагов. Серяков Ф.Н.».

 

Бывшие автотанковые казармы на ул.Слокас, 62 в наши дни
© фото из архива
Бывшие автотанковые казармы на ул.Слокас, 62 в наши дни

Общий размер обнаруженных после войны могил на территории казарм составил 1 486 квадратных метров. Следствием в 1944 году установлено, что с сентября 1941-го до апреля 1942-го только в отделении лагеря на ул.Слокас, 62 от голода умерло несколько тысяч человек. Их захоронили поблизости. Жители окрестных домов и не подозревают, что там, где они ходят каждый день, на глубине нескольких метров покоятся погибшие военнопленные… Страшные находки в этом месте не редкость — в 1960-е годы строители обнаружили останки большого количества людей на ул. Пулку.

Еще одно отделение лагеря находилось в Московским предместье на улице Булту, 2а (бывшая Канатная фабрика). Здесь, по архивным данным, было убито около 14 000 человек. Узников гоняли на работы на станцию Шкиротава.

Железнодорожный мастер станции А.Ю. Коктс давал показания после войны: «Немцы заставляли пленных в 35-градусный мороз голыми руками перетаскивать рельсы. Многие узники умирали от истощения, убирая трупы. Больных и падавших от истощения немцы укладывали на снег в ряд по 20 человек, а после, замерзших, тут же закапывали». С 1941 по 1943 гг. на территории станции немцы уничтожили более 2 000 человек. Это подтвердили свидетели — А.Р. Чукстс, железнодорожный рабочий Б.А. Фолкман, стрелочник С.П. Квач, составитель поездов А.В. Шереметьев и другие.

Еще ужаснее условия содержания военнопленных были в отделении лагеря в Саласпилсе — шталаг-350/S. Пленные солдаты находились в ужасных условиях: у них не было даже примитивной крыши над головой, они существовали под открытым небом, на поляне, огороженной колючей проволокой. От зимних холодов люди спасались в обычных ямах, вырытых руками. Пленных не регистрировали и не пересчитывали. Неработоспособных не кормили: охрана просто ждала, пока истощенные и изможденные сами умрут от голода. Из доступной еды — лишь кора деревьев, которую пленники объели на высоту человеческого роста. Сколько точно здесь погибло человек — сказать сложно, есть лишь данные: из нескольких десятков тысяч заключенных за девять месяцев с осени 1941-го по 1942-й выжили 3 434. Лагерь просуществовал до самого освобождения Латвии советскими войсками.

В 2007 году при строительстве дачного поселка на территории бывшего шталага в Саласпилсе была срыта массовая могила советских военнопленных, погибших в нацистском плену. Согласно архивному плану, это захоронение было длиной в 50 метров. Люди живут на костях. И здесь, как и в Риге, — ни мемориала, ни таблички.

Ямы, где жили пленные, осень 1944 г.
© фото из архива
Ямы, где жили пленные, осень 1944 г.

Однажды я обратился с запросом дать сведения о захоронениях советских военнопленных в Риге в общественную организацию, Комитет братских кладбищ, которая специализируется по воинским захоронениям и с которой тесно сотрудничают госучреждения. Их данные оказались крайне скупыми, они повторяли общеизвестную информацию. Можно смело утверждать, что памяти о погибших пленных воинах практически не существует. Как не существует упоминаний и обозначений в местах их содержания, бывших лагерях, где они гибли десятками тысяч. Все эти места перестроены или находятся в полуразвалившемся состоянии.

Советских военнопленных не только лишили должного упокоения в земле. Не нашлось им места и в народной памяти. Тема советского солдата, попавшего в нацистские застенки, в силу определенных обстоятельств оказалась табуированной для научного исторического сообщества. За 70 послевоенных лет местные историки посвятили советским военнопленным в Латвии всего лишь 30 страниц текста. Краткий обзор лагерей военнопленных на территории Латвии в начале 1970-х годов сделал латвийский историк Маргер Вестерман. На этом научные изыскания заканчиваются. Можно назвать лишь еще одну публикацию: воспоминание бывшего узника саласпилсского шталага Михаила Зеленского, которое было опубликовано в сборнике «В Саласпилсском лагере смерти». (Baltnews.lv разместил этот документальный рассказ в проекте «70 лет Победы» (прим. автора).

Еще страничка текста — надписи, оставленные узниками на стенах лагеря. Они были опубликованы в сборнике прощальных приветов из нацистских застенков в книге «Письма в будущее» под редакцией Маргера Вестермана в 1963 году. Вот, собственно и все, что было доведено до широкой общественности в советский период. После обретения Латвией независимости в 1991 году к теме латвийских военнопленных вернулись лишь в 2001 году. Бывший военнопленный Борис Николаевич Соколов опубликовал свои воспоминания о пребывании в Саласпилсском шталаге. Последующее обращение к теме военнопленных произошло в 2005 году. Описание бытовых и одновременно ужасающих условий лагеря военнопленных в Саласпилсе приводит Аарон Шнеер в книге «Плен». И наконец, в 2008 году, латвийским историком Игорем Гусевым был снят документальный фильм «Саласпилсский шталаг». Этот фильм о судьбах двоих еще живых бывших узников, свидетелей той трагедии, позволил вернуть внимание общества к проблеме — сохранить память о страшном периоде нашей истории.

Очень надеюсь, что о десятках тысяч замученных военнопленных в Латвии все-таки не забудут, их память будет увековечена. Небольшая инициативная группа общественников делает все возможное. Но и рижским властям пора обратить внимание на эту страницу в истории города. Так делают во всех цивилизованных странах. 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ