riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Рижанин в Санкт-Петербурге: заметки путешественника

Автор BaltNews отправился во вторую столицу России, которую многое связывает с первой (и единственной) столицей Латвии. Ниже - впечатления рижанина от посещения Собора Вознесения Христова на Крови и нового здания Мариинского театра.

Возрожденный Спас

«Почему тут нарисован Кремль, а написано — Санкт-Петербург?» — задумчиво поинтересовался сын, рассматривая свежий магнит на холодильнике. Ну, конечно, это не Храм Василия Блаженного на Красной площади, а Храм Спаса-на-Крови в Северной Столице. Только творение шотландца Альфреда Парланда выполнено в «русском стиле» более, чем любая иная церковь Санкт-Петербурга.

Собор Вознесения Христова на Крови (таково официальное наименование) появился близ канала Грибоедова и Михайловского сада по очень печальному поводу. 1 (13) марта 1881 года террорист-самоубийца, польский дворянин Игнатий Гриневицкий смертельно ранил императора Александра Николаевича. Доставленный в Зимний, Александр II скончался на руках безутешной семьи, как раз накануне готовившегося им утверждения конституции, которая должна была бы увенчать проведенное двумя десятилетиями ранее освобождение крестьян. И вот вам благодарность «Народной воли»…

Сбор средств на увековечение памяти Царя-Освободителя проходил настолько бурно, что уже через пару лет на месте временной часовни приступили к строительству монументального собора высотой 82 метра, вмещающего 1600 человек. Возведение было основательным и завершилось к 1907 году. Зато Спас-на-Крови вместил самые современные технические достижения — бетон и металлическую арматуру, электрическое освещение, паровое отопление и вентиляцию.

Изначально собор не предназначался для крестин или венчания. Это было в первую очередь мемориальное место императорской фамилии. Но когда в 1917 году государство отказалось от церкви, то вокруг храма создался свой приход, поддерживавший его до 1930 года, когда Спас окончательно закрыли, превратив в склад. Самым страшным временем были военные годы, когда в церкви был морг, откуда тысячи тел ленинградцев-жертв блокады вывозили на Пискаревское кладбище или в печи кирпичного завода.

Вновь к реконструкции собора вернулись в 60-е. Для начала извлекли из крыши 150-килограммовый немецкий фугас. Потом была проведена очистка майолики с помощью резинок-ластиков и детского мыла — пришлось заменять 1/ 5 настенной росписи. Реставрация шла, ни шатко — ни валко, три с половиной десятилетия! «Мечтаю снять леса со Спаса-на-Крови», — пел Александр Розенбаум. Наконец, 23 мая 2003 года здесь состоялось первое богослужение. Сейчас это храм-музей.

…Мы добрались до Спаса на пике «фирменной» питерской зимней погоды — сильный ветер злобно швырял в лицо мокрым снегом. Оттого, наверное, внутри казалось особенно тепло и душевно. Семь тысяч квадратных метров мозаики, изображающих земной путь и страдания Христа, подсвечены мощными лампами. Виктор Васнецов, Михаил Нестеров и другие арт-мастера русского «Серебряного века» создали не совсем обычные иконы — их творения можно были бы уместны, например, в Третьяковке. Православный модерн! Под коврами — не менее впечатляющие узоры, нежели на потолке и стенах, но они прикрыты паласами от тысяч посетителей, и потому напольная роспись демонстрируется в 3-D.

По большому счету, в храме еще многое предстоит сделать. По-прежнему зияют пустотами вырванные (и проданные за границу) безбожниками драгоценные оклады, а само место покушения на императора лишь частично украшено шатром из ценных камней, частью — это крашеный гипс, временное решение. Но все равно — такой искусной резьбы по яшме, как в Спасе, редко найдешь в церкви. Мастера шли методом проб и ошибок, и за 24 года первоначального строительства накопилось столько наработок, что из них ныне составили отдельный Музей камня. Но самое главное, что все же был спасен 9-главый собор, по достоинству ставший одним из символов Петербурга. Ведь он хоть и моложе, но более свой, чем суровая игла Петропавловки.

Новейший Театр России

Когда приехал в Санкт-Петербург на выходные, и покончил с делами, то первым делом рванулся в кассу Мариинки. «Все распродано. Есть только первый ряд партера или Царская ложа!» — величаво озвучила мадам по ту сторону стекла. Ну, и сколько это у нас? Вот это повезло, впервые колебания курса рубля действительно отразились. Билет был нереально доступен — ну, примерно раз в 50 меньше миланской Ла Скала, которую пройдешь и не заметишь.

А вот не обратить внимание на новое здание Мариинского театра не выйдет. Тут — или-или. Либо ты готовый удивляться сторонник нового зодчества, либо традиционалист, отвергающий искусственный позор за 800 миллионов долларов США. Дирижер Валерий Гергиев, архитектор Доминик Перро и президент Борис Ельцин были активно вовлечены в вялотекущий строительный скандал. «Это будет что-то между супермаркетом и McDonalds", — написал злой архитектурный критик Ревзин. «Убийца набережной Крюкова канала», — витийствовала общественность культурной столицы. Решали вопрос с 1997 по 2013 год. Из-за шатающихся грунтов пришлось отказаться от стеклянного купола.

В результате, снаружи здание более всего напоминает крытую автостоянку. Но — изнутри! Глобальное решение пространства, люстры Swarovsky, стеклянные лестницы. 2000 мест. Пришел за час до начала, посмотрел. Да-а. Этого стоило добиваться. Премия инженеров-конструкторов Великобритании!

Потом же началась волшебная Carmina Burana Карла Орфа. Ее один фрагмент знают, собственно, все. «На французской стороне, на другой планете», — исполнял Градский.

История сценической кантаты такая: в 1935 году, немец Орф отыскал манускрипт в одном из баварских монастырей. И вот ведь как удачно вписались антирелигиозный азарт и удаль средневекового шансона в царившее в то время в Дойчланде атеистическое настроение с упором в здоровую эротику. Получился сборник хитов — застольных и лирических. На латыни, старонемецком и старофранцузском.

Сейчас же это озвучивалось в шестиярусной Мариинке II, отделанной лучшими сортами «акустического» дерева. И высвечиваются грозные предкризисные словеса на экране:

«Ужасная жизнь/То безжалостна/То, шутя, балует/наши чувства/И бедность/И богатство/она разбивает/словно лед/Удел богача и нищего/ты — легко вращающееся колесо,/низкое положение, тщетное благосостояние,/ которое в любую минуту может разрушиться; жребий, темный и неясный, и меня ты не обходишь стороной».

Театр, как известно, начинается с вешалки. Собираясь в самое знаковое место Культурной Столицы, я еще за дресс-код переживал. Казалось, что галстук не в тон костюму. Но когда увидал 2000 жизнерадостных тетушек и дядек в джинсах и свитерах… Вот это демократия! Значит, люди, которые по внешнему виду напоминают бюджетников — учителей, инженеров, библиотекарей — вполне могут позволить себе посещение столь престижных заведений. Культура принадлежит народу!

 

Загрузка...

Сюжеты