riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Латвия флаг

Основная угроза

В этом году в стране произошло знаковое событие: латвийцев стало меньше двух миллионов.

Если учесть тенденцию, то согласно формальной логике напрашивается вывод: не исключено, что еще через сто лет в Латвии останутся одни волки, вороны, да бродячие собаки, а человек здесь исчезнет как биологический вид (как ни абсурдно для обыденного сознания звучит подобное предположение).

Не верите? Давайте подсчитаем. За последние 20 лет население страны уменьшилось более чем на четверть. При таких темпах вымирания и эмиграции для исчезновения в латвийских лесах и городах человека потребуется даже не сто, а менее 80 лет. Из которых 20 лет уже прошло.

Предвижу возражения: не всё столь просто, нельзя оперировать такими понятиями как «средняя температура по больнице», что касется депопуляции, то латыши в Латвии вымирают медленнее, чем нелатыши. Это, конечно, так, но все-таки вымирают. За 20 лет — с 1993 по 2013 год — численность латышей в Латвии уменьшилась на 158 тысяч человек. А осталось совсем немногим более 1,2 миллиона. При сохранении такой тенденции последний латыш в Латвии исчезнет, конечно, не через 60, а примерно через 150 лет. Не уверен, что латышский народ это сильно утешит.

К тому же надо учитывать такой фактор: в Латвии немало смешанных браков, большинство детей в таких семьях записывают латышами. А это значит, что нелатыши — своего рода резерв для улучшения латышской демографической статистики и если в стране исчезнут нелатыши и, соответственно, смешанные браки, то и вымирание латышей пойдет более быстрыми темпами.

В нынешнем году поэтапное исчезновение населения продолжается: каждый месяц нас становится меньше как минимум на тысячу человек. Конечно, с обывательской точки зрения 150 лет — срок огромный, и начинать беспокоиться уже сейчас нет никакой необходимости. Вот только некоторые государственные мужи уже сегодня рассуждают о том, что надо бы вновь повысить пенсионный возраст (следствие низкой рождаемости 90-х — имеется все меньше людей, способных платить налоги в пенсионный фонд). А лет через 10-15 может возникнуть острая нехватка рабочей силы. И так как в России и на Украине образуется схожая (только в более мягкой форме) ситуация, то заимствовать недостающее можно будет разве что в Африке или Азии. После чего слова «Рига — маленький Париж» обретут совершенно новый смысл.

Из политиков в нынешнем году уменьшение населения до уровня менее двух миллионов заметила госпожа премьер-министр. Причем Лаймдота Страуюма отреагировала очень эмоционально: мол, жителям Латвии нельзя соглашаться с мыслью, что их меньше двух миллионов, нельзя думать, что будет все меньше. Вот только сколько ни говори: «Нас должно быть больше двух миллионов», во рту от этого слаще не станет.

Что касается Сейма, то наш парламент зафиксированный статистикой печальный факт, не исключаю, не заметил. А то временами власти ведут себя в последние годы так, словно отрабатывает новейшие методы борьбы с населением: то рынок электроэнергии открыли (естественно, с грядущим повышением тарифа), то рассматривали законопроект, не разрешить ли выселять из денационализированных домов жильцов без суда, то обсуждали, не стоит ли устанавливать цены на медицинские услуги в зависимости от размера уплаченного пациентом социального налога…

В связи со всем этим вспоминается анекдот. Не откажу себе в удовольствии, расскажу. Едет по Новой Зеландии на «Мерседесе» российский олигарх с большим превышением скорости. Его останавливает местный полицейский. Требует документы и, увидев их, говорит: «Теперь мне все понятно. Только вот что хочется вам сказать. Конечно, в вашей стране народу много. А вот у нас, в Новой Зеландии людей маловато, нам каждый человек дорог, поэтому по нашим дорогам вы, пожалуйста, больше так не ездите».

Так вот. В Латвии, как уже говорилось, людей осталось менее двух миллионов, пора тоже начать беречь каждого человека. А то ведь Латвия уже стала единственной страной в Европе (а, может быть, и в мире), где сегодня живет существенно меньше людей, чем сто лет назад. Уменьшение населения на сегодняшний день уже стало главнейшей угрозой существованию народа и государства. Значит единственным приоритетом должно быть развитие экономики и повышение жизненного уровня, чтобы вымирание и эмиграцию пресечь.

Причем менять отношение к происходящему надо немедленно, иначе будущие историки меры, предпринимавшиеся для спасения Латвийской Республики и ее народа, станут характеризовать словами, которыми определяются все проигранные войны: слишком мало и слишком поздно…

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ