riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Линии электропередач.
Augstsprieguma tīkls

Эксперт: разрыва энергетического кольца БРЭЛЛ в ближайшие годы не произойдет, у Латвии ситуация предпочтительнее

Отношения России и стран Балтии находятся далеко не в лучшем состоянии, но нельзя исключать, что они еще больше ухудшатся. Возможно ли улучшение отношений, и как они будут развиваться, например, в сфере энергетики, порталу BaltNews.lv рассказал доктор экономических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ Николай Межевич.

— Николай Маратович, известно, что Российская ассоциация прибалтийских исследований, президентом которой Вы являетесь, на прошедшем Петербургском международном экономическом форуме провела круглый стол, посвящённый анализу перспектив развития отношений России со странами Балтии. Что нас ждет в ближайшем будущем?

Николай Межевич
© из личного архива Н.Межевича
Николай Межевич

— У нас были эксперты из Москвы и Санкт-Петербурга, присутствовали и некоторые зарубежные гости. Общаясь и дискутируя, мы пытались понять, как долго нынешнее, скажу прямо, тупиковое состояние наших отношений может продолжаться. То есть свёртывание в некоторых случаях даже и гуманитарных контактов — это надолго или же уже навсегда?

Вообще ПМЭФ — это не то мероприятие, где принято единомыслие. Так что и у нас, говоря о будущем отношений, выявилось два подхода. Первый подход, к сторонникам которого принадлежу и я, заключается в том, что все шаги навстречу странам Прибалтики, которые могла сделать Россия, она уже сделала. И теперь России остаётся только смириться, что на ближайшие десятилетия, независимо от того, кто будет находиться во главе государства или правительства Латвии, Литвы или Эстонии, наши отношения будут колебаться между очень плохими и просто ужасными.

В свою очередь вторая точка зрения, которой придерживалась довольно влиятельная группа экспертов, заключалась в том, что использованы ещё не все возможности со стороны России для нормального развития двусторонних отношений. Так, например, мои коллеги, не без оснований говорили о положительном опыте программ по приграничному сотрудничеству. В то же время, я, соглашаясь, что этот опыт действительно положительный, отмечал, что никакое развитие в сфере экологии, водопользования или же приграничного сотрудничества не заменит хороших отношений на уровне министерств иностранных дел.

Тем самым, встречи, предположим, мэров приграничных городов закономерным образом обесцениваются. Вот, недавно эстонская пресса нас порадовала фотографией президента Эстонии в бронежилете и каске, находящейся на Донбассе. С моей точки зрения подобная политика жестов не очень укладывается в и так сложные отношения между Россией и Эстонией, и скорее ещё больше ухудшает их, чем улучшает. Также и президент Литвы собирается в Грузию, где будет говорить в адрес России не очень приятные вещи, и смешно предполагать, что в МИД РФ этого не услышат и не отреагируют.

— Получается, нет ничего, что может в ближайшее время способствовать улучшению отношений?

— Конечно, улучшения могут быть, но для этого должны наступить какие-то чрезвычайные обстоятельства или случиться чрезвычайные события. По моему мнению, внешняя политика Эстонии, Латвии и Литвы в очень высокой степени определяется США, да и никто это особо не скрывает. В Эстонии многие политики многократно публично заявляли, что нет другого выбора, как следование атлантическим ценностям и никакого суверенитета с точки зрения принятия решений в современном мире быть не может. То есть мы или там, или здесь — на Востоке или на Западе. Мы решили быть на Западе и всё, никаких вопросов.

Однако я хотел бы отметить, что многие страны, например, Италия или Финляндия тоже находятся на Западе, но их лидеры не появляются на украинской границе в бронежилете и каске и не делают через день заявления откровенно провокационного характера. В связи с этим, если американская политика изменится хоть на миллиметр, то и политика стран Прибалтики изменится на целый метр в сторону сближения и корректировки отношений с Россией.

Ведь сейчас, например, Вильнюс в своей политике забегает вперёд, делая более жёсткие заявления, чем Вашингтон или Лондон, и уж тем более Берлин. То есть Прибалтика не столько следует в фарватере Вашингтона, сколько прокладывает фарватер для него, в известной степени ставя Вашингтон перед фактом своей политики в восточном направлении. Но если Вашингтон хоть как-то укажет, что сегодня ему конфронтация с Россией не нужна, то, уверяю вас, накал страстей будет уменьшен буквально через 15 минут.

То есть, всё зависит именно от Вашингтона, а не Брюсселя, который сейчас занимает довольно сдержанную позицию. Он не провоцирует государства Прибалтики, но и никак не пресекает их внешнеполитические инициативы. Европейской солидарности никакой нет, группы стран-членов ЕС имеют свои внешнеполитические интересы. И если интересы Италии, Германии или Австрии лежат в сфере развития торгово-экономических связей, то интересы Латвии, Литвы и Эстонии, наоборот, направлены на их абсолютный разрыв, при минимальных контактах в приграничном сотрудничестве и экологии.

— В Санкт-Петербурге также прошла конференция, посвящённая энергетическим отношениям стран Балтии и России, что в свете последних событий, связанных с желанием этих государств выйти из кольца БРЭЛЛ, выглядит очень актуально. Вы были одним из модераторов этого мероприятия. Что обсуждалось на нём?

Трансформаторы на распределительной подстанции.
© LETA
Трансформаторы на распределительной подстанции.

— Да, кольцо БРЭЛЛ было как раз одним из обсуждаемых моментов этого мероприятия. Также много обсуждали, в какой степени проблемы белорусско-литовских отношений могут быть полезны отношениям Белоруссии и Латвии. Среди участников этого мероприятия в основном были люди, которые профессионально занимаются энергетикой: представители белорусских технических университетов, Госатомнадзора России и так далее. Главной задачей конференции было понять, что нас ожидает именно в вопросах энергетики.

К сожалению, в этой сфере у нас гигантский дефицит доверия. Обе стороны не исключают, что может быть разрушено единое энергетическое кольцо БРЭЛЛ, сложившееся после распада СССР и куда входят Белоруссия, Россия, Эстония, Латвия и Литва. Получается, что СССР интересным образом ещё живёт до сих пор — через общую ширину колеи железных дорог и через наши электрические розетки. Ведь до сих пор электроэнергия, произведённая, скажем, в Эстонии может попасть в Россию, российская — в Латвию, а белорусская — в Литву.

В этом смысле общее энергетическое пространство явно выгодно всем государствам. Оно гарантирует, что какой-нибудь блэкаут на уровне крупного города не распространится на целую страну. Однако, исходя из абсолютно необоснованных геополитических рисков, Прибалтика может выйти из БРЭЛЛ, что, естественно, не пойдёт на пользу никому. Россия создаст систему энергобезопасности для Калининградской области и укрепит энергетические связи с Белоруссией, что будет стоить больших денег. Тогда как Эстония, Латвия и Литва вложили, и ещё будут вкладывать деньги в энергосоединения с Финляндией, Швецией и Польшей, так как своих собственных мощностей для получения энергии у них не хватает.

— К каким последствиям для стран Балтии приведёт выход из БРЭЛЛ?

— Прежде всего, к удорожанию электроэнергии. Ведь любые вставки, соединения, реформы, гонорары и оплаты командировок в Японию за опытом, лягут на конечного потребителя. Тем самым возникает вопрос, а что будет с экономикой, если за свет в гостинице, на предприятии или в офисе платить придётся больше? Кроме этого, если страны Прибалтики, пытаются разрубить все возможные контакты с Россией, считая себя зависимыми от её энергии, но почему они думают, что в таком случае они не окажутся в зависимости от других стран?

Да, исходя из логики Риги, Таллина или Вильнюса, слово «зависимость» может применяться только в отношении России, а если это будет Стокгольм, Хельсинки или Варшава, то это уже «сотрудничество». Но ведь с точки зрения бизнеса любая торговля это взаимная зависимость — вы продаете, я покупаю, или я продаю, вы покупаете, но в любом случае мы зависим друг от друга. Поэтому при выходе Прибалтики из БРЭЛЛ, я считаю, что Швеция, Финляндия и Польша, однозначно окажутся в более выгодном положении, и именно от их компаний будет зависеть, какую цену за электроэнергию заплатит потребитель в Латвии, Эстонии и Литве.

Также я хотел бы подчеркнуть, что России тоже невыгодно выходить из этого кольца, так как энергосистемы северо-запада и центра России связаны, в том числе, и через Эстонию и Латвию. Гарантированные резервные мощности перетока энергии между Ленинградской и Смоленской атомными станциями предполагают задействование территории Латвии. Но так как Латвия — это суверенное государство, не исключающее выход из БРЭЛЛ, то Россия должна будет как-то обезопасить себя, строя дополнительные станции.

Правда, я не исключаю, что Латвия всё же останется в БРЭЛЛ. Дело в том, что Сейм Литвы недавно принял закон, что страна больше не будет покупать белорусскую электроэнергию, а Латвия, несмотря на многочисленные просьбы литовского руководства, ничего подобного не сделала. То есть, вопрос о покупке белорусской энергии для Латвии остаётся актуальным и ей ничто не мешает сделать вставку и получать как шведскую, так и белорусскую энергию, тем самым окончательно не разрушая БРЭЛЛ.

Вообще, на мой взгляд, в ближайшие годы, может быть даже 5-7 лет, ничего радикального с БРЭЛЛ не произойдёт. Да, стороны продолжат обмениваться угрожающими заявлениями, вести техническую подготовку, но решений никаких не будет, ведь все понимают, что это не выгодно никому. Также я предполагаю, что и сама Россия первой из БРЭЛЛ не выйдет, но будет готова к этому. Ведь если нам сообщат, что, предположим, в понедельник Прибалтика выходит, то у России должен быть план, как сделать так, чтобы Калининградская область не осталась без света.

— Почему Литва пошла на решение о запрете на покупку белорусской электроэнергии?

— У Литвы были очень серьёзные амбиции по поводу постройки Висагинской АЭС. Тогда как у Латвии таких амбиций не было. Литовцы пригласили Латвию в свой проект, но на таких условиях, что было сразу понятно, какой будет ответ. Кстати, это ещё раз показывает, что все разговоры о пресловутом балтийском единстве, не более чем разговоры. Взаимодействие между странами происходит лишь тогда, когда нужно выступить единым фронтом против России, но в экономических вопросах эти государства жёстко конкурируют между собой.

Позиция литовского парламента здесь не просто эмоциональная, она сверхэмоциональная, несмотря на то, что, на мой взгляд, проект Висагинской АЭС, скорее мёртв, чем жив, поезд уже ушёл. В то же время Латвия на фоне Литвы выглядит более прагматичной. Также и белорусско-латвийские отношения объективно лучше российско-латвийских, поэтому я здесь вижу определённые возможности и перспективы сотрудничества.

У Белоруссии после завершения постройки Белорусской АЭС, первый блок которой должен быть введён уже в следующем году, вполне хватит энергии для продажи в Латвию. Интересно, что её также хватило бы и для Литвы, но при нынешней политике, Литва на это не пойдёт, и, значит, литовские потребители это скоро почувствуют на себе. Тогда как положение латвийских потребителей, на мой взгляд, видится намного лучшим.

Также по теме:

Латвия не спешит подписывать соглашение о синхронизации электросетей с Западной Европой

Балтийские сёстры и кольцо БРЭЛЛ: на словах намерены выйти, на деле хотим остаться

Министр: Литва ушла от российского газа, теперь вместе с другими балтийскими странами должна освободиться от электросетей РФ

Мнение: прибалты мечтали уйти из общей с Россией энергосистемы, но она их опередила. Теперь они в обиде

Балтийские страны и Польша договорились в Брюсселе о синхронизации электросетей

 

Загрузка...

Сюжеты