riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Дмитрий Шандыбин (в центре) во время первомайского шествия по улице Бривибас в Риге. 1 мая 2018 г.
BaltNews.lv/Дмитрий Жилин

«Штабист» Дмитрий Шандыбин: Мои предки защищали свои школы в Латвии еще в 19-м веке

На первомайском митинге в Риге одним из первых с трибуны выступил активист Штаба защиты русских школ Дмитрий Шандыбин. Что побудило этого имеющего необычную профессию человека заняться общественной деятельностью? Дмитрий рассказал порталу BaltNews.lv, чем, по его мнению, важны для Латвии русская община и русские школы.

- Господин Шандыбин, вы — профессиональный теолог. Профессия необычная и, наверное, интересная. Почему вы решили участвовать в таком хлопотном деле, как работа в Штабе защиты русских школ?

Дмитрий Шандыбин на первомайском митинге в Риге.
© BaltNews.lv
Дмитрий Шандыбин на первомайском митинге в Риге.

— Можно было бы добавить, что я свободно владею латышским и английским, языковых проблем у меня нет. Но я не только теолог: я русский, сам — из латгальских староверов.

Мои предки живут в Латвии уже 250-300 лет. Конечно, мне было обидно, когда я слышал — "оккупанты", понаехали.

А мои предки, кстати, защищали свои школы еще в 19-м веке.

- Вы имеете в виду гонения на староверов при царе Николае I, когда латвийским старообрядцам не разрешали создавать собственные школы?

— И дело дошло до того, что пришлось детям староверов обучаться тайно, в подпольной школе. А теперь я поднимаю знамя своих предков, продолжаю их традицию. Повторюсь, у нас, староверов, большой опыт защиты своих школ.

- Недавно вы по собственной инициативе, без всякого финансирования, провели социологическое исследование, в котором объектом изучения стали не религиозные вопросы и взгляды, а уровень знания русскими школьниками истории. Почему вы взялись за такую работу?

— Как религиовед я специализируюсь на изучении деятельности тоталитарных сект, в том числе на том, как они взаимодействуют с людьми. И замечу, что любая тоталитарная секта начинает свою деятельность с новыми людьми с того, что она меняет их язык общения, создает своего рода новояз, подменяет понятия, заставляет людей принять ту манеру речи, которая принята в данной религиозной организации. К чему это приводит? Сам менталитет человека, сама манера его речи коренным образом меняются. Меняются ценности, мораль, этический компонент.

А теперь сопоставим. Разве в Латвии нет людей, которые хотели бы изменить нашу модель мышления? К примеру,

они пытаются заставить русских латвийцев стыдиться своей великой истории.

И как ни страшно признавать, в чём-то им это удалось.

- Что вы имеете в виду?

— Недавно я с помощью знакомых я провел опрос более 90 школьников русских школ в возрасте 14-18 лет, живущих в Даугавпилсе, Резекне, Риге. Им задавались очень простые вопросы по истории, связанные с деятельностью русских царей, президентов, генералов. Те из них, кто постарше — 17-18 лет — ещё могут ответить на вопрос, кто такой маршал Жуков, чем закончилась Вторая мировая война… Хотя некоторые не знают даже этого.

Те же, кто помладше, рассказывали, например, что русская диаспора приехала в Латвию не раньше 40-50-х годов ХХ века, до этого русских здесь не было вообще. Я хочу напомнить, это говорили русские школьники, русские дети.

- А какой ответ вас удивил больше всего?

— Один из ответов на вопрос, кто такой Петр I. Оказывается, это немецкий политик, который открыл Россию.

- Конечно, странный ответ. И что, на ваш взгляд, в этой ситуации ещё можно сделать?

— Конечно, были бы нужны иные педагогические программы. Нужно воспитание причастности к русской культуре, воспитание гордости за свою историю, необходимо осознание, что русская культура — материнская для русских Латвии.

В этой связи отмечу важность деятельности Штаба по защите русской средней школы. Ведь без неё, даже в её нынешнем виде, ситуация ухудшится.

В целом отмечу — ещё не всё потеряно. Можем ли мы сделать многое? Да, наверное. Но для этого русские должны быть едины.

Конечно, порой мои товарищи слышат: мол, вы пятая колонна, являетесь агентами влияния России, шпионами Путина…

- И что, по вашему мнению, в такой ситуации делать? Оправдываться?

— Оправдываться не нужно, но нужно учитывать, что общественным мнением могут пытаться манипулировать. А русская диаспора, увы, варится в собственном соку и не развенчивает негативный образ русских, который пытаются создать недоброжелатели. Представители диаспоры не объясняют, например, что русские сотни лет являлись частью Латвии. Нам нужно разъяснять нашу позицию и в вопросе, чего мы хотим.

Мы должны говорить, что мы в Латвии — не пятая колонна и не раковая опухоль. Напротив, мы — своего рода врачи и медсестры, хирурги, терапевты и так далее, пытаемся лечить, защищая русскую общину. Убежден, что русская диаспора нужна Латвии.

Активист Штаба защиты русских школ Дмитрий Шандыбин раздает агитационные листовки возле Рижского рынка.
© BaltNews.lv/Дмитрий Жилин
Активист Штаба защиты русских школ Дмитрий Шандыбин раздает агитационные листовки возле Рижского рынка.

- Почему же?

— Представим себе такую картину: русские Латвии — исчезли. Кто-то ассимилировался, а кто-то из-за несогласия с политикой властей уехал на Восток или на Запад. И что произойдет после этого?

Уже сейчас население Латвии невелико, причем в стране уменьшается и численность латышей. Значит, потребности экономики продиктуют своё и неизбежно начнется миграция. Причем вряд ли из более богатых стран Евросоюза.

Очевидно, что русские Латвии ментально, по своей культуре ближе к латышам, чем потенциальные мигранты.

Так что Латвии нужна европейская русская диаспора, которая заботилась бы о благе страны.

 

Загрузка...

Сюжеты