riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Арнольд Бабрис.
А.Татарчук

Арнольд Бабрис: безнаказанность плодит безответственность. Где выход из тупика "демократия"?

«Независимость Латвии в 100-летний юбилей независимости республики – популистский миф, Национальное объединение – бездействует, символами нации выбраны люди в чужой военной форме, но не все еще потеряно», - такое мнение высказал в интервью порталу BaltNews.lv сооснователь общества "За ответственность" Арнольд Бабрис.

Предприниматель и экс-начальник экономического отдела главной спецслужбы страны — Бюро по защите Конституции Арнольд Бабрис представляет Латвийское объединение регионов — оппозиционную партию, резко критикующую стагнацию и множащиеся системные проблемы в нашем государстве.

Бизнесмен — один из публичных сторонников президентской республики, о чем на двух языках сообщается на портале новой общественной организации. Также там говорится о необходимости наказания должностных лиц — и в первую очередь политиков — за действия и бездействие, нанесшие ущерб развитию и народу.

— Выборы по партийным спискам и отсутствие прямого голосования на выборах президента Латвии — это большая угроза для национальной безопасности Латвии. Нашей стране нужен выход из политического тупика, который инфантильные популисты-политики называют "демократия", — заявляет Арнольд Бабрис. — Латвия была бы прекрасной страной, если бы не ошибки политиков правящих коалиций с 1991 года. Я говорил министру Дане Рейзнеце-Озоле, что в Латвии необходим необлагаемый налогами зарплатный минимум 500 евро.

Не берите с людей деньги, если прожиточный минимум 500 евро — и сразу появятся рабочие места. Крестьянские хозяйства предпочитают не нанимать работников, потому что пособия — чуть меньше минимальной зарплаты. Поднимите минимум! А сократите чиновников — появится рабочая сила! (это, похоже, утопия, Бабрис смеется, — А.Т.) А с точки зрения угрозы национальной безопасности — выплаты пособий неработающему населению в регионах при внешнем долге за 10 миллиардов евро — это мина под Латвией.

- Наши 10 миллиардов — это меньше 40% от ВВП Латвии, на Украине внешний долг в этом году прогнозируется свыше 84% от ВВП. Ведь не все же у нас так плохо?

— Украина — не лучший пример. И боюсь, таким примером не будет никогда. 10 млрд. евро для Латвии — это много, мы уже не можем платить проценты по основному телу внешних кредитов. Большая часть трудоспособного населения эмигрировала — уехало 20% жителей в годы премьерства Валдиса Домбровскиса, когда была яркая фаза кризиса.

- Задам вопрос не самый удобный: насколько вообще в юбилей столетия независимости Латвия независима?

— Латвия зависима в энергетическом плане. У нас отрицательный торговый баланс. Мы сами не можем обеспечить свою обороноспособность — у нас расходы на это 6,4% от ВВП. В случае Латвии уместны были бы не закупки в рамках партнерства в НАТО, а тактика войны малыми группами солдат, хорошо показавшая себя во Вьетнамской войне — в таком случае гипотетический противник не сможет использовать танки и авиацию.

- Может быть и так, но это решаем не мы.

— Когда мы вступали в НАТО в 2004 году, сразу возникла тенденция, что нас сделают абсолютно зависимыми в оборонном плане — в ином случае нам не пришлось бы прислушиваться к рекомендациям НАТО, делать не всегда идеальные закупки вооружения. Мы бы меньше участвовали в военных миссиях альянса. Нам нужно понять — наша независимость нужна только нам самим, а не глобальным геополитическим партнерам. Что бы они ни пообещали нам по различным договорам. И только нам самим надо заботиться о нашем суверенитете — экономическом, военном, политическом.

Все разговоры, что другие страны и альянсы делают Латвию независимой, я расцениваю как предательство государства. И тут вопрос к Национальному объединению — что оно сделало, чтобы наше государство было независимым? День Лачплесиса — да, а 16 марта — не лучший пример национальной гордости. В планах Рейха не было суверенной Латвии. В этот день латвийские ребята в чужой форме воевали. Значит ли это, что нам прививают идеологию, что мы должны в чужой форме сражаться?

- В заявлении Национального объединения в годовщину подписания пакта Молотова-Риббентропа сказано, что угрозы Латвии — агрессия России, активность партий-наследниц "Интерфоронта".

— Я считаю, что русские лояльны Латвии. Ксенофобия по этническому признаку — это не национальный вопрос, это антинациональное явление. Ни одно государство, культивировавшее сегрегацию по национальным признакам, не стало успешным. Оставаться в политике почти вот уже три десятка лет благодаря такому ренегатскому явлению, как националистический популизм — механизм, создающий комфорт, лучшую материальную обеспеченность. Это не патриотизм, конечно. В Латвии есть консервативные силы и правые патриоты, для которых важны традиционные ценности. Сразу скажу, это не представители Национального объединения, оседлавшего дешевый популизм.
Как пример коллективного ухода от ответственности — "мешки КГБ", где также фигурирует Ивар Годманис, карточка которого из них пропала. Фарс и манипуляция продолжаются. В нормальной стране эту картотеку закрыли бы, вообще не говорили о ней.

- Почему не открыть картотеку?

— Во-первых, эти мешки не полные, во-вторых, там есть подлоги, так что обвинения кого-то могут ничего не значить. В третьих, среди функций КГБ значилась борьба с организованной преступностью — некоторым фигурантам картотеки медали за это надо давать. А многие граждане, хотя и числились агентами КГБ, ничего плохого для Латвии не сделали.

Отвратительно, что манипуляции с картотекой больше четверти века мешают структурам госбезопасности и МВД Латвии нормальной агентурной работе: сотрудники — под угрозой огласки, а ведь в любом государстве агентурная работа — это норма. И главное — вы знаете, что КГБ подчинялся Компартии и выполнял указания партии, где был осужден был только Альфред Рубикс. О ролях Анатолия Горбунова и других членов Компартии не говорят. Сколько в Сейме сейчас коммунистов, давайте подсчитаем?

- Не только в парламенте Латвии, но и в ЕП представлены латвийские экс-коммунисты — Инесе Вайдере из "Единства" и "Европейской народной партии", например…

— Но это не смешно. В Латвии, по закону, вся власть принадлежит Сейму, и олигархи не могут украсть страну без участия политиков! А где правящие политики? Где результат конкретной работы? Зарабатывают политический капитал на тезисах: мы — хорошие, все другие — плохие. Популизм.

- Но все-таки впервые в истории Латвии министр юстиции Дзинтарс Расначс из Национального объединения пошел вопреки рекомендациям Совета Европы — я имею в виду Стамбульскую конвенцию. И это не популизм, а реальная демонстрация суверенитета, не так ли?

— Я вижу, что Национальное объединение в виде разномастных национальных партий за 26 лет присутствия практически во всех правящих коалициях не реализовало ни одной национальной программы для Латвии. Нет ни одного вопроса, который бы они подняли и довели до конца. Пока в Латвии разрушались предприятия, целые отрасли народного хозяйства, когда правительство Валдиса Домбровскиса отказалось от индексации пенсий, началась катастрофа эмиграции — то есть добровольного переселения сотен тысяч представителей нашего народа, трудоспособных людей, что делали националисты в составе правительства? Ни-че-го!

- Но Стамбульскую конвенцию таки не подписали!

— Отказаться от принятия этой конвенции — не такой уж бескомпромиссный патриотизм. Еще 9 стран Европейского союза не сделали это. Вы считаете это достижением националов?

- Все же предпринимаются попытки вернуть наших людей, а также идет работа над предстоящим пополнением трудовых ресурсов.

— Я бы подошел к вопросам миграции иначе. Очевидно, что Латвии без пополнения населения не обойтись. Чтобы этот процесс был нормально управляемым, плановым, надо проводить исследования, представителей каких наций нам нужно ассимилировать. Какие есть культурно-исторические, экономические, политические предпосылки ассимиляции или интеграции, если угодно, какие последствия нас ждут?

Представителей каких национальностей мы можем приглашать в нашу страну, чтобы не создавать кластерные общины, не поддающиеся ассимиляции — как в кварталах в Германии, Бельгии, Франции, шведском Мальме? Как добиться, чтобы во втором-третьем поколении приезжие считали себя латвийцами — не латышами, но хотя бы называли Латвию своим домом, родиной? Сколько беженцев с Ближнего Востока у нас было и сколько у нас осталось? Сколько потрачено денег? Говорят, в Латвию надо завозить рабочую силу — а сколько ее останется? И кто приедет на 500 евро в месяц? Вместо планов — факельные шествия, националы занимаются пустословием.

И вот вопрос: не узурпировало ли Национальное объединение определение "национальное"?

Если оно такое уж национальное, то должно маршировать вокруг памятника Латышским стрелкам, восстановить памятник Ленину на улице Бривибас и поставить памятник Ельцину — авторам декретов, давших независимость нашей республики 1918 и 1991 годов.

Соответственно, без этих людей сегодня не было бы Латвии.

- Каким вы видите Сейм после выборов 2018 года? Ждать ли перемен или продолжатся все те же пустые слова и поступки?

— Чего бы я хотел? Обязательно: мажоритарная система выборов! Важно, чтобы на выборах боролись не партийные списки со своими локомотивами и безликими людьми, а реальные кандидаты, стремящиеся сделать Латвию лучше, богаче, успешнее. Второе: всенародные выборы президента и усиление сбалансированной президентской власти. Думаю, Латвия очень скоро все же дойдет до персональной ответственности политиков. Посмотрите, сколько за годы независимости было парламентских созывов, вычеркните депутатов от оппозиции — думаю, 400-500 депутатов останется, ответственных за то место, в котором сейчас находится Латвия.

- Ну не в таком уж и плохом месте!

— Но и не в таком уж хорошем, как хотелось бы мне. Если что-то с нашей страной произойдет плохое, я лично буду требовать суда над виновными политиками. Мы создали общество "За ответственность" c целью усиления здоровой политической конкуренции в условиях проблем политической безответственности. Уверен, в Латвии появится настоящая народная власть, здравомыслящие политики и патриоты. Хочется верить, что это произойдет к 100-летнему юбилею нашего государства.

- Меня тревожит тот факт, что в структуре внутреннего валового продукта Латвии более 11 млрд евро, свыше 40%, создает розничная торговля.

— Проблема в том, что у нас долгое время полагали, что рыночная экономика расставит все по местам без плана. Поэтому стратегия национального развития — это нечто аморфное. На самом деле именно плановая экономика, стимулирование производства, экспорта, импортозамещение и даже протекционизм на законных условиях создают рост государства. Западные партнеры не заинтересованы в независимости Латвии, в том числе — в сфере продовольственной безопасности. В ритейле лидируют шведская сеть "Рими" и литовская "Максима" — своих глобальных сетей мы не развили, потому что верили в открытый рынок.

- А ваш завод "Бривайс Вилнис" в Салацгриве? На какой рынок вы ориентированы?

— Повернуть на запад — очень сложно. Шпроты там малоизвестны, другие консервы сложны в плане конкуренции, что связано с серьезным налоговым бременем на рабочую силу в Латвии. По экспорту консервов наша страна уступает Польше. Но мы делаем такие новые продукты, как сушеная килька без соли, мы разработали новую упаковку.

- В то же время "Роспотребназор" недавно разрешил рыбоконсервному заводу "Кайя" из рижского Вецмилгрависа поставки консервов на российский рынок.

— Там это связано с тем, что в Европе было всего три производства рыбных консервов с современной технологией производства. Одно обанкротилось, "Кайя" выкупила его оборудование и перевезла в Ригу. Из плюсов Латвии по сравнению с западом Европы: все же у нас налоги на такие ресурсы, как энергия, ниже. С хорошим оборудованием завод может участвовать в тендерах на закупки в России — ну, понятно, что финансовая подушка должна быть большого объема, потому что оплата за поставленную продукцию идет с отсрочкой. А за невыполнение контрактов следуют большие штрафные санкции, то есть завод должен быть обеспечен сырьем надолго в большом объеме. У владельцев "Кайи" была большая финансовая подушка.

- Как выглядит рыбоконсервная отрасль Латвии сейчас? Министр сельского хозяйства Янис Дуклавс озвучивал цифры, что до запрета "Роспотребнадзора" в Латвии в основном для рынка России производилось в год 300 млн. банок шпротных консервов на сумму около 200 млн евро.

— Скорее, заводами делалось 300 млн. банок рыбных консервов всего ассортимента ежегодно. Да, большая часть — это шпроты. Сейчас эту нишу в России занял в значительной мере завод из Калининградской области "За Родину!". По рынку стран Таможенного союза — перепроизводство консервов, предложения заводов в два раза больше спроса. У кого были полные склады, пошли на рынки, где уже были мы — это арабские страны, например. Единственная поддержка отрасли со стороны государства — в том, что производителям отложены налоговые платежи. Но производители стали ставить цену без учета налогов и еще больше опустили цену.

- Какие перспективы отрасли?

— К сожалению, пока производство рыбных консервов не будет сокращено на 50%, такая ценовая борьба будет продолжаться. С точки зрения государства стоило бы задушить непорядочных производителей — тех, кто не платит налоги, сократив отрасль вдвое — как бы ни было это жестоко и болезненно. Оставив золотой фонд производителей, жизнеспособный и конкурентоспособный, с суммарным производством 150 миллионов банок консервов в год. Сегодня в нечестной конкуренции выигрывают те, кто уклоняется от уплаты налогов.

- Как вы оцениваете рост экспорта в 2017 году в Латвии, по прогнозам, это более 11% — как было в период январь-октябрь?

— Есть маленькая неправда, большая ложь и статистика. Сколько в этом экспорте доля реэкспорта — которые не показывается в статистических материалах? Если ваш завод покупает готовое рыбное филе, консервные банки, масло, специи за границей, а на заводе только закрывает банки, которые идут на экспорт — это ли экспорт? Реальная добавленная стоимость у такой продукции очень малая.

- Успешная ассоциация стартапов "Startin.lv", активные венчурные фонды, даже вторая по капитализации компания майнинга и оборудования для обработки криптовалют "BitFury" — это тоже латвийская продукция. Может быть, в сфере IT&T — будущее Латвии?

— Да, тут мы идем в правильном направлении. Но все не будут стартаперами и айтишниками, тем более, что в Латвии дефицит специалистов в сфере высоких технологий из-за провала в математическом образовании с начала века. Я согласен, отрасль прекрасная, перспективная. Но куда вы денете людей предпенсионного возраста, которых уже не переучить на айтишников, чтобы сделать Латвию государством высоких технологий? Я говорил на встрече Конфедерации работодателей — при 40% теневой экономики в Латвии не нужна налоговая реформа. Государство прежде всего обязано бороться с бедностью, чтобы при доходе до 500 евро в месяц людям не приходилось платить налоги — в таком случае большинство жителей выйдет из системы теневой экономики.

- Это — непопулярная мера!

— Да, но на радикальные непопулярные меры в Латвии идти все равно придется — у нас растущий госдолг перед внешними кредиторами, который отчасти компенсируется финансовыми поступлениями европейских фондов. Но когда они закончатся, когда денег не хватит ни на пенсии, ни на образование, ни на чиновников — что будем делать? Курочка, несущая золотые яйца, оказалась не вечной. Реформы нужны — и чем раньше, тем лучше.

- В профайле движения "За ответственность" вы делаете акцент на политические реформы — почему?

— Это все связано, но очень многое зависит от политиков. Которые длительное время — второе уже поколение — занимаются популизмом. Избиратель, к сожалению, голосует не за идеологию — голосует за призывы, архетипы и стереотипы. Наш призыв к введению личной ответственности политиков поддержала концептуально Неллия Клейнберга, председатель правления Латвийского объединения регионов. Объединение "Зеленых" и крестьян? Посмотрим. "Согласие"? Посмотрим.

- Есть примеры корреляции личной ответственности и эволюции государства?

— Сингапур. Он был в худшем состоянии, чем даже сейчас Латвия. Бедность, конфронтация и стратификация различных групп населения, этнических, мафиозных. Луи Куан Ю пошел элементарным прагматически путем. Он говорил не то, что хочет услышать населения, а то, что нужно населению. Надо признать честно, население лениво и ждет выгод, преимущественно не хочет работать, но получать блага и выгоды, социальные пособия. Ли Куан Ю говорил населению, что если нужно выбирать между демократией и порядком, он выберет порядок. И на успех Сингапура равняются все в мире, включая Японию, Британию и Соединенные Штаты.

- То есть — перенести опыт Сингапура в Латвию? Но там другие условия, нет зависимости от внешних партнеров, стран и блоков…

— Три тезиса движения "За ответственность":

А) Уголовная ответственность за обман избирателей и невыполнение предвыборных обещаний;
Б) Уголовная ответственность за обман общественности по вопросам, имеющим государственное значение;
В) Уголовная ответственность, гражданская и административная ответственность за последствия действий или упущений должностных лиц.

Безнаказанность порождает безответственность — кто должен отвечать перед народом, если не депутаты? Сейчас Латвийский сейм построен по не самому удачному образцу парламента Веймарской республики — 100 депутатов, и коллективная ответственность позиции большинства, что означает — размытую ответственность. Я считаю, что нашей стране нужен всенародно избранный президент. Который прежде всего ответит за все, что сделано или не сделано, перед избирателями. Нужны четкие исполнительная, судебная и законодательная ветви власти. И персональная ответственность всех чиновников. Веймарская республика закончилась диктатурой Гитлера, в довоенной Латвии также все закончилась авторитарным правлением Улманиса — и существовать в том тупике, который называется "демократия", Латвии остается недолго.

- Вы полагаете?

— Никогда не говорите никогда. Если политик будут чувствовать, что не может попасть в сейм, если избиратель будет требовать — депутаты пойдут на компромисс ради своей страны, своего народа. Латвийское региональное объединение поддерживает наши тезисы концептуально. Я как-то сказал на президентском завтраке газеты "Dienas bizness" тогдашнему президенту Андрису Берзиньшу, что президент Латвии имеет право лично инициировать законопроект — о личной ответственности политиков. И он ответил, я цитирую: в таком случае — как тогда Ивар Годманис будет отвечать за деприватизацию банка "Парекс" (на чем бюджет Латвия потерял около 1 млрд. долларов, — А.Т.). Я ответил: господин президент, если Годманис сможет доказать, что они не виноват, ему не придется отвечать. Я уверен, что Латвия выберется из этого хаоса и тупика под названием "демократия".

Загрузка...

Сюжеты