riga
Литва
Эстония
Латвия

Интервью

Курт Волкер считает, что конфликт в Донбассе можно остановить за год

Спецпредставитель США по Украине Курт Волкер должен в пятницу встретиться с помощником президента России Владиславом Сурковым. Стороны продолжат переговоры о возможности урегулирования конфликта в Донбассе.

Накануне встречи Курт Волкер дал интервью корреспонденту Би-би-си Ольге Ившиной и рассказал о своем понимании того, как можно закончить боевые действия на востоке Украины.

- Как вы думаете, почему Россия направила на переговоры с вами именно Владислава Суркова — человека, который не является дипломатом?

— Это выбор России. Я не хочу жаловаться на то, кого направляет Москва.

Если это человек, в котором уверен Путин, если Путин уверен, что [Сурков] может артикулировать позицию России и доносить обратно информацию, которую он получает от нас, Франции или Германии, то меня это устраивает.

Нам нужен надежный канал взаимодействия. Мне кажется, с момента моего назначения на пост спецпредставителя в июле мы не видим прогресса в переговорах.

Я бы хотел, чтобы Россия приняла другую точку зрения. Считаю, что если Россия вышла бы [из конфликта], это было бы в интересах всех сторон (Россия последовательно отрицает участие в конфликте. — прим. Би-би-си).

Мы бы хотели видеть миротворческую миссию, которая обеспечила бы безопасность. В первую очередь, безопасность для людей, которые живут в зоне конфликта.

Это создало бы фундамент, на котором можно было проводить местные выборы, амнистию, введение положения об особом статусе Донбасса и выполнение Минских соглашений. И в завершении этих процессов, как и говорится в соглашениях, эти территории вернулись бы под контроль Украины.

- Почему США вообще участвуют в переговорах по Украине? Этот конфликт происходит за тысячи километров от Вашингтона и не несет прямой угрозы безопасности США.

— Простой ответ на ваш вопрос: США начали принимать активное участие в процессе по просьбе Нормандской четверки — России, Украины, Германии и Франции.

Теперь об интересах США. Мы видели, как одна страна вторгается в другую страну, аннексирует одну территорию, затем занимает другую территорию, и конфликт все продолжается и продолжается. Это угрожает безопасности Европы в целом.

У США есть обязательства в отношении европейских стран. И существование реального риска для европейской безопасности означает, что есть угроза и для США.

Нас также волнует гуманитарный аспект конфликта. Количество погибших и вынужденных переселенцев ужасает. Если мы можем помочь разрешить этот конфликт и установить мир, мы будем это делать.

Мы хотим, чтобы все граждане Украины были в безопасности — будь то этнические русские, украинцы, крымские татары или кто-то еще. Мы хотим увидеть восстановление территориальной целостности и единства Украины. Это лучшая основа для безопасного политического порядка в Европе.

"Надеюсь, что Путин хочет стать миротворцем"

- Есть хоть какой-то шанс, что ситуация изменится, и Минские соглашения начнут работать?

— Это в руках России. Если Россия захочет, чтобы в регионе был мир, мы можем достичь этого. Но я не знаю, чего хочет Россия в данный момент. Нужно услышать это напрямую от Москвы.

- Вы недавно упомянули, что президентские выборы в России могут открыть новое окно возможностей для решения конфликта в Донбассе. Можете пояснить, что вы имели ввиду?

— Всегда есть какие-то вехи. Выборы в России откроют новую страницу. Это будет четвертый президентский срок Путина.

Возникает вопрос, каковы его цели и задачи? Каким он хочет видеть свое наследие? Надеюсь, что Путин хочет, чтобы его видели миротворцем.

Чтобы, в конечном итоге, он положил конец боям между русскими и украинцами и восстановил уважение к России на международной арене.

Если для него это важно, он может достичь этого.

"У русских на Украине есть трудности только на востоке"

- Несколько дней назад Верховная рада Украины приняла закон об особом статусе Донбасса, в котором Россия называется "страной-агрессором". Что вы думаете об этом законе, и как он может повлиять на ситуацию в регионе?

— Я думаю, что этот закон просто описывает существующую ситуацию. Он не добавил ничего нового. С тактической точки зрения можно спорить, насколько полезным является этот шаг. Но фактически он ничего не меняет.

Это ненужный конфликт. У россиян нет причин воевать с украинцами на востоке Украины. По всей Украине русскоговорящие люди живут нормальной жизнью. У них есть работа и семьи, они не подвергаются дискриминации.

Единственное место на Украине, где русскоязычные люди сталкиваются с трудностями — это те самые районы на востоке страны, где продолжается конфликт. И мне хотелось бы надеяться, что вместо того, чтобы продолжать снабжать, тренировать и контролировать силы [сепаратистов] на востоке Украины, Россия предприняла бы шаги к установлению мира.

Например, вывести свои силы, завершить конфликт и помочь восстановить нормальную жизнь в регионе. Потому что все хотят нормальной жизни.

"С нашим оружием нельзя пойти в атаку"

- Недавно произошло еще одно важное событие. США согласились на поставки летального оружия на Украину. Как вы оцениваете этот шаг? Существует мнение, что это может спровоцировать эскалацию конфликта.

— Грустный факт состоит в том, что уровень насилия на востоке Украины уже существенно возрос в 2017 году.

Мы видели резкое увеличение количества нарушений положения о прекращении огня по сравнению с предыдущими двумя годами. И это происходит при участии сил, которые контролирует и инструктирует Россия.

Мы предложили Украине оборонительное вооружение. Например, противотанковое оружие. Его можно использовать только если на вас идут танки. И объемы поставок довольно небольшие по сравнению с количеством танков, которые Россия разместила на востоке Украины.

Безусловно, все это вооружение не эффективно для наступательных операций и эскалации конфликта. Но я надеюсь, что наш шаг демонстрирует наличие серьезной политической поддержки суверенитета и территориальной целостности Украины.

Украина, будучи самостоятельной страной, имеет право защищать себя от агрессии. И она имеет право искать помощи у других стран, чтобы закрыть пробелы в своей обороне. И у Киева есть такие пробелы. США и другие страны пытаются помочь их закрыть.

- Каковы ваши надежды и цели на этот год?

— Мир, вне всякого сомнения. Мы хотим увидеть мир и окончание боев. Мы хотим видеть всех граждан Украины в спокойствии и безопасности.

Это могло бы стать базой для начала полного выполнения Минских соглашений. И всего этого можно достичь за 12 месяцев.

 

Загрузка...

Сюжеты