riga
Литва
Эстония
Латвия

Интервью

Профессор Латвийского университета Юрис Розенвалдс.
© LETA

Юрис Розенвалдс: 2018 год будет особым годом и для Латвии и для многих стран Европы

Уходящий 2017 год оказался богат на разные события, которое явно оказали влияние на политическую жизнь Латвии. Портал BaltNews.lv подвёл итоги 2017 года с политологом, профессором Латвийского университета Юрисом Розенвалдсом, а также попытался спрогнозировать, что может ожидать страну и её жителей в наступающем 2018 году.

- Профессор Розенвалдс, какое политическое событие, произошедшее в Латвии в 2017 году, Вы назвали бы главным?

— Главное — это, естественно, муниципальные выборы. Ясно, что центральное место здесь занимают выборы в Риге и снижение популярности правящей в столице коалиции. Правда, я не думаю, что коллективная борьба против Ушакова и Америкса, сильно способствовала снижению их популярности. Мне кажется, что причины этого следует искать в деятельности самого «Согласия» и «Честь служить Риге», а также их ошибках в управлении городом.

В свою очередь выборы в Риге преподнесли сюрприз в лице Новой консервативной партии, вырвавшейся на латвийский политический небосклон, как «чёртик из табакерки». Лозунги борьбы с коррупцией принесли свои плоды. Однако сейчас, как мы видим, их популярность несколько уменьшилась, так как нужны не только лозунги, но и результат. Поэтому, сможет ли эта партия повторить свой успех и на выборах в Сейм — я в этом не уверен.

Также интрига была в Лиепае. Честно говоря, я никак не мог предположить, что Сескс и его ярый оппонент Янис Вилнитис, всё же договорятся и станут работать в одной коалиции. К сожалению, традиционное разделение латвийского политического спектра, когда условно латышские партии после выборов отбрасывают все свои противоречия в сторону, лишь бы не допустить к власти русских, опять сыграло свою роль. Это, конечно, печально, но такова уж наша реальность.

В то же время в целом по Латвии выборы особых сюрпризов не принесли. Союз зелёных и крестьян получил больше всего мандатов, и усилил свои позиции в регионах за счёт части электората «Единства». «Согласие» также осталось при своих, сохранив власть в Риге и Резекне. Тогда как Даугавпилс — полагаю, что там был ещё не последний переворот — этот город всегда отличался как от Риги, так и от остальной Латвии.

- Летом Латвию потряс скандал, связанный с публикацией «разговоров олигархов» в отеле Ридзене. Как Вы считаете, насколько это событие может быть актуальным для страны?

— Естественно, проблема коррупции в Латвии продолжает оставаться актуальной, особенно в высших эшелонах власти. И публикация этих разговоров в очередной раз показала, что народу не следует знать, как делаются две вещи: колбаса и политика. Правда, также следует помнить, что эта не тема номер один в латвийском обществе.

Моими коллегами, серьёзно занимающимися изучением этого вопроса, уже давно замечено, что да: в целом население к коррупции относится плохо. Однако, если какой-либо известный градоначальник, условно говоря, «делится» с народом или же решает проблемы города, то к этому человеку жители Латвии относятся хорошо. Так что, на мой взгляд, публикация этих разговоров кардинально отношения населения к политикам не изменит.

Кроме этого, здесь я хочу обратить внимание на ещё один момент: а где конкретные обвинения кому-то? Мне кажется, что это показывает слабость нашей правоохранительной системы. Я всё жду, когда KNAB или другое ведомство предъявят какие-то документы или доказательства коррупционных схем. Если обвинения будут, то можно говорить о возможном очищении политической элиты. Но пока ничего нет, то это одни только разговоры, которые ничего не доказывают.

- В конце нынешнего года для многих опять стал актуальным вопрос перевода обучения на латышский язык в русских школах. По Вашему мнению, могут ли повториться протесты, подобные тем, что были в 2003-2004 годах?

— Сразу скажу, что таких массовых акций, как в начале двухтысячных, точно не будет. По участникам протестов мы видим, что многие из них — это люди, дети которых, школы уже давно закончили. Так что я не думаю, что обучение национальных меньшинств на латышском языке, является для их родителей таким актуальным, как это было пятнадцать лет назад.

Ясно, что эту тему попытаются в преддверии выборов использовать определённые партии, и я не исключаю обозначение такого более радикального фланга по отношению к «Согласию». Возможно, что Русский союз Латвии испытает некоторый прилив сил. Если раньше было очень хорошо видно, что главная цель данной политической силы — это обеспечить Татьяне Жданок место в Европарламенте, то теперь, видимо они надеются и на прохождение в Сейм.

Также, я бы не хотел проводить здесь уж явные параллели с той реформой, которая была осуществлена в 2004 году. Во-первых, если раньше обществу хоть что-то объясняли, как дети будут учиться, и что планируется делать, то сейчас я не вижу вообще никакой дискуссии. Министерство просто говорит, что всё будет только на латышском, но как это будет происходить, не понятно. Думаю, что понять бы это хотел не только я, но и родители.

Во-вторых, а что будет с учителями? Ясно, что условная Екатерина Ивановна, учитель физики предпенсионного возраста, не сможет полностью преподавать свой предмет на латышском. И, вопрос в том, а кто займёт её место? Как школы будут набирать учителей, откуда они их возьмут? На эти вопросы у меня ответа нет, и я бы очень хотел их получить.

Вообще, если говорить о знании латышского языка, то нынешние молодые ребята вполне неплохо говорят на нём. Я это хорошо вижу на примере наших студентов. После 2004 года русскоязычные школьники стали намного лучше говорить на латышском. Мне кажется, что для сплочения общества более важен вопрос непосредственной коммуникации русских и латышских детей.

И в этом случае я бы предложил, уйти от стандартного деления на латышские школы и школы национальных меньшинств, а объединить их, чтобы в одной школе учились как латышские дети, так и русскоязычные. Как это осуществить практически, мне трудно сказать, но я думаю, что это могло бы решить определённые проблемы в нашей стране, связанные с интеграцией общества.

- Некоторые важные для Латвии события, происходили и в других странах. Одно из них — российско-белорусские военные учения «Запад», к которым латвийские политики относились с большой опаской. Обоснованной ли была эта настороженность? Ведь военного захвата Прибалтики, на что были периодические намёки, так и не случилось

— Слава богу, что ничего случилось. Ведь если посмотреть на количество войск, принявших участие в этих учениях, то оно было несравнимо больше, чем имеют все страны Балтии вместе с присутствующим здесь контингентом НАТО. В этом смысле присутствие натовского контингента в странах Балтии выполняет скорее символическую роль. В то же время ясно, что НАТО будет действовать, если — не дай Бог — страны Балтии подвергнутся нападению извне. НАТО не может позволить себе взирать с олимпийским спокойствием на то, что происходит с его членами — это привело бы к потере смысла существования и краху этой организации.

Если же мы говорим о реакции стран Балтии, то я хочу спросить, а кто знал ещё в начале 2014 года, что Крым войдёт в состав России, а на Донбассе будет война? Ведь ясно, что если бы не было поддержки России, то ничего подобного там бы не произошло. Так что позиция стран Балтии мне кажется, может, и несколько преувеличенной, где-то даже переходящей в массовый психоз, но всё же в какой-то степени обоснованной.

В то же время если мы говорим о возможности военного конфликта между Россией и НАТО, то я бы связал его со спортом. До окончания чемпионата мира по футболу, который будет в России, никакой эскалации не будет. Кремль однозначно не пойдёт на конфронтацию, новые проблемы ему не нужны. Российскому руководству явно хватает допингового скандала.

Что будет дальше, мне сказать сложно, и здесь многое будет зависеть от команды нынешнего и будущего президента России. Будущий год — это год выборов не только в Латвии, но и в России. Правда, в отличие от наших выборов, в соседней стране всё предсказуемо и ни для кого не секрет, что Владимир Путин спокойно останется в президентском кресле.

Однако, судя по тому, произойдут ли какие-то изменения в его команде, можно будет прогнозировать и дальнейшие изменения в российской политике по отношению не только к Латвии, но и к Евросоюзу и НАТО. Хотя в этом смысле я всё же хочу быть оптимистом и надеюсь, что усиления конфронтации всё же не произойдёт, а нормализация отношений рано или поздно возобладает.

- Чего в этом случае Латвия может ожидать от наступающего 2018 года, что он принесёт её жителям?

— Первое, на что хотелось бы обратить внимание, это столетие нашей страны. В этом смысле грядущий 2018 год будет особым годом для многих европейских стран. Ведь посмотрите: сколько государств провозгласили или восстановили свою независимость сто лет назад! Так что грандиозные праздники по этому поводу произойдут не только в Латвии, но и в других странах Восточной Европы.

Также в новом году вступит в силу налоговая реформа, которая явно отразится на кошельках многих жителей Латвии. Там появляются элементы прогрессивного налогообложения, но пока в несколько зачаточном состоянии. В связи с этим я думаю, что богатые не так много потеряют, а бедные не так много приобретут. Кроме этого ясно, что и наше государство постарается получить себе причитающееся.

Я не исключаю, что результаты налоговой реформы могут в какой-то степени и оказать влияние на результаты парламентских выборов, ведь Латвия сейчас входит в большой электоральный цикл — в 2017 году прошли муниципальные выборы, в 2018 году — будут выборы в Сейм, а в 2019 — в Европарламент. Так что политический сезон у нас будет очень насыщенным.

Можно прогнозировать, что правительство в теперешнем составе спокойно доживёт до выборов, а вот что будет потом, пока сказать сложно. Три партии — «Согласие», Союз зелёных и крестьян и Нацблок, обязательно будут в новом Сейме. Тогда как насчёт остальных я бы не был так уверен. Сейчас очень много политических сил балансирует на грани прохождения 5-прецентного барьера. Поэтому результаты выборов могут быть совершенно непредсказуемы.

Хотя могу сказать, что «Согласия» в новом правительстве не будет. Я тут посчитал, что из 19 Кабминов, которые у нас были начиная с 1993 года, в 14 находились националисты, что соответственно оказало своё влияние на политику страны. Поэтому естественно, что основу будущего правительства составят СЗК и Нацблок. В свою очередь хватит ли им голосов на двоих или же придётся приглашать к столу кого-то третьего, будет зависеть от способности так называемых «проевропейских» партий привлечь к себе избирателей.

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ