riga
Литва
Эстония
Латвия

Интервью

Политолог Мехмет Эмин Икбаль Дюрре.
© facebook

Эксперт: независимый Курдистан появится максимум через пару лет

Виртуальный дискуссионный клуб «Мысль» - партнер BaltNews.lv - провел в рамках темы «Курды. Курдистан» интервью с политологом Мехметом Эмин Икбаль Дюрре.

По традиции каждый участник ВДК «Мысль» имел возможность задать вопрос спикеру. 

Вечно горячая тема столетия — это курдский вопрос в Передней Азии. И бывший СССР и современная Россия все время пытались держать руку на пульсе этого вопроса, понимая, что курдские процессы способны влиять на южные границы России.

Недавно проведенный референдум в Иракском Курдистане встрепенули руководства Ирака, Ирана, Турции и Сирии. Еще рано говорить о применении в жизни итогов референдума, но его результаты уже есть первый шаг к изменению государственных и политических границ в регионе.

Арам Аствацатуров: Здравствуйте Икбаль Дюрре! Наше интервью я начну с вопроса: Насколько российские курды вовлечены в проблемы курдов Ирака,Сирии,Турции и Ирана?

Икбаль Дюрре:  Здравствуйте, я стал свидетелем нескольких мероприятий в разных городах России в поддержку референдума в Курдистане. Я думаю, для любого курда, включая российских, независимый Курдистан это давняя мечта.

Карен Агабекян: Как Вы считаете, удастся объединить курдские племена в единый этнос, для создания большого Курдистана, учитывая различия языка (диалекта), религии, не говоря уже о политических разногласий? И второй вопрос, как Вы считаете, смогут ли армяне построить хорошие отношения с Курдистаном, учитывая, что для армян болезненный вопрос остаётся вопрос Западной Армении, на которой собственно собираются строить большой Курдистан?

Икбаль Дюрре: Нет, не удастся. Но я считаю, что это не обязательно для создания Курдистана. Ведь Великую Русь тоже создали княжества, которые вели друг с другом постоянные войны. Надо быть реалистами, и понять, что на данный момент речь не идёт о создании Большого Курдистана. Речь идёт о независимости Иракского Курдистана. Я считаю, что не надо осложнять себе, и без того сложную, ситуацию.

Что касается отношений Армении с Курдистаном, то я склонен решать проблемы по мере их возникновения. Надеюсь, что у Курдистана со всеми будут хорошие отношения.

 Митинг сторонников независимости Иракского Курдистана.
© ria.ru
Митинг сторонников независимости Иракского Курдистана.

Андрей Смоляков: Здравствуйте Икбаль Дюрре! У меня два вопроса:

1. Так будет или нет Иракский Курдистан независимым после референдума? Если да, то когда это произойдет?

2. Могут ли курды Сирии объединиться с курдами Ирака и создать независимое курдское государство?

Икбаль Дюрре: Вопрос независимости Иракского Курдистана решиться в период от 6 месяцев до двух лет. Насколько мне известно, ведущие партии сирийских курдов не ставят перед собой задачу отделиться от Сирии, они стремятся к федеративности. Поэтому реальнее говорить о выстраивании конструктивных отношений с федеративной Сирией.

Лев Трапезников: Здравствуйте, уважаемый Икбаль Дюрре! Создание Курдистана как независимого государства будет воспринято Турецкой стороной негативно, так как курды проживают не только в Ираке, но и в Турции. И мы знаем, что борьба с курдами велась с помощью ИГ и под руководством турецкой стороны. Однако, если, предположим, за идеей Великого Курдистана стоят США и РФ, то считаете ли вы, что в итоге конфликта Турция ввяжется в боевые действия с РФ и США? Считаете ли вы, что итогом такой политики, будет отторжение турецких территорий в пользу нового курдского государства? Есть ли у вас свое видение событий в этом регионе? Спасибо.

Икбаль Дюрре: Здравствуйте. Естественно, что Турция не пойдёт на военный конфликт ни с одной великой державой. Просто Анкара сделает все возможное, чтобы помешать созданию независимого Курдистана в Ираке, но как только это у неё не получится — Анкара признает Курдистан раньше Израиля.

Александр Гулян: Уважаемый Икбаль Дюрре, каково ваше личное отношение к Оджалану, сидящему в турецкой тюрьме? Он для вас кто — национальный герой курдского народа, борец за независимость Курдистана, коими портретами увешаны все митинги курдов, или террорист, как заявляют турецкие власти?

Икбаль Дюрре: Насколько я знаю, целью Оджалана не является создание независимого Курдистана, а создание демократической Турции, где будут соблюдены права и курдов, и турок, и всех остальных. По крайней мере, он так говорит. В любом случае Оджалан — один из курдских лидеров.

Партизанский отряд курдов пешмерга.
© news.bigmir.net
Партизанский отряд курдов пешмерга.

Александр Гулян: После трагедии Шангала (Синджара), многие курды уходят из ислама. Становятся или атеистами, или марксистами, некоторые даже начинают изучать езидизм, откуда они корнями. Как Вы прокомментируете этот процесс?

Икбаль Дюрре: Я курд — мусульманин. С уважением отношусь к тем курдам, которые хотят вернуться к своим истокам.

Джангир Гендали:  Здравствуйте, уважаемый  Икбаль Дюрре. Задам два очень важных вопроса и буду благодарен если ответите:

1. Сейчас 90-95% населения Синджара являются ВПЛ (временно перемещенные лица), из них треть уже уехали из Ирака. Насколько согласно международному законодательству легитимен проведенный референдум на территории Синджара (Шангал), когда у езидов Синджара практически отняли право выбора?

2. Начиная с 2003 года и по сегодняшний день езидский город Шейхан (столица езидского княжества в средневековье) находится под контролем КРГ (Региональное Правительство Курдистана), за эти 14 лет в этом городе была проведена беспрецедентная политика де-езидизации, результатом чего стало сокращение доли езидского населения с 90% до 25% на сегодняшний день. Как вы думаете, если Синджар попадет под полный контроль КРГ, там будет проводиться такая же политика де-езидизации?

Икбаль Дюрре: Здравствуйте, я в курсе всех несправедливых и предвзятых отношений к курдам-езидам в регионе, но, я искренне верю, что именно Независимый Курдистан даст возможность курдам езидам укрепить свои права. Только в рамках официального государства можно будет избежать дальнейшей де-езидизации. И как уже было объявлено, Курдистан будет федеративным государством, где будут защищены права всех народов и конфессий.

Аббас Джума: Как Вы считаете, какова вероятность начала серьезной межклановой войны в Иракском Курдистане после референдума?

Икбаль Дюрре: Мой ответ — нулевая вероятность.

Арам Аствацатуров: Уважаемый Икбаль Дюрре, Вы в ответе выразили мнение, что Оджалан был сторонником демократической Турции с равными правами турок и курдов. Но не кажется ли Вам, что вся история Турции отрицает появление такой демократической Турции?

Согласны ли Вы, что турки и не могут предоставить всем народам и религиозным общинам равные себе права, курдам в том числе?

Икбаль Дюрре: Все мире меняется и Турция не будет исключением. Да, есть серьёзные препятствия, но иного выбора нету.

Рафаг Бабаев: Согласны ли вы с позицией Апо Оджалана, который говорит о широкой автономии и создании автономного Курдистана в границах Турции или же вам более импонирует создание полностью независимого Курдистана?

Со стороны заметно лишь то, что курды оказались меж двух огней. С одной стороны — Израиль и США. С другой стороны страны противостоящего блока. Но оказаться посередине — это не выигрышная позиция, причем с амбициями создать государство из четырех территорий. И тут можно лишь вспомнить о варианте Оджалана.

Икбаль Дюрре: Амбиции у всех могут быть разные, но я вижу решение курдского вопроса в регионе таким образом: независимость в Иракском Курдистане, в том числе и потому что Ирака, как такового, давно не существует. А в других странах, где курды проживают — федерация или широкая автономия. Такое решение надолго успокоит регион, а может и навсегда.

Протестующие курды на турецкой границе.
© Reuters
Протестующие курды на турецкой границе.

Арам Аствацатуров: Уважаемый Икбаль Дюрре, мнение курдов таково, что турки враги курдов, и персы тоже, и арабы-сирийцы, и арабы-иракцы… Понятно, что Израиль и США лишь ситуативные союзники.

Психологически и практически, для продвижения интересов любой группы людей, вне зависимости от религиозной и этнической принадлежности, вне зависимости от численности, нужны определенные постоянные друзья и враги. Но создается впечатление, что у курдов нет друзей и все враги. 

Считаете ли Вы, что идя по такому пути курды будут всегда иметь то, что имеют? А именно недоверие и со стороны государств, и со стороны народов.

Икбаль Дюрре: Не надо смешивать народы и официальную политику их государств. Допустим, если провести общественный опрос среди турок, персов или арабов в регионе на вопрос кому они будут больше доверять в личном плане, то результат вас удивит, потому что кредит доверия к курдам как к нации, в человеческом плане, очень высокий. И как человек выросший в регионе, среди турок, в частности, и всю жизнь общавшийся и с арабами, и с иранцами, могу говорить об этом с полной уверенностью. А что касается недоверия властей к курдам, то оно взаимное, и большой вопрос у кого больше на то оснований.

Кирилл Вертяев: Как вы считаете, должен ли Барзани, не дожидаясь окончания сроков президентских полномочий начать переговоры с Турцией и Ираном о признании независимости. Насколько перспективны такие переговоры?

Икбаль Дюрре: Барзани и сказал, что хочет начать диалог со всеми, в том числе Ираном и Турцией, но пока что его инициатива отвергается. Но я думаю, что рано или поздно диалог должны начаться.

Р.S. Виртуальный дискуссионный клуб «Мысль» приглашает всех принять участие в дискуссиях. Почта для связи klubvirtual@mail.ru

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ