riga
Литва
Эстония
Латвия

Интервью

Владимир Басманов.
© facebook

Националист Владимир Басманов: "нерусская Россия" мне не нужна. Ничего не имею против украинской Украины и латышской Латвии

В рамках партнерских отношений с Виртуальным дискуссионным клубом (ВДК) "Мысль" BaltNews.lv публикует очередное интервью. На этот раз - с русским националистом, создателем и лидером признанного в России экстремистским Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) Владимиром Басмановым.

BaltNews.lv не согласен с политической программой Владимира Басманова и его взглядами, но предоставляет возможность высказаться без купюр ему самому. Тем более, что существует и связь интервьюируемого с нашей страной: соратник Басманова — националист Дмитрий Савин уехал из России и проживает в Латвии, которую считает образцом для русских националистов. BaltNews.lv перевел интервью с Савиным, которое он дал порталу националистов латышских. 

ВДК «Мысль» провел виртуальную встречу с лидером Комитета «Нация и Свобода» Владимиром Басмановым. Ее по традиции открыл администратор Клуба Арам Аствацатуров, который считает, что несмотря на разность взглядов спикера и участников дискуссии, последняя прошла спокойно, а на вопросы были получены искренние ответы.

Арам АствацатуровЗдравствуйте, уважаемый Владимир, спасибо за принятое приглашение и согласие ответить на вопросы участников нашего Виртуального Клуба. Для меня Ваш Комитет неизвестен и для многих участников тоже, наверное. Как определялось название Комитета? Что заложено в его названии?

Владимир Басманов: Название организации появилось из самих ее основных целей, а это в первую очередь борьба за свободу и будущее моего народа. Мы хотим, чтобы наш народ сохранился, чтобы он процветал и развивался, и был свободным.

Арам Аствацатуров: Владимир, говоря "наш народ" кого Вы имели ввиду? Россиян? Русских?

Владимир Басманов: И русских, и гражданскую общность жителей России, но русских в первую очередь, так как я — русский, и меня в первую очередь интересуют русские.

Азер Каимов: Здравствуйте уважаемый Владимир! В российской политике есть ли понятие нации и свободы в прямом смысле? И как вы видите свободу и возрождение Русской нации? Конечно, грех не спросить, поскольку являюсь лезгином, как вы оцениваете разделения моего народа между Азербайджаном и Россией, когда любые попытки движения к свободе и объединению принимаются в штыки?

Владимир Басманов: Центр политической борьбы в РФ перенесён из парламента, ставшего марионеточным, на улицы и в интернет-пространство. Фактически речь идёт о национально-освободительном сопротивлении, которое, между тем, не едино в своих идеологических доктринах, я бы сказал, что о свободе сейчас говорят все, а о Нации и национальном освобождении — только правый фланг оппозиции. Власти не оставляют попыток подменить нацию гражданской общностью, в то же время навязывая идею о том, что свобода является чуждой ценностью.

Здесь я хотел бы подчеркнуть, что свобода — это противоположность рабству, мы за то, чтобы наш народ имел политические, экономические, социальные, личные, и все, какие необходимы, права, поскольку чем их меньше, тем больше человек ближе к рабу. Наличие таких прав в достаточной мере и есть свобода. В той мере, в какой не нарушаются права других людей и не нарушаются права нации — свободными должны быть и личности, и вся гражданская общность страны.

Возрождение возможно только после обретения прав, а значит освобождения. А также смены элиты, к власти должны прийти люди, видящие задачу не в личном обогащении, а в служении нации, настоящие национал-идеалисты. Тогда бюджетные деньги можно будет направить на развитие народа, демографическое, экономическое, культурное, технологическое.

Для нас новая эпоха возрождения — это свободное и динамично развивающееся общество интеллектуальных атлетов, вдохновлённых идеей служения Нации. Вкратце наша идеология изложена в манифесте национал-идеализма (смотрите на нашем сайте), до конца года будет опубликована подробная политическая программа.

О лезгинском народе. У меня был лет 20 назад знакомый лезгин-журналист, участник лезгинского национального движения, он производил на меня самое благоприятное впечатление. И в целом его рассказы заставили меня с симпатией относиться к разделенному лезгинскому народу. Как известно, один националист легко может понять другого, из другого народа, не всегда принять, но понять — вполне.

В новой России все получат улучшение жизни простых людей вместе с русским народом, включая и лезгин. Если какой-то народ, и даже просто большая группа людей, пожелает большой автономии в законодательно-правовых вопросах — это тоже должно быть решаемо, через получение такой автономии на разумных условиях. Также будет усилено местное самоуправление повсеместно, но только после того, как разберемся с нынешними паразитами, пьющими соки из людей на местах, вне зависимости от их национальности.

Арам Аствацатуров: В ответе Азеру Каимову Вы подвергаете сомнению вертикаль власти. Не кажется ли Вам, что предоставление больших прав на местах приведет к еще большей коррупции, укреплению этнической элиты, которая своими финансами, правами и обещаниями может раздуть сепаратистские движения?

Владимир Басманов: Это очень интересный вопрос. Я думаю, что в будущем на этой почве может быть недопонимание в наших рядах. Думаю, что некоторые мои соратники испытывают такие же опасения, как и вы. Однако, я считаю, что права людей на местах влиять на то, как им жить — крайне важны. Но есть и та проблема, о которой вы написали. Как же быть? Я считаю, что тут нужно искать компромиссы. Мне видится, что они заключаются в максимальном местном самоуправлении на уровне дома-квартала-района и более "государственном" управлении на уровнях выше. По крайней мере, там, где могут быть проблемы, описанные вами.

Когда я жил в Москве, я как его житель был возмущен, что был лишен права влиять на ситуацию в районе, поскольку местный муниципалитет в Москве решает сегодня лишь вопросы, где писать собакам, и не более того. То есть, самоуправление там уничтожено в принципе, является полной и абсолютной фикцией.

Кроме того, одним самоуправлением наши проблемы не решить. На любых уровнях власти должны быть идеалисты, люди, которые идут служить народу, а не воровать. Надо выстраивать новую государственную систему сверху донизу. А это подразумевает в том числе — контроль за всеми чиновниками, с постоянной, например, проверкой на "детекторе лжи". Это должно стать рутиной и открытой процедурой для чиновников любого ранга, это подразумевает постоянные плебисциты и референдумы, и много чего еще.

Нужно понимать, что усиление местного самоуправления возможно только после проведения полномасштабной люстрации. Также я считаю, что в самоуправлении должны активно участвовать низовые ячейки националистических и народных политических партий.

Сейчас любая независимая оппозиция искусственно отстраняется государством от самоуправления даже на уровне профсоюзов. В итоге мы видим такой аполитичный активизм — который интересен малому числу людей, для новой же власти будет важным и неотъемлемым процессом встраивание большинства неравнодушных граждан в систему самоуправления и гражданского контроля на том или ином уровне.

Вячеслав Кривошеев: Уважаемый Владимир Анатольевич! Понятно, что любое национальное движение испытывает свои взлёты и падения. На каком этапе находится русское национальное движение сегодня? Кого Вы выделяете как лидеров и теоретиков? Какую часть националистов удалось объединить Вашему комитету? Какие организации сегодня задают тон в русском национальном движении?

Владимир Басманов: Русское движение последние семь лет находится в условиях тотального давления и репрессий со стороны правящего режима. Что вызвано в свою очередь его большим подъемом в нулевые, к чему я тоже постарался приложить свои усилия, создав определенный вектор через формирование некогда такой организации, как ДПНИ. К 2010 году русские националисты собирали на улицах больше всего своих сторонников, чем любая иная политическая сила в стране. Что вызвало, конечно, реакцию режима, особенно после народных выступлений 2011 года, в которых мы участвовали.

Однако, следует особо обратить внимание на два аспекта в современном его положении. Оно, хотя и сильно сжато и фактически в полуподполье, но не уничтожено (что фактически произошло с независимыми левыми), несмотря на титанические усилия властей к этому.

А это значит, что может в любой момент набрать силы — из кадрированного полка (условно) сформировать полнокровный, когда придет время. И второе — произошло очищение от многих иллюзий и слабых, или идеологически невнятных людей. То есть, как выковывается меч в кузнице через удары, — отщепились и исчезли (или почти исчезли), условно говоря, "патриотические массы", просоветизированные люди, не очень умные люди, корыстные, из тех, кто называл себя националистами, которые убежали в команду Путина, наслушавшись телевизора, или из страха, и там и сгинули. Что очень хорошо, для чистоты наших идей.

Раньше мы недостаточно понимали важность этого, важность идеологии "не за все хорошее", а четкой и чистой, важность смелости и идейности лидеров, но теперь убедились. Нас стало меньше, активных националистов, но качество стало во много раз лучше. Поэтому, если мы сможем перейти этап трудных, по сути брежневских времен, то к новому этапу придем в более здоровом и качественном виде.

Лидерами можно назвать тех, кто имеет за собой организованные сообщества, или легко может создать таковые, если пожелает или будет иметь возможность. В условиях репрессий таковых сообществ не так много, как 10 лет назад. Поэтому, чтобы понять кто лидеры, надо понять, какие организации вообще существуют после того, как нас непрерывно и много уже лет атакуют силы режима (я входил ранее в руководство уже двух запрещенных в РФ организаций).

Я бы выделил на сегодня — нас, Комитет "Нация и Свобода", сообщество вокруг Демушкина (осужден на 2,5 года за репост фотографии баннера "России — русскую власть"), сторонников Мальцева, участников НацСоюзаРоссии (с центром в Туле), кроме того, в тюрьмах находятся достаточно авторитетные для части националистического сообщества люди, которые входили в руководство ныне запрещенного Объединения "Русские", и которые неизвестно чем будут заниматься после выхода из тюрьмы, такие как Александр Белов (осужден на 3,5 года за критику Кадырова), Алексей Колегов из республики Коми, Игорь Стенин из Астрахани.

Также играют определенную роль некоторые региональные формации, такие как Народная Воля Саратова или Славянская Сила Северо-Запада, действующая в Санкт-Петербурге и Великом Новгороде, группа Павлова в Пскове, БАРС в Калининграде, Русская Вологда в Вологде и пр.

Из эмигрантских организаций могу отметить "Силы Добра" и "Русский Центр". Из отдельных идеологов современного национализма я бы выделил Дмитрия Савина, Бориса Миронова, Татьяну Кунгурову и Алексея Кутало, Владимира Мелихова, Софью Будникову, Романа Железнова, Егора Ершова, наверняка забыл еще нескольких.

Что касается нас, то могу заверить, что мы, видимо, одна из самых активных в стране организаций, из числа националистических сообществ. Достаточно посмотреть наш сайт, чтобы в этом убедится. Вам просто не будет фактически с чем сравнить.

Вячеслав Кривошеев: Уважаемый Владимир Анатольевич! Спасибо за информативные ответы. Ещё один вопрос. А как националисты относятся к привлекающему часть национально ориентированных людей достаточно массовому движению неоязычников со своей идеологией и своими лидерами? И ещё. Есть целый ряд раскрученных публицистов, специализирующихся на национальной тематике. Таких, как Холмогоров и Крылов. Отчасти — несколько более уклончивый Соловей. Они чем-то полезны для Вашей цели?

Владимир Басманов: Мы — политическое движение. Религиозные убеждения — личное дело каждого. Лично я — христианин. Достаточно большая часть моих соратников — не менее трети — не являются христианами, будучи приверженцами других религиозных воззрений или атеистами. Мы — в Комитете "Нация и Свобода" — последовательные сторонники свободы совести.

Национализм — это действия в интересах нации. Холмогоров не скрывал и не скрывает своей работы на оккупационный режим воров-чекистов в качестве штатного писателя-политолога. Крылов недалеко ушел от Холмогорова. В 2014 году эти все люди поддерживали политику Путина, причем не безвозмездно. Один из его известных ближайших помощников, соруководителей их партии, помню, бегал с плакатом "Навальный — наш лидер", а через полгода, когда политическая мода поменялась, писал "Навальный — козел и гадина". Для меня эти люди сами вывели себя из русского национализма, соучаствуя путинцам в своей агитации в поддержку убийств славян на территории Украины, даже если и когда-то там были где-то рядом (Крылова я некогда числил своим единомышленником).

Поскольку, по моему убеждению, невозможно быть националистом и откровенно сотрудничать с режимом, который угнетает твой народ, не просто даже угнетает, но является главным препятствием для его выживания. Люди в общем тоже не дураки, все это видят, поэтому как ни странно, их организация скукожилась до мини-размеров кружка (по сравнению с тем, что было ранее), хотя не подвергалась таким репрессиям, как оппозиционные националисты. Кроме того, скажу что у этих людей — сугубо либеральное представление о национализме.

В отличие от них, мы — этнические националисты, для нас русская нация — это европейский этнос, достигший высокого уровня развития, существующий уже не менее 11 веков. Для них же русская нация — это некая политическая общность, которой только еще предстоит сформироваться. Отсюда общее отношение к людям. Для нас русские сегодня представляют ценность сами по себе, для них же — это просто сырье для социальных экспериментов. В этом они мало чем отличаются от коммунистов, желающих создать советского человека, или путинцев, грезящих о "российской нации".

Соловей писал публично, что его партия, ныне несуществующая, не является националистической. Таким образом он сам публично отрекся от национализма. Поэтому рассматривать его в этом ключе нет смысла, по крайней мере тем, кто имеет память хотя бы на несколько лет назад.

О личном отношении. Он конечно не такой простой, как вышеперечисленные. И книжки у него есть неплохие. Я не помню, чтобы он замарался в 2014-м. Однако, я не забыл, как он в 2012 году бросился создавать партию по обманчивому призыву Медведева, вместо поддержки оппозиционных выступлений, начал в агитации с нападок на националистов ("они все дурные, плохие, идите ко мне, только я вам скажу правду"), а закончил публичным отмежеванием от национализма как такового, и последующим сообщением своим сторонникам, что "извините, ситуация изменилась, я закрываю партию, до свидания".

Лев Трапезников: Здравствуйте господин Басманов. Скажите, как вы считаете, на какие социальные и профессиональные группы должно опираться Русское Национальное Движение в своей политической борьбе?

Владимир Басманов: Мне видится, что опираться нужно на всех здравомыслящих людей из всех профессиональных и социальных групп, кто в состоянии осознать, что если не изменить ситуацию в стране, то уже в этом веке нашему народу конец, на территории РФ будут другие государства и народы. Того, что сейчас происходит, не было даже во времена монголо-татар, они не меняли этническую карту наших земель. Однако, история нам говорит, что наиболее активными в поддержке националистов, всегда являлись не самые богатые и не самые нищие, а те слои народа, которые между ними находятся. Видимо и сегодня это так. Очень богатые будут поддерживать режим, который обещают им сохранить их статус, совсем нищие — думать только о личном физическом выживании.

А наши сторонники, все же, как правило (бывают и исключения, конечно), это люди, которые просто хотят спасти русский народ от вымирания, кроме того, им важно жить в нормальной, здоровой и свободной стране, где можно достойно зарабатывать трудом и растить детей, не опасаясь за их будущее.

Если вас интересует средний портрет нашего соратника, то это русский мужчина, 25-35 лет живущий в одном из крупных городов, с относительно средним достатком и хорошим образованием. Конечно, есть самые разные люди, но так сложилось, что большинство (около 60%) наших соратников выглядит примерно так.

Андрей Яковлев: Владимир, у меня к Вам куча вопросов, но в рамках этого проекта задать их невозможно. Девиз Вашей организации гласит: "Россия будет свободной и русской!" А Украина — украинской? Казахстан — казахский? Латвия — латышской? Моя (русская) семья живет в Риге уже в шестом поколении, и меня подобные формулировки не устраивают. Более того: для русского народа (если это для Вас высшая ценность) они, я полагаю, вредны. А что вы думаете про русских, которые после распада СССР живут за пределами России? Надо ли их поддерживать, отстаивать их интересы? Каким образом?

Владимир Басманов: Россия без русских, "Нерусская Россия" — не устраивает меня. Мне такая Россия не нужна. Я ничего не имею против украинской Украины, казахского Казахстана, латышской Латвии. При соблюдении элементарных и разумных прав национальных меньшинств. Мы против бессмысленного насилия или дискриминации по отношению к этническим меньшинствам (например, я всегда выступал против запретов хиджабов и иной национальной или религиозной одежды меньшинств), но не против здравого смысла и логики.

Для русского народа вредны идеи, что русским может быть хорошо от того, что Россия может быть нерусской страной, что русским может быть хорошо от того, что их страна превращена в проходной двор, куда путинцы заселяют миллионы новых поселенцев взамен русских.

Нам не по нраву СССР и РФ — которые суть не русские государства, фактически являют собой государства-химеры, как писал Гумилев.

Паразиты на теле народа, самый близкий аналог чему — оккупационные государства, по типу Манчжурского Китая. Где русские фактически в состоянии угнетения и лишены прав (впрочем, как и все остальные) сначала интернациональной сектой, а теперь просто интернациональной бандой. Именно отсюда все проблемы и непонимание причин и следствий. Когда придет понимание, что СССР и РФ не были и не являются нашими государствами, тогда многое станет понятно в происходящем за последние 100 лет.

Я думаю, что русским, которые живут вне пределов единственного места, где русские могут восстановить свое государство, РФ, следует уважать культуру, обычаи и законы стран, в которых они живут, будь это Чили, или Латвия, или Канада, или Новая Зеландия. Кроме того, для их выживания является необходимым условием несколько обязательных вещей, как теперь, после Украины, понятно: антикоммунизм, отсутствие РФофилии, сознательная этническая идентичность, разумная этническая солидарность.

При отсутствии этого зарубежные русские будут ассимилированы, по крайней мере в странах, этно-культурно близких. И только при этих условиях русские могут пытаться отстаивать свои права. Альтернативы тут нет. Если этого не добиться, то молодежь "перекрасится" в государство-образующие этносы, поскольку никому из молодых, за редким исключением, не хочется быть ущербным изгоем, а остальные вымрут от старости, это вопрос времени.

Следует заметить также, что одним из первых законов Русского Национального Государства должно стать принятие закона о репатриации, как это принято в Греции, Израиле, Германии, Венгрии и многих других странах, когда возможно беспроблемное получение гражданства по этническому признаку принадлежности к государствообразующему народу.

При взаимоотношении с другими странами также следует учитывать положение русских там, опять же — в рамках здравого смысла. Сегодня, как мы знаем, Украина, где русские чувствовали себя очень неплохо (до войны), подверглась атаке со стороны РФ, а Туркмения, где русские на положении полурабов (впрочем, как и все население), — друг и союзник путинской РФ.

Павел Хотулев: Владимир! Вы писали "как мы знаем, Украина, где русские чувствовали себя очень неплохо (до войны), подверглась атаке со стороны РФ…". На чем основано это Ваше мнение? Вы лично бывали на Украине в последние годы? Общались лично с проживающими там русскими? И про атаку со стороны РФ, Вы откуда знаете? Если участвовали в этих событиях лично, то с какой стороны?

Владимир Басманов: Нужно понимать, что режим Януковича был плохим, для русских, для украинцев, для крымских татар — для всех, поэтому граждане Украины восстали и скинули его, жизнь русских людей была обычной жизнью не очень богатых людей Восточной Европы. Кроме этого, русский язык доминировал практически везде, кроме нескольких самых западных областей.

Я многократно посещал Украину, начиная с 2006 года, разговаривал как с русскими, так и с украинскими националистами, и с самыми различными людьми. Конечно, в большинстве постсоветских стран много проблем, но это несравнимо с ужасами войны и рабством, которое принесла в ряд областей российская оккупация.

При Януковиче (то есть, пропутинской власти), Киев совершено забросил Крым, в итоге Крым представлял собой беднейший дотационный регион с полным разгулом местных чиновников, с высоким уровнем безработицы, криминала и наркомании среди молодёжи, с постоянными межэтническими конфликтами между русскими и татарами, в которых очень часто русские оказывались виноватыми.

Русские винили в происходящем украинскую власть, но логическая ошибка в том, что власть, равнодушная к их проблемам, не была украинской. Они ждали русской власти, а пришла антирусская, аннексия только ухудшила положение крымчан и в экономическом, и в политическом плане.

Арам Аствацатуров: Владимир, пункт 9 в Вашей программе звучит так:

9. Полной десоветизации, осуждения преступлений периода военного коммунизма и советского правительства, признания массового геноцида русского народа, совершенного по классовому, религиозному и прочим признакам. Переименования улиц и демонтажа памятных сооружений в честь участников красного террора. Запрета КПРФ и «Единой России».

Но четвертый пункт противоречит этому и звучит так:

4. Простой регистрации новых политических партий, создание доступных условий их участия в выборах всех уровней.

В связи с этим вопрос:

Владимир, не кажется ли Вам, что Вы стремитесь к политической системе, зеркальной нынешней?

Владимир Басманов: Это вынужденный пункт. После 1991 года, когда всё вернулось к власти чекистов, после Украины, где на половине ее территории правят на местах те же самые жирные хари деятелей из Партии регионов, всякие бандиты и воры, которые чуток отсиделись, и снова "занимают города", какой смысл людям жертвовать многим, а может даже жизнью, если снова будет то же самое? Нет, придется сделать исключение, чтобы наши жертвы не были напрасны. Когда человек совершает то или иное преступление, то государство лишает его части прав и свобод (иногда временно, иногда пожизненно — в зависимости от тяжести совершённого) в качестве справедливого наказания. Это общемировая практика.

Арам Аствацатуров: Наше виртуальное интервью окончено. Я благодарю Вас, Владимир, за полновесные ответы, объясняющие некоторые идеи и движения определенной части русского национализма. И какие бы ни были разногласия у граждан территории, которая прежде была территорией Российской империи, все наследники Российской империи — русские и нерусские — желают мира. А без спокойного общения и желания понять мир точно не наступит.

 

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ