riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Светлана Ковальчук.
© Григорий Смирин

Судьбы в изгнании: Как было недавним подданным Российской империи не стремиться в Ригу?

Сегодня, 5 мая, в Риге состоится презентация необычной книги: доктор философии, ведущий исследователь Института философии и социологии Латвийского университета Светлана Ковальчук написала о судьбах некогда знаменитых эмигрантов-ученых, живших в Латвии в 1920-1944 годах.

Труды С. Ковальчук все годы её научной деятельности выходили в свет на латышском, английском, немецком, русском, языках, научные интересы этого ведущего исследователя Института философии и социологии Латвийского университета чрезвычайно разносторонни. К примеру, Светлана Николаевна изучала и протестантский модернизм в США и судьбы русских философах в Латвии.

Нынешняя монография называется «Настоящий изгнанник с собой всё уносит. Судьбы ученых-эмигрантов в Латвии. 1920-1944 гг». Москва, издательство Новый хронограф, 2017 г. 

Обложка книги Светланы Ковальчук «Настоящий изгнанник с собой всё уносит. Судьбы ученых-эмигрантов в Латвии. 1920-1944 гг».
© пресс-фото
Обложка книги Светланы Ковальчук «Настоящий изгнанник с собой всё уносит. Судьбы ученых-эмигрантов в Латвии. 1920-1944 гг».

С автором книги побеседовал корреспондент BaltNews.lv.

- Ваша книга посвящена ученым-эмигрантам. Известно, что в 20-е годы прошлого века из России уезжали и всемирно известные ученые, деятели культуры

— Конечно. Достаточно напомнить, что под воздействием политических событий, добровольно, принудительно, опасаясь репрессий, навсегда простились с родиной знаменитый композитор Сергей Рахманинов, оперная дива Мариинского театра Марианна Черкасская, всемирно известный авиаконструктор Игорь Сикорский, будущий изобретатель телевизора Владимир Зворыкин, легендарный певец Федор Шаляпин, будущий Нобелевский лауреат Иван Бунин, поэты и писатели — Марина Цветаева, Владимир Набоков и многие другие знаменитости.

Рига, наряду с Прагой, Берлином, Парижем и рядом других европейских городов, стала одним из центров российской эмиграции. Еще до отплытия от берегов Невы так называемых философских пароходов, 23 сентября 1922 года поездом Москва-Рига-Берлин отправилась в изгнание группа инакомыслящих.

- А сколько всего эмигрантов из России осели в Латвии?

— Число прибывших Латвию российских эмигрантов, в начале 1920-х исчислялось многими тысячами. Несомненно, они составляли немалый процент в русском населении страны. Назову данные за 1930 год. В Риге, согласно Третьей переписи населения, к русским отнесли себя 29 696 человек, среди последних только 68,9 процента являлись уроженцами Латвии. Впрочем, строгие исследования данных переписи населения именно по этому вопросу, как мне представляется, не проводились.

Остается сослаться на книгу Катрин Гусефф «Русская эмиграция во Франции: социальная история (1920-1939 годы)» — в этом издании утверждается, что в Латвии проживало в то время 15 тысяч российских эмигрантов.

- Что же, на ваш взгляд, привлекло эмигрантов именно в Ригу? 

— Создававшиеся десятилетиями задолго до распада Российской империи традиции мультикультурности, мультиэтничности.
Ученые, писатели, певцы, музыканты в то время собирали полные залы в Латвийском университете, в Латвийской опере, в доме Черноголовых, Большой гильдии, Русском клубе. Они приезжали по приглашению Просветительного общества, на Дни русской культуры и на другие мероприятия. На афишах будут написаны имена Л.Собинова, Ф.Шаляпина, И.Бунина, С.Франка, С.Шмелева, И.Ильина, Н.Плевицкой, Н.Бердяева…

Как было недавним подданным Российской империи не стремиться в Ригу? Российские эмигранты даже руководили в Риге театрами: единственным в русском зарубежье Театром Русской драмы с 1926 года руководил барон Рудольф Александрович Унгерн (1876-1944); Национальной оперой, начиная с 1922 года, 11 лет руководил знаменитый режиссер Петр Иванович Мельников (1867-1940) — некогда режиссер Мариинского, Большого театров, Московской частной оперы С.Мамонтова. За дирижерским пультом оперы несколько сезонов стоял Эмиль Альбертович Купер (1877-1960), выступавший Париже с Шаляпиным во время дягилевских Русских сезонов, позже ставший до революции дирижером Императорского Большого театра. Балетной труппой восемь сезонов руководила бывшая прима Мариинки Александра Александровна Федорова (1884-1972).

Уточню, моя книга посвящена не анализу политических явлений столетней давности, а судьбе российских ученых, оказавшихся в Латвии. И хочу напомнить, что о русских политиках, общественно-политических деятелях в Латвии в межвоенный период можно прочесть в книге доктора истории Татьяны Дмитриевны Фейгмане «Русские в довоенной Латвии».

- Вы, насколько мне помнится, уже не в первый раз обращаетесь к теме «русская научная мысль в Латвии».

— Да. В 1998 году вышла книга «Взыскуя Истину… (Из истории русской, религиозной и общественной политической мысли в Латвии: Ю.Ф. Самарин, Е.В. Чешихин, К.Ф. Жаков, А.В. Вейдеман. Середина XIX века — сер. XX в.)», в которой большая часть была уделена судьбе известного славянофила Юрия Самарина.

В 1998 году не сложилось соединить в одном тексте имена героев нынешней книги — о судьбе многих имелись отрывочные, противоречивые сведения, взывавшие к проверке. Время и работа в архиве, заинтересованные и квалифицированные консультации дорогих коллег, материалы из России, Эстонии, Чехии, Украины постепенно увеличивали объем издания. В начале 2000-х годов начала постоянно работать в архиве, отчего явно выиграли все последующие мои публикации.

- Ныне среди героев вашей книги не только философы

— Целая глава посвящена известному историку того времени Роберту Випперу, который своими работами по истории крестьянского вопроса в Лифляндии, значительно освежил некоторые страницы латвийской истории. Не забыла и таких именитых юристов как В.И.Синайский и Макс Лазерсон. Есть раздел, посвященный Каллистрату Жакову, который был не только философом, но и поэтом, этнографом. Литературоведы от Москвы и Петербурга до Екатеринбурга и Сыктывкара ныне исследуют его творчество.

- А к каким выводам вы пришли, изучая судьбы российских ученых-эмигрантов в Латвии?

— Обычно, российские специалисты по истории эмиграции рассматривают центры эмиграции — Берлин, Париж, Прагу, Ригу, Харбин, Софию, Белград — преимущественно под углом зрения национальной истории и культуры. Но

русскую эмиграцию, диаспору следует осмысливать и как предзнаменование и неотъемлемую часть обширной диаспоры трагического XX столетия, как своеобразное проявление принудительных процессов глобализации, как синоним воплощения бесприютности, приведшее к возникновению транснациональных и смешанных культур.

Человек с паспортом Нансена, апатрид, эмигрант, беженец, переселенец — символически выразил бурный XX век. То же продолжается и в наши дни.

Кстати, еще в 1939 году «русский Шпенглер» Григорий Ландау опубликовал в рижской газете «Сегодня» статью «Беженство. О сильных людях в изгнании», где говорилось:

«Беженство стало явлением мирового масштаба. В нем вылилась вся бездна человеческого страдания, унижения, бедствий. Оно производит подбор человеческой энергии — именно в сочетании с гибелью слабых. Оно — кроме того — вызывает во всех напряжение духовных сил, которое в мирной жизни на родине обыкновенно не требуется».

- В заключение не могу не спросить о судьбе другой вашей книги. Еще в 2004 году вышел фундаментальный труд «Покровское кладбище. Слава и забвение», одним из составителей и одним из авторов которого вы являетесь. Много лет вы и второй составитель — Светлана Александровна Видякина — работаете над подготовкой переиздания. С чем это связано и увидит ли свет второе издание?

— За прошедшие годы наши знания об известных русских людях, похороненных в Риге на этом кладбище, значительно расширились.
Приведу лишь один пример. Несколько лет назад я специально поехала в Москву на коллоквиум, где рассматривалась жизнь знаменитого российско-бразильского педагога и психолога Елены Антиповой. Она уехала из России в 1922 году. Уехала вместе с мужем — писателем Ирецким, который был тогда выслан из России. Позже в далекой от нас Бразилии Антипова организовывала школы и приюты для детей, которые нуждались в помощи, была награждена бразильским орденом, стала почетным гражданином одного из крупнейших штатов Бразилии.

Меня не случайно заинтересовала ее судьба. В Риге, в архиве, я знакомилась с материалами фонда Рижского податного управления (так называемые ревизские сказки), фонда Гостиного двора, метрическими записями, чтобы изучить историю рода Антиповых. Еще в конце 18-го столетия в Риге поселился купец Ларион Антипов. Известно, что его сыновья пользовались большим уважением как русских рижан, так и немецких купцов. Внук — Владимир Васильевич Антипов стал генералом-лейтенантом царской армии.

Так вот, знаменитая бразильянка Елена Владимировна Антипова — дочь представителя рижского купеческого рода, дочь генерала Владимира Антипова.

Еще один пример. Мы собирали данные в архивах России, Эстонии и Латвии о людях, которые были похоронены на Покровском кладбище, но могилы которых не сохранились. Список получился внушительным.

Работа по подготовке новых биографий, обновление старых сведений позволяет надеяться на переиздание книги. Надеюсь, что наша задумка осуществится. Убеждена, что моя новая монография «Настоящий изгнанник с собой всё уносит» своего рода первый том, основа для готовящейся к переизданию книги о рижском Покровском кладбище, поскольку вводит читателей в интеллектуальную, культурную атмосферу межвоенной Латвии.

Презентация книги «Настоящий изгнанник с собой всё уносит. Судьбы ученых-эмигрантов в Латвии. 1920-1944 гг.» состоится 5 мая 2017 года в 18.00 в Happy Art Museum | Galleria Riga (ул. Дзирнаву, 67).

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ