riga
Литва
Эстония
Латвия

Интервью

Ольга Арнтгольц.
© пресс-фото

Ольга Арнтгольц: «Всегда хочется играть характер, силу – а предлагают нежность, слезы и страдания»

Скоро рижане вновь встретятся на сцене с Ольгой Арнтгольц - представительницей актерской династии и «половинки» известного российского кино- и театрального дуэта сестер Арнтгольц. С открытой и обаятельной Ольгой состоялся разговор о том, каково это - быть «близняшкой», стоит ли следовать за мечтой, и почему для женщины так важна семья.

— Иногда бывает, что младшие дети по характеру более ответственные и заботятся о старших. Вы младше сестры всего на 20 минут — так кто же все-таки старше?

— Не могу сказать, что разница в 20 минут как-то влияла на заботу или ответственность. Между нами все распределялось равномерно. Кроме того, за нами присматривал родной брат Антон, который старше на 8 лет. Когда родители работали вечерами, все обязанности ложились на него.

— Как всех близняшек, вас с сестрой наверняка путали. Вы что-нибудь предпринимали, чтобы отличаться друг от друга?

— Нас путали до 10-го класса, мы были очень похожи. С возрастом излишнее внимание к этому факту даже начало раздражать, но кроме как по-разному одеваться, мы ничего специально не делали.

— Когда в семье несколько детей, родители делят между ними обязанности, работу по дому. Что поручали вам?

— У нас в семье не было конкретного разделения труда, часто все делали вместе, иногда — по очереди или по мере возможностей.

— Ваша с сестрой любимая игра в детстве? Кто активнее «водил» и доминировал?

— Мы любили настольные игры, играли семьей или когда собиралось много детей. Постоянного лидера в нашей с сестрой паре никогда не было, доминанта менялась в зависимости от ситуации, так же происходит и сейчас.

Актриса Ольга Арнтгольц.
© пресс-фото
Актриса Ольга Арнтгольц.

— Вы увлекались художественной гимнастикой, пятиборьем и теннисом. И даже могли стать нашей коллегой, планируя поступать на журфак. Какой же переломный момент привел к началу актерской карьеры?

— Переломным моментом стал поход на спектакль театрального класса «Ромео и Джульетта» под управлением Бориса Бейненсона. Мы попали на него почти случайно — уговорил папа, он состоял в жюри на фестивале «Молодая Россия», в рамках которого был представлен спектакль. Ничего подобного до сих пор я не видела, это для меня лучшая постановка данной пьесы и по сей день. Подобную открытость, свободу, честность редко встретишь, а ведь это были 16-летние ребята! От сильнейшего впечатления начала меняться жизнь: через год мы стали учащимися этого театрального класса и к окончанию школы уже приняли твердое решение идти в актерскую профессию.

— У всех актрис есть свой стиль, имидж, амплуа. Какое амплуа у вас, а какое — у вашей сестры?

— У меня все-таки, наверное, лирическое — роли такого характера преобладают. Хотя, считаю, это не самый интересный образ: всегда хочется играть характер, силу и много чего еще — а предлагают нежность, слезы и страдания. Ну, вот такой меня видят режиссеры… Таня явно представляется им более жесткой особой, хотя в жизни, наверное, более жесткая именно я.

— Вдвоем вы снимались во многих картинах: «Зачем тебе алиби?», «Глянец», в спектакле «Маленькие трагедии»… Дружите ли вы с сестрой в творческом плане: как оцениваете работы друг друга, как помогаете готовиться к роли, комфортно ли вам на одной площадке?

— С Таней мы снимались всего в трех картинах, это не много. «Маленькие трагедии» — школьный спектакль. Очень хотелось бы вместе с сестрой поработать на сцене, и, надеюсь, это не за горами. Дружим мы во всех планах. К ролям готовимся сами по себе — как это можно делать вместе, я слабо представляю, у каждой своя кухня. Мы все-таки два разных человека, имеем свои отдельные, полноценные жизни, в работе и вне ее.

— Вам не мешает популярность друг друга?

— А как это может мешать?

— Расскажите подробнее о том случае, когда вы заменили Татьяну на проекте «Ледниковый период». Как к вам привыкал партнер, который до этого работал с ней? Поменялся ли подход тренеров к обучению, после того как они работали с вашей сестрой?

— Для меня этот проект был не самым простым этапом жизни. «Ледниковый период» — абсолютный спорт, с большими, сложными нагрузками, травмами, нервами. Вспрыгнуть по волшебству и откататься без подготовки, не умея толком стоять на коньках, за три недели невозможно. Я отказывалась, понимая все это, но потом решила рискнуть, попробовать для себя, не думая, как меня будут оценивать. Меня поддержал замечательный Максим Ставиский, считаю его лучшим партнером и героем! Потому что без проблем в середине проекта начать с нуля с новой партнершей, не умеющей ничего, ни разу не упрекнув и не крикнув, это действительно по-мужски! Макса люблю — он настоящий!

— Наверное, у всех актеров есть любимый фильм, который задал профессиональную планку, показал какой-то пример. Какой это фильм для вас? Какая книга изменила ваше мировоззрение? Кто ваши кумиры среди актеров, исключая родителей и сестру?

— У меня никогда не было образцов, определивших выбор профессии, среди книг и фильмов. Как и кумиров среди актеров. И до сих пор нет пристрастий. Сегодня поразил фильм или книга — и живешь какое-то время под этим впечатлением, до следующего потрясения. Все меняется, и это нормально.

— Какую роль вы мечтаете сыграть?

— Много чего хотелось бы, нет одной роли. Привлекают героини Чехова, Толстого, Шекспира. Классика, одним словом.

— У представителей вашей профессии очень плотный график — поэтому вопрос о приятном: чем занимаетесь в свободное от работы время?

— Вне работы тоже люблю ходить в театр и кино — я от этого не устаю. И, конечно, путешествовать! Люблю заниматься домом, люблю друзей и хорошую кухню.

— Все мы порой рефлексируем, анализируем свои успехи, свой характер и находим какие-то недостатки. Что вам в себе не нравится?

— Часто мешают сдержанность и терпение. О том, что не устраивает, надо говорить, чтобы стало лучше и комфортнее. Иногда не хватает смелости (или наглости, может быть) в достижении каких-то целей; упорства. Иногда одолевает лень. Считаю, что могла бы большего добиться и иметь, если добавить или убрать кое-что из вышеперечисленного.

— Кроме первой профессии, актрисы, у вас есть вторая, сложная профессия — мама двух детей. Ремесло помогает в воспитательной работе?

— Быть мамой несложно, если есть поддержка и помощь семьи — тогда все это превращается в игру, веселье, приключение. Помогает ли профессия? Не думаю. С детьми всегда как-то автоматически открывается фантазия и многое другое, если только дети желанны, любимы. Они сами направляют.

Ольга Арнтгольц.
© пресс-фото
Ольга Арнтгольц.

— Творческие браки чаще всего нестабильны. Вы с сестрой испытали это на собственном опыте. Как думаете, каким должен быть спутник актрисы? Обязательно ли представителем творческой профессии?

— Не в творчестве дело. Семья — это желание прикладывать все усилия, чтобы твоему близкому, любимому человеку было хорошо. В семье не место эгоизму, соперничеству. Это совместная работа во всем. Ну, и любовь, и уважение, и внимание, конечно. Тогда все легко!

— Как у вас сейчас на личном фронте?

— Не люблю отвечать на подобные вопросы. Скажу одно: я очень счастлива в своей семье!

— Как проходят семейные праздники? Часто ли вы с сестрой и с вашими детьми собираетесь у родителей?

— Собраться у родителей вместе с сестрой и детьми — редкое счастье! Всегда желаемое, но плохо исполнимое из-за занятости. Если получается, то все очень просто: это посиделки за разговорами о профессии, так как родители тоже артисты, обо всем и ни о чем… Поездки к морю, если мы у них в Калининграде, прогулки с детьми, в кино, в родительский театр или к брату на спектакли. У брата тоже семья, дети, и они тоже приезжают. Большая, дружная семья — это здорово!

— У каждой из нас свое представление о женском счастье. А что вы вкладываете в эти слова?

— Для меня женское счастье — это однозначно счастливая семья, куда хочется всегда скорее приехать, прилететь и чувствовать себя самой-пресамой! Куда можно прийти слабой, уставшей, неуверенной, а наутро встать сильной и полной энергии.

С актрисой беседовала Мария БОБОВА

 

Русские портреты в Латвии

ЛАТВИЯ