riga
Литва
Эстония
Латвия

Интервью

Фильм Игоря Угольникова «Батальонъ».
© Кадр из фильма

Игорь Угольников: «На передний край выходит русская женщина. И тогда берегитесь...»

«Плохо выученные уроки истории приводят к ее повторению», - считает известный российский актер, продюсер и режиссер Игорь Угольников, который в минувшие выходные представил в рижском Доме Москвы свой новый антивоенный фильм «Батальонъ».

Угольников, напомним, был автором идеи и продюсером фильма «Брестская крепость» (2010), и убежден, что Вторая мировая война — это незаконченная Первая. Что же до Третьей мировой войны, о предчувствии которой сейчас столько говорят, то «о ней фильмов мы уже не увидим — ни снимать, ни смотреть будет некому», — признался Угольников в интервью BALTNEWS.LV.

Сюжет «Батальона» рассказывает о созданной летом 1917 года первой Женской команде смерти, которой командовала старший унтер-офицер, подпоручик Мария Леонтьевна Бочкарева. После всесторонней подготовки женщины-солдаты 21 июня 1917 года убывают на Западный фронт, в Белоруссию, для того, чтобы поднять боевой дух разваливающейся и деморализованной русской армии.
Доброволицам предстоит пережить ужасы газовой атаки, пресекать братания с противником, а в ночном бою 9 июля доказать, что каждая из них достойна высокого звания воина армии за свободу России…

— Я нашел этот эпизод, когда вплотную занялся изучением истории Первой мировой войны, о которой мы так мало знаем, — рассказывает Игорь Угольников. — И тут нашей вины нет — война была забыта намеренно. На Западе она по сей день называется Великой, а у нас — империалистической. А значит — и изучать ее ни к чему. Неслучайно память о ней стиралась, документы уничтожались. Теперь у нас даже нет памятников и могил, где мы могли бы поклониться праху защитников отечества в Первой мировой. Нашим вождям нужно было возвеличивать героев Гражданской войны. А Первая мировая с ее Брестским миром, который заключили большевики, — да, была позорной страницей в биографии России. По сути дела наша страна проиграла проигравшей стороне. Конечно, история не знает сослагательного наклонения, и все же — оставалось всего два-три месяца, и Босфор с Дарданеллами были бы нашими. Надо вспомнить атмосферу того времени: царь отрекся от престола, свершилась демократическая и почти бескровная Февральская революция, которую российская интеллигенция приняла с восторгом. На фронте мы уже почти победили, немцы к тому моменту не могли воевать на два фронта — с Россией и с французами. Но при этом наша армия была готова сложить оружие, вовсю браталась с врагом, понимая, что война уже идет к концу, скоро землицу будут делить. Уже были созданы солдатские комитеты, которые не позволяли офицерам отдавать приказы. Невозможно не думать о том, что если бы не национальное предательство большевиков, мы могли бы жить в совершенно ином мире. И об этом люди должны знать правду. Кино получилось вовсе не милитаристским, а совсем наоборот — антивоенным. Это предостережение нам всем, а прежде всего — нашим детям и внукам. Мы должны помнить народную мудрость: кто старое помянет, тому глаз вон, а кто забудет — тому оба.

- «Батальонъ» был задуман вами три года назад, когда в воздухе еще не пахло порохом, а вышел в прокат — и тут же стал актуальным…

— Да, фильм стал современным. К сожалению. Создавая картину, мы этого не планировали. А сегодня она оказалась тесно связанной с событиями, происходящими на Украине, в России, да и во всем мире. История столетней давности абсолютно проецируется на нашу действительность. Точно так же хорошо видна мотивация людей, которые хотят развалить страну и армию. Точно так же Россию втягивают в противостояние. В 1914 году тоже был огромный подъем русской нации, и все считали, что наших братьев-сербов обязательно нужно спасать. В итоге Россия ввязалась в кровавую войну, получила у себя Февральскую революцию, Октябрьский переворот, а потом еще и гражданскую войну. Я все время пытаюсь понять, как это могло произойти, почему мы дали себя так растерзать и почему сейчас, ровно через сто лет, у этого сценария есть риск повториться. Наши так называемые партнеры снова нас провоцируют, бросают нам перчатку…Сегодня важно не поддаваться всеобщему психозу и не совершать фатального шага, потому что дальше будет снежный ком и снова 1914 год…

- А если завтра война, женщинам снова придется ввязываться в нее и поднимать дух русского солдата?

— Не хочется даже думать о такой ситуации, которая заставила бы наших женщин идти на подвиг. Но, боюсь, что именно современные мужчины могут их к этому привести… В марте 1917-го, когда Керенский для поднятия боевого духа решает создать женские батальоны, туда вступали и простолюдинки, и дворянки, среди которых было даже несколько княгинь. Но на фронте их не ждут. Солдаты предупреждают женщин, чтобы они не ввязывались в бой. А они — ввязались, заняли немецкие окопы, и мужчинам пришлось спасать своих женщин. С точки зрения истории, ничего не бывает бессмысленным, все имеет свой результат. Для этих женщин было важно своим примером заставить мужчин снова стать солдатами. Они прекрасно понимали, что идут на верную смерть. Конечно, женщина и война — вещи чудовищно несовместимые. Но когда мужчины не хотят или не могут драться за родину, на передний край выходит русская женщина. И тогда берегитесь…